375.9 +1.70     423.56 +3.22     5.55 +0.03    
Четверг, 15 Ноября 2018 Время:

Игорь Саввин: «Телевидение сделает то, что не смогли сделать радио, книга, кино!»

Создано: 12.05.2014
  • 168
  • 0

7 мая свой профессиональный праздник отмечают все работники связи и радио. Многие из этих людей стояли и у истоков отечественного телевидения. В фондах Центрального государственного архива РК хранятся воспоминания Игоря Саввина, первого «главного инспектора по телевидению», о первых шагах казахского ТВ.

Профанация или искусство?

Игорь Михайлович Саввин родился в Бузулуке (Россия) в семье врачей. Окончив школу в 1946 году, он поступает на сценарный факультет ВГИКа. По окончании получает направление Министерства кинематографии СССР и приезжает работать в Алма-Ату на «Казахфильм» редактором. Однако киностудией он свою деятельность не ограничил. С 1951 года Игорь Михайлович начинает работать в средствах массовой информации и пропаганды республики (Гостелерадио КазССР, правление Союза журналистов). Работая на «Казахфильме», Саввин был редактором фильмов «Джамбул», «Поэма о любви», «Дочь степей», «Его время придет», «Девушка-джигит». По его сценариям создано немало художественных и документальных фильмов. Саввин работал в соавторстве с Аймановым, Шашкиным и другими. А в соавторстве с писателем Ташеновым он написал более 15 пьес для театра, также писал для радио и ТВ.

В ноябре 1957 года Саввину предложили работать на телевидении. Вот что он пишет в своих заметках: «Что я тогда знал о телевидении? Бывая в Москве, я несколько раз смотрел телевизионные передачи, не без интереса к самому факту существования такой техники, которая позволяет в наше время через огромные пространства показывать кинофильмы, спектакли, футбольные матчи. Телевидение в то время в моем воображении существовало как способ передачи изображения на расстоянии. Не более». Пребывая в сомнениях, Игорь Михайлович поделился с друзьями о поступившем предложении: «Мажит Бегалин, услышав о предложении, сделанном мне, презрительно поморщился и со злостью, которая в то время была мне непонятна, произнес: «Телевидение?! Профанация искусства! Суррогат! Оно никому не нужно». Киновед К. Сиранов даже обиделся: «Как можно променять киностудию, которая тебя вырастила, на какое-то телевидение?»

Колебания Саввина прервал один незначительный случай, который стал решающим в принятии решения.

«Случай свел меня с маленьким сухощавым старичком, который работал в киноремонтных мастерских сторожем. Старичок как старичок. Был он аккуратен, ночью на дежурствах спал спокойно, как всякий хороший сторож, уверенный в том, что никакой вор не полезет в его владения. В получку он аккуратно закладывал за воротник, в другие дни пил только квас <…> Не помню, по каким надобностям я попал в дом этого старичка. Не дом - дворец на шесть комнат, сад, огород, деньжата в кубышке и сын - шофер такси. Дом - полная чаша, но ничего для души. Лубяные безвкусные коврики на стенах, рамки для фотографий, ни одной книжки кроме «Книги о вкусной и здоровой пище», разговоры - о ценах на яблоки в марте и сентябре, о левых заработках сына, о тряпках, скопленных для будущей невестки. Дикое, тупое убожество. Глядя на все это, я вдруг представил, как может войти сюда непрошенный, незваный писатель или государственный деятель, певец или ученый, чтобы рассказать и этим людям, что есть на земле другие идеалы, другая жизнь. Войдет он, ворвется в цитадель обывательщины, безвкусицы и мещанства и сделает то, что не смогли до сих пор сделать радио, книга, кино. Только поставить в этом домике телевизор - пусть с самым крошечным экраном, самый дешевый, самый тихий. Но его голос сделает свое дело. Может, он не переделает этих людей, тем более стариков, но он наверняка растопит лед, всколыхнет мутные воды. Иначе нельзя! Просто невозможно оставлять нетронутыми такие норы! Я принял решение раньше, чем окончательно понял и определил для себя природу телевидения…».

<…> «Должность с обидным, как мне казалось, названием «главный инспектор по телевидению» была основана в Комитете по радиовещанию и телевидению при Совете министров КазССР почти за полгода до того, как возникла Алма-атинская студия телевидения. Нужно было начать подбор людей. Как? Где? Этот вопрос волновал нас не без оснований. В республике рождалась новая область культуры, пока еще на бумаге, в проектах и планах, но уже поднималась над городом ажурная башня телецентра, уже монтировалось оборудование телепередатчиков. Специалисты Министерства связи, которые должны были обслуживать это оборудование, уже проходили стажировку на действующих телецентрах страны! Комитет гудел, как растревоженный улей. Новая область работы привлекала многих, почти всех. И естественно, радиожурналисты заявляли свое первое право на то, чтобы перейти в студию телевидения. Они не видели других путей для новой организации, кроме как перенесения в нее опыта работы радио. С другими настроениями ожидали начала телевизионного вещания связисты-телевизионщики. И до сих пор еще во многих телецентрах страны сохранилось  убеждение, что хозяевами положения должны быть связисты, поскольку в их руках техника. Меня всегда обескураживала обстановка, сложившаяся на радио и телевидении. Два хозяина: Комитет по радио-вещанию и телевидению и Министерство связи; первый готовит передачи, второе осуществляет их передачу в эфир. Казалось бы, одно общее дело, но… А на вопрос «Кто должен стать ядром будущей телестудии?», я давал один ответ: «Кинематографисты, только они!» Даже первое знакомство со спецификой телевидения показывает большое родство его с киноискусством, поскольку основой и того, и другого в противовес радио является изображение, а не слово. Но кинематографисты, болезненно-настороженно воспринявшие появление «конкурента», не сразу повернулись лицом к телевидению. Вначале нас было очень мало: Асырбекова - ассистент режиссера по киномонтажу, Галимжанова - киноактриса по образованию, редактор сценарного отдела киностудии, а затем главный режиссер. Илья Смирнов - кинооператор (он пришел из Академии наук и стал главным телеоператором), Леонид Ольшевский - ассистент режиссера в киностудии стал ассистентом режиссера в телестудии, то же и Исламова - у нее за плечами была хорошая школа кинопомрежа и киноассистента».

Приток кинематографистов на ТВ начался позднее, в начале 60-х годов. В те годы это считалось изменой высокому искусству - Кино. Но со временем стало понятно, что за телевидением будущее, во многих квартирах появились телевизоры и стало понятно, что «ничто не может привлечь зрителей к кинохронике, опаздывающей с показом событий на недели и месяцы…».

«…Никто еще не сформулировал эстетических принципов телевидения. Новое, только что рожденное искусство, пока еще слишком замкнутое в рамках отдельных студий, при плохо налаженном междустудийном обмене, едва становится на ноги, лихорадочно ищет пути, формы, жанры. Еще не выросли подлинные творческие мастера телевидения - сценаристы, режиссеры, операторы, художники, инженеры. <…> Несовершенна еще техника телевидения. Она непрерывно, бурно развивается. Несовершенны и люди, ее осваивающие, потому что они фактически не успевают за ней. И все-таки, несмотря на все это, телевидение обладает одним преимуществом перед кинематографом - телевидение имеет неограниченные возможности для эксперимента, необходимые для каждого художника». Такие мысли ежедневно вдохновляли первых работников телевидения на новые открытия.

Первый дикторский конкурс в стране

С появлением телевидения в стране возник вопрос о поиске дикторов. Было решено организовать первый дикторский конкурс на телевидении. Это событие Игорь Саввин описал очень подробно.

«На каждой вновь организуемой студии конкурс дикторов - событие огромное, бурное, где-то смешное, где-то грустное. Оно всегда волнует не только работников телевидения, но чуть ли не все население города. Особенно его женскую половину. В первом конкурсе дикторов на Алма-атинской телестудии участвовало более шестисот претенденток. В назначенный срок они со всего города стекались к большому многоэтажному зданию на проспекте Мира, заполняли вестибюль, коридоры, все подступы к малой дикторской - студии «Б». Шатенки, брюнетки, блондинки, худенькие, полные, едва оформившиеся девочки с косичками и пожилые дамы, крашеные и некрашеные, стеснительные и вызывающие. Но у всех в глазах вопрос: кто, кого, не меня - тогда кого же? Неужели эту размалеванную дуру, которая напялила не себя дико-старомодное платье с воланами? Или вот эту с каменным бледным лицом. Пусть красивую, но холодную, как морской окунь? А что здесь надо этой сопливой девчонке, которая жмется там в угол, о чем-то переговариваясь с подружкой? Неужели и она надеется?

Всех трясет невообразимая трясучка. Каждая по-своему пытается справиться с ней. Одна курит у окна, пряча за спину руку с сигаретой. Другая мечется из конца в конец коридора. Третья, едва шевеля бледными губами, проверяет вызубренную басню. Весь день по всем телефонам вопросы. И не только вопросы.

Звонок из Министерства культуры:

- У вас конкурс? А есть ли в жюри представители Министерства? Дело в том, что я бы хотел рекомендовать вам Н.Н. Она принимает участие. Очень интересная женщина, когда-то работала в театре.

Звонят из Гороно:

- Мы болеем за нашу З. Если пройдет по конкурсу, все преподаватели и учащиеся будут очень довольны. А сколько получает диктор?

Снова звонок, Союз писателей:

- Моя сестра - она всю жизнь мечтает стать артисткой или диктором телевидения. Кстати, ты вечером свободен? Может быть, встретимся?

Но вот члены жюри занимают свои места за режиссерским пультом. Аппаратная не может вместить всех «болельщиков», работников