367.06 0.00     416.17 0.00     5.56 0.00    
Понедельник, 19 Ноября 2018 Время:

Андрей Соколов: «Я люблю даже отрицательных своих героев»

Создано: 01.08.2018
  • 474
  • 0

На июльском МКФ «Евразия» в Астане известный российский актер Андрей Соколов презентовал свой новый режиссерский кинопроект «Выжившая», который намерен осуществить совместно с казахстанской стороной. 

Переговоры пока продолжаются, но уже выбрана натура под Капчагаем и определены актеры, в их числе Милош Бикович, Александр Збруев и наш Берик Айтжанов. Будут задействованы и другие казахстанцы, но из-за суеверия Андрей Алексеевич подробности не разглашал. Зато охотно рассказывал о  своей актерской деятельности: как-никак снялся он более чем в 70 фильмах и  по сей день после окончания Щукинского театрального училища работает в знаменитом «Ленкоме» под руководством Марка Захарова. 

Вот уже 30 лет он числе звезд первой величины, с тех самых пор, как в 1988-м вышла на экраны ставшая культовой картина Василия Пичула «Маленькая Вера». Тогда 25-летнего актера, еще студента, сразу окрестили секс-символом перестроечного кино. Пресса неустанно следила не только за новыми ролями Андрея, но и за его личной жизнью, приписывая многочисленные романы с известными красавицами. Среди них называли даже знаменитых француженок Марину Влади и Патрисию Каас! Сам актер подобные слухи никогда не подтверждал, но и не опровергал. Даже на невинный вопрос «Комсомолки», проявляет ли его 8-летняя дочь Софья актерские способности, Андрей Алексеевич спокойно, но твердо заявил: «Я не комментирую личную жизнь». Впрочем, на остальные вопросы нашего корреспондента народный артист России ответил охотно. 

- Вы не раз приезжали в Алматы и Астану с антрепризными спектаклями. Но есть еще одна ниточка, связывающая вас с Казахстаном. В 1990-м году вы снялись в фильме Веры Глаголевой «Сломанный свет», который продюсировала звезда 50-х Лола Абдукаримова-Ашрапова, сыгравшая в кинохите «Девушка-джигит». Как-то Вера рассказывала мне, что в той картине согласились работать популярные актеры, поддержав тем самым режиссера-дебютантку. Как вы приняли ее приглашение - хрупкой, маленькой, нежной актрисы без профессионального образования? 

- К Вере у меня особое отношение было, есть и будет. Перечисленные вами черты, конечно, ей присущи, но добавлю - она была человеком железной воли. Если говорить о Вере как о режиссере, замечу: все мы когда-то начинаем. Это был как раз тот путь, который помог ей выбрать правильное направление. Да и сценарий оказался интересным. Он, по сути, отражал актерскую жизнь, которая нам всем хорошо знакома. Было очень приятно, что Вера обратилась ко мне просто как к товарищу, а не как к известному актеру. Наши отношения строились, прежде всего, на доверии. Это был поиск, потому что начинал картину другой режиссер, который не смог осилить материал. И Вера уже после запуска взяла все в свои руки. Это был форс-мажор, стресс, но она, на мой взгляд, справилась блестяще. 

Знаете, на тот момент это была некая женская режиссура, где больше было пряника, чем кнута. Сейчас я провожу параллель с Маргаритой Тереховой, которая тоже снималась тогда у Глаголевой, а позже сама поставила фильм «Чайка», где я имел честь играть Тригорина. Вера работала трепетно, нежно, боясь кого-либо обидеть. Ну, и мы старались ее беречь, холить, всячески помогать в этом нелегком деле. Слава богу, у Веры получилось, а дальнейшие фильмы лишь подтвердили ее режиссерский дар. Я с удовольствием вспоминаю нашу команду, где работали настоящие профессионалы. Там, по большому счету, и играть-то особо не нужно было, образы героев были четко продуманы. Это настоящее авторское кино, которое, к счастью, имеет свою нишу. 

