369.98 -0.05     428.7 +0.21     5.64 +0.03    
Среда, 17 Октября 2018 Время:

Правосудие по­-казахски

Создано: 26.09.2018
  • 797
  • 0

Принцип справедливости всегда был важен для казахов, одно из правил жизни которых гласит: «Малым жанымның садағасы, жаным арымның садағасы» - «Все свое имущество отдам за жизнь, а жизнь отдам за свою честь».

О древних казахских адатах в области права корреспонденту «Комсомолки» рассказал Бердалы Оспан, известный казахстанский музыкант и историк, исследователь казахских обычаев и традиций.

 

Семь столпов справедливости

- Правосудие казахи осуществляли, опираясь на «Жеті жарғы» - свод законов, составленный при хане Тауке и основывающийся на традиционных казахских адатах, действующих многие сотни лет, - начинает свой рассказ Бердалы Оспан. - Народные предания сохранили для нас, как именно проходил процесс создания «Жеті жарғы». Для того чтобы создать свод законов, хан Тауке собрал в урочище Культубе (Сырдарьинская область) семь самых авторитетных биев, славящихся на всю Великую степь своей мудростью и справедливостью. О таких биях, называемых «жарғыш» (справедливые) у казахов говорили: «Қара қылды қақ жарған» («Справедлив настолько, что даже тонкий волос разделит на равные части»). Среди них были Толе би Алибекулы из Старшего жуза, Казыбек би Кельдибекулы из Среднего и Айтеке би Байбекулы из Младшего жуза.

Законы «Жеті жарғы» были сведены в семь разделов: Мүлік заңы (Об имуществе), Қылмыс заңы (О преступлении), Әскери заңы (О воинской обязанности), Елшілік жоралары (О дипломатии), Жұртшылық заңы (О гражданских лицах), Жесір дауы (Спор из-­за женщины), Құн дауы (Требование компенсации). Законы «Жеті жарғы» затрагивали все аспекты жизнедеятельности казахского общества, отношения между старшими и младшими, знатью и простолюдинами, мужчинами и женщинами.

 

Чапан - самый легкий штраф

Виновные платили айып - штраф скотом, в основном лошадьми. Однако в законе «Ат­-тон айып» были предусмотрены и другие виды штрафов, например, шуба, чапан и т.д. Самым легким штрафом был чапан. «Ат-тон айып» могли наложить на человека, проявившего неуважение к старшим, либо хозяина, который нарушил священный для всех казахов принцип гостеприимства и плохо встретил гостя. Еще один вид штрафа - «Азусыз ат, жиексіз тон» (Беззубый конь, простой чапан) подразумевал, что можно вместо коня отдать барана либо отрез ткани для шитья одного предмета одежды.

В местностях, где было много верблюдов, применялись «Бір түйе, бір ат» (один верблюд, один конь) и «Бір түйе, бір шапан» (один верблюд, один чапан). А самые серьезные «Ат­-тон айып» назывались «түйе бастатқан тоғыз» (9, начиная с верблюда): в виде штрафа надо было отдать 3 верблюдов, 3 лошадей и 3 коров. Или - «Ат бастатқан тоғыз»: трех  животных начиная с лошади - 3 коня, 3 коровы, 3 барана.

Серьезность штрафа зависела от тяжести преступления. Например, за избиение человека обидчик должен был заплатить штрафы «Қал тоғыз», «Қасқа тоғыз». При этом если потерпевший получал серьезные увечья, то на виновника налагался суровый штраф. Плюс ко всему виновник должен был оплатить труд лекаря. Кстати, понятие и словосочетание «Ат­-тон айып» бытует у казахов и поныне. Сейчас говорят: «Ат­-тон айыбыңды төле» (уплати штраф за сделанное), обычно намекая на то, чтобы виновный извинился.

 

Как бии воровство наказывали

- Одним из самых тяжких грехов для казахов всегда являлось воровство, - подчеркнул Бердалы Оспан. - Даже сегодня в разговоре часто можно услышать пословицу «Адамның ала жібін аттама» (не переступай чужую веревку), что означает «не бери чужое». Сохранились и другие казахские пословицы, одна из них гласит: «Түйме ұрлаған да ұры, түйе ұрлаған да ұры» (и тот, кто украл пуговицу - вор, и тот, кто украл верблюда - вор). Что означало, что воровство одинаково презираемо казахами в независимости от цены украденного.

Особенно сильно казахи осуждали воровство конской упряжи. Недаром в народе говорят: если украдешь конскую веревку, жизнь запутается в узел (арқан ұрласаң арқандалып қаласың), если своруешь уздечку, то станешь обузданным, то есть рабом (жүгенделіп қаласың), а если украдешь путы, будешь связан во всем (тұсалып қаласың). Конские принадлежности всегда считались сакральными предметами, казахи верили, что они обладают магической силой. Известно, что знаменитый Төле би за кражу конских пут назначал штраф в девять голов скота, свое решение объясняя так: «Тұсау ат сақтайды, ат ер сақтайды, ер ел сақтайды» - «Путы сохраняют коня, конь сохраняет джигита, джигит сохраняет народ, страну».

Кстати, по казахским обычаям, поймав вора, джигит имел полное право забрать себе его коня вместе с упряжью и седельным прибором, такая лошадь называлась «қондас». А под ворами, как правило, бывали хорошие кони и догнать и сбить вора с коня у казахов всегда считалось большой удалью. Джигит, который смог сделать это несколько раз, получал почетное звание «батыр».

- Приговор биев был обязателен к исполнению, - уточняет Бердалы Оспан. - Если вор не мог уплатить құн (штраф), то за него это делали родственники или даже весь род. Но если и после этого вор не прекращал воровать, его могли выгнать из аула, а его род отрекался от него. В автобиографическом произведении Бауыржана Момышулы «Наша семья» описывался подобный случай:

«В нашем ауле жил человек по имени Бабас. У него был брат Кабаш. Тот любил гулять, часто уезжал к родственникам или друзьям, имея привычку не возвращаться домой месяцами. По приезде он не мог спокойно сидеть дома и всегда норовил быстрее уехать куда­-нибудь. …Однажды от Кабаша не было вестей целых три месяца и семья Бабаса начала переживать. В один из дней люди из рода Темир привели Кабаша со связанными руками. Известно, в таких случаях обвинители говорят уверенно. А Кабаш уткнулся взглядом в землю, ему было стыдно глядеть в глаза сородичам. Джигиты, которые его привели, говорили, насупившись, как тучи, а аульчане чувствовали себя, будто над их головами махали камчами.

- Вот, привели вашего родственника с холодными руками вора, его поймали на базаре в Шымкенте. Бессовестный, он украл лошадь из нашего аула и старался продать…

Бабас сильно растерялся и виновато произнес: «Айналайын, дорогие мои, ну что я могу сделать?! Мы ведь все живем рядом и наши аулы всегда были дружны. Прошу вас, сойдите с лощадей, давайте поговорим за дастарханом. Не отрицаю, вина наша. Я готов оплатить все ваши убытки».

…Когда все решилось, штраф был оплачен, а обвинители уехали, семья Бабаса осталась ни с чем. Люди, проезжая мимо их жилища, говорили, что это «воровское гнездо» и другие обвинительные слова, а члены семьи Бабаса всегда ходили, опустив глаза. И где бы люди ни встречались, в разговоре часто всплывала эта тема. Однажды аульчане поехали на базар и там их поддели словами: «Эй, джигиты, да вы же, оказывается, с воровского аула».

Тогда джигиты, которым было нечего ответить, сразу повернули коней обратно. В ауле очень удивились, что они так быстро возвратились, а джигиты бросили в сердцах: «Что вытаращили глаза?! Позор на наши головы, бежим от того, что нас назвали ворами».

Услышав такое, Бабас почернел от горя и очень рассердился. Обрил он голову Кабаша наголо, потом от виска до затылка сделал порез ножом, надел брату на голову кожаный тымак (шапку), в руки дал палку и сказал: «Теперь уходи, иди куда хочешь. Мне дороже чистая совесть, чем такой родич. Благословил он брата теріс бата и прогнал его».

А в те времена теріс бата (благословение наоборот) было самым страшным проклятием, а самым страшным наказанием, зачастую хуже смерти, было изгнание из родного аула и отказ от человека его родственников. Многие традиции судебного права, видоизменяясь, сохранились до сих пор, другие с течением времени исчезли. И только время решает, каким традициям продолжить жить в будущем, а каким остаться в прошлом.

Автор Злобин Павел

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0

Çàãðóçêà...