- Андрей, а как вы относитесь к неудачам? В начале 90-х вы снимались у маститого Рязанова в кинопритче «Предсказание». Считается, это не самый лучший фильм мастера… 

- Во-первых, я бы не назвал «Предсказание» неудачей. Эльдар Александрович снял его по мотивам собственного романа, который, к сожалению, стал пророческим. Недавно в Питере я смотрел картину и поймал себя на мысли, что режиссер на десятилетие предвосхитил многие события, которые произошли в России в начале 2000-х. Во-вторых, по моему мнению, это особенный фильм Рязанова. То же самое могу сказать и о картинах «Мечты идиота» и «Небо в алмазах» Васи Пичула: они будто сделаны в стилистике совершенно другого человека. И вот эта новая стилистика Рязанова, скорее всего, не была принята зрителем. Конечно, для меня, молодого пацана, встреча с Эльдаром Александровичем стала очень важной - я работал с режиссером, который внес неоценимый вклад в наше кино. В то время любое интервью у меня начиналось со слов (произносит с пафосом): «Знаете, я сейчас у Рязанова снимаюсь». Конечно, это был и опыт, и статус, и приобретение каких-то навыков с профессиональной точки зрения (Андрей Соколов предстал в образе молодого героя, которого в зрелом возрасте сыграл Олег Басилашвили – авт.). А сегодня, безусловно, это ностальгия, памятные воспоминания. 

- К слову, многие актеры и режиссеры пишут книжки-воспоминания. Вы тоже автор романа и сборника стихов. А читаете опусы своих коллег, например, Сергея Чонишвили, с которым работали в театре «Ленком» и в антрепризе «Игра в жмурики»?

- По поводу книг. Недавно вышел мой новый сборник стихов, роман же «Новая русская леди» появился уже достаточно давно. Когда я позвонил в редакцию с просьбой забрать свои 50 экземпляров, мне сказали: «Приезжай через месяц-два, тогда и заберешь - куда они денутся». Я заехал через две недели, а книг уже нет! 50 тысяч для Москвы – хороший тираж. Читаю ли я опусы своих коллег? Нет, Сережкин не читал, но интерес к этому есть. А вот воспоминания писать, мне кажется, еще рановато (смеется). 

О старшем товарище

- И все же вернемся к вашему старту в кино. Прочтя сценарий «Маленькой Веры», я подумала, каким же потрясающим может быть фильм, снятый на таком материале! Он был выигрышным для любого актера. А где произошла судьбоносная встреча с Пичулом, каким он запомнился вам? 

- На студии Горького, куда я пришел на пробы. Увидел молодого обаятельного, улыбчивого человека, настроенного доброжелательно. Это и был Вася. Да, в результате фильм Пичула стал трамплином, который дал мне путевку в жизнь. Не будь его, конечно, моя судьба сложилась бы иначе. Но история сослагательных наклонений не приемлет. И что могло быть - кто знает? Да может, на следующий год я снялся бы у Спилберга? Поэтому все относительно и складывается так, как складывается. Тогда я не очень-то серьезно относился и к фото- и кинопробам - они же были постоянно. Нет студента, который не хотел бы сниматься в кино! Это потом уже появляется опыт, и ты начинаешь выбирать сценарии, а поначалу –  хоть в каком работай (дебютировал Соколов в роли молодого врача в фильме «Она с метлой, он в черной шляпе» - авт.). Валентина Переверзева, второй режиссер картины «Маленькая Вера», по заданию Васи Пичула ездила по театральным училищам и искала новое лицо. Приехала в Щуку, где как раз шел показ самостоятельных отрывков, подошла ко мне. Все происходило традиционно: предложила прийти на фотопробы, почитать сценарий. Для меня он был абсолютно понятен: я вырос в подобной среде. Это Наташа Негода все время удивлялась: ее-то мама была режиссером. А у меня мама - инженер, отец - строитель. 

- Сейчас трудно представить, но на месте Негоды в той роли могла быть Ирина Апексимова!

- Да, она была утверждена на эту роль. Пробовался я сначала с Ирой, даже фотографии есть, где мы с ней и с Автандилом Махарадзе в кадре. Знаменитый актер из «Покаяния» должен был играть отца Веры. Три дня он снимался, а потом заболел и уехал на родину в Грузию. И тогда был вызван Юрий Назаров. А у Иры на тот момент было два проекта: то ли сниматься в Питере у известного режиссера Виктора Трегубовича в фильме «Башня», то ли выбрать проект начинающего Пичула? Она предпочла первый вариант. Видите, как бывает? В итоге сыграла Наташа Негода. 

- И ваше сотрудничество продолжилось на следующей картине Василия Пичула «В городе Сочи темные ночи», а потом и в «Мечтах идиота».    

- Мы с Васей дружили все время, в которое нам довелось общаться. Несмотря на то, что Пичул был всего на год старше меня, это была дружба старшего товарища с младшим. Вася настолько был мудр и на порядок глубже в своих знаниях, что зачастую я обращался к нему не только по профессиональным, но и бытовым вопросам. Мы сняли «Маленькую Веру» в 1987 году, а потом в 90-е начался такой раскардаш! Кино снималось мало, но по поводу той или иной картины я все же советовался с Васей. Он открыл мне одну великую истину, которая помогла в жизни. Когда я говорил о том, что меня зовут сниматься, а это не то, что хотелось бы сыграть, он заметил: «Ты посмотри на Депардье - он ведь не отказывается. Ты можешь ждать своего Гамлета всю оставшуюся жизнь, но так и не дождаться. А можешь постараться в том материале, который тебе предлагают, сказать что-то свое». И вот руководствуясь этим принципом, я шел дальше. Когда Вася снял «Мечты идиота» по роману «Золотой теленок» с Сережей Крыловым в роли Остапа Бендера, фильм очень холодно встретили критики, его, мягко говоря, вообще не приняли. Но режиссер считал, что это одна из лучших его картин. Прошло много лет, я посмотрел фильм. И знаете, если опустить наше устоявшееся мнение о романах Ильфа и Петрова, то это была очень любопытная экранизация. Очень жаль, что Вася так рано ушел от нас из-за онкологии, как и Ира Метлицкая (с этой актрисой Соколов снимался в трех фильмах, включая нашумевший детектив «Палач» - авт.).      

Найти контакт и создать атмосферу

- Терехова, Негода, Метлицкая - какие замечательные партнерши были у вас в кино! А как вам работалось с французской актрисой Ирэн Жакоб в «Предсказании»?

- Очень легко! Было это много лет назад, но осталось послевкусье, и оно очень приятное. Ирэн была очень трепетной ученицей. Она ведь тогда учила русский язык, и на площадке общалась только по-русски, ходила все время с разговорником, и учитель у нее был постоянный. Ирэн буквально вгрызалась в изучение. Сама была нежной, ранимой, удивительной. У меня действительно были хорошие партнерши, грех не отметить каждую. И каждой из них я благодарен и за общение, и за опыт. 

- А с кем из них установился тот самый творческий контакт, когда вы понимаешь друг друга с полуслова, с полувзгляда?

- Когда на площадке контакта нет, любые отношения могут пропасть после съемок. Но твоя профессиональная задача – этот контакт найти. Если его нет, то все происходит гораздо сложнее. Главное – работать на идею, когда еще многое зависит от режиссера. Атмосфера, которая складывается на площадке, она же видна и на экране. У меня была еще одна особенная картина «Искусство жить в Одессе», где я играл прообраз писателя Бабеля – месье Борового. Ее снимал Юра Юнгвальд-Хилькевич. Так вот там была та-а-кая замечательная атмосфера, которую ложками можно черпать! Это самый атмосферный из фильмов, в которых я принимал участие! И если режиссеру удается создать нечто подобное на площадке, то это просто здорово.

- Вы быстро согласились на роль в фильме «Последний бронепоезд», сыграв редкую сволочь-фашиста?

- Конечно, конечно. Эта была уже третья моя работа с режиссером Ройзманом. Первая - «Близнецы», вторая – «Охота на асфальте». А после «Бронепоезда» был еще и «СМЕРШ», где с легкой руки Зиновия Ройзмана я снова играл отрицательную роль, что мне очень нравится и всегда интересно. Но опять же - своего героя надо постоянно оправдывать. Я люблю тех, кого играю, я их понимаю. И стараюсь это вывести на экран. 

- В «Бальзаковском возрасте», который имел большой зрительский успех, вы не спрашивали сценариста, почему вашего героя зовут Жан? 

- Не спрашивал, но само по себе это французское имя подразумевает некую легкость, фривольность, флирт – что, в общем-то, было присуще моему герою. Надо сказать, что во время съемок я постоянно был недоволен и говорил режиссеру Диме Фиксу: «Ну что вы снимаете – ерунду какую-то». Но после того как посмотрел сериал, сказал ему: «Дима, забираю свои слова обратно. Признаю свою ошибку: я был не прав».  

Четыре диплома – это диагноз

- В детстве вы активно увлекались спортом: плаванием, хоккеем, восточными единоборствами. Но тот факт, что были еще и призером Москвы по бальным танцам, меня лично удивил. Честно - не могу представить вас, Андрей, танцующего ча-ча-ча, к примеру.

- Я танцевал и, действительно, побеждал на конкурсах. Помню, на одном из них, причем, на последнем этапе, нас не вызвали на танцевальный круг, то есть назвали все пары, кроме нашей. А мы сидим и ждем. Тренер пошел к жюри прояснить ситуацию. Мероприятие остановилось, и вместо 20 пар, которые уже выступили, мы с партнершей выходим вдвоем и танцуем после них как раз ту самую чачу – ча-ча-ча. Вот эту чачу запомнил на всю жизнь! Тогда я учился в 9-м классе и за последний год рванул в росте сантиметров на 20, а в плечах - с 48-го размера к 52-му!..  И к спорту у меня всегда был интерес. А по поводу моего увлечения хоккеем хочу сказать, что по сей день существует команда, в которой были и Башаров, и братья Кристовские, и музыкант Бутман. Мы и сейчас играем, причем, достаточно успешно.

- Вы, пожалуй, один из редких примеров среди российских актеров, который имеет аж четыре(!) диплома о высшем образовании. Это что?..

- Это диагноз. Ничего просто так не проходит. Скажем, для меня условные слова «мы с тобой учились в МАТИ – Московском авиационно-технологическом институте» являются неким паролем для решения каких-то вопросов. Потому что многие ребята из МАТИ занимают сегодня пробивные посты в разных структурах, что помогает решить какие-то житейские вопросы, да и кинематографические проблемы тоже. 

- В инязе вы изучали французский?

- Английский.

- А на каком же тогда общались с Патрисией Каас?

- На английском. Раньше владел им почти в совершенстве, сейчас – нет. Но я имел право преподавать его в средней школе. 

- На Высших курсах сценаристов и режиссеров у вас были замечательные мастера - Владимир Мотыль и Владимир Меньшов. Есть такой их совет, которому вы следуете и сегодня?

- Да, было три главных постулата. Первый: надо снимать только тогда, когда ты не можешь не снимать, то есть когда ты всецело поглощен материалом. Второй: если будет возможность снимать, берись за любой проект, потому что Пушкин писал и о пятке, и это было нормально. Ну, и третье: режиссура – это способность человека собрать под свою идею как можно больше талантливых людей и заставить всех на нее работать. 

Каждый выбирает свое 

- 15 лет назад на телеэкране появились первые истории сериала «Адвокат», принесшего вам новый всплеск популярности. Его высокий рейтинг вдохновил создателей на продолжение, где вы не только играли главного героя, но режиссировали какие-то серии. За эти годы вы так поднаторели в теме, что, наверное, поэтому создали собственную юридическую фирму?

- Это неверная информация, кстати, спасибо, что спросили. Это был черный этап в жизни, когда некая группа под названием «Линия защиты», пользуясь моим именем - я там был как приглашенный генерал - постепенно начала обманывать людей. Поэтому и пошли судебные разбирательства: пришлось отстаивать честь и достоинство. Такое тоже бывает. 

- И туристическую фирму не открывали?

- Было. Закрыл. Каждый должен все же заниматься своим делом. 

- А вы были на своем месте, когда вели на Первом канале программу «Черно-белое», общаясь с экстрасенсами? Насколько она вас захватила? 

- Проект был действительно любопытный, и я с интересом в нем работал, поскольку это было что-то новое, неизведанное для меня. Участники программы - маги и экстрасенсы - стали чуть ли не народными героями в том же Израиле, где проект полностью показали. Среди них, конечно, были более сильные ребята, кто-то чуть слабее. Но это, скажу я вам, была та черта, через которую лучше не переходить. Больше всего меня удивил ажиотаж вокруг проекта. Потому что это дело, по сути, интимное. И выступить в роли ведущего было заманчиво. Но никогда я не мог бы себя представить на месте приглашенного гостя (его жизненную проблему как раз и разбирали маги по косточкам на виду у миллионов телезрителей – авт.). Мне кажется, есть некий предел, который не стоит пересекать. Тем не менее - каждый выбирает свое. 

- Много было постановочного в проекте?

- Естественно, какие-то объекты готовились заранее, как и сами задания. Но то, как ребята, проходили все это, было вживую на съемочной площадке, то есть по-настоящему. 

- О вас, Андрей, ходят разные слухи. Какой из них больше всего рассмешил вас или позабавил? 

- Вот смотрите – какая история. Когда ты начинаешь об этом говорить, то сам же эту почву раскачиваешь. Кстати, сейчас я рассуждаю как человек, имеющий опыт общения с экстрасенсами. Поэтому лучше вообще эту тему не поднимать. 

- Но слухов-то много?

- (Смеясь) Хватает. 

- А то, что в Казахстане вы полюбили бешбармак, это правда?

- Да, только я забываю название этого блюда, а оно действительно очень вкусное! 

Галина Леонова

Фото автора   

Автор _

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0

Çàãðóçêà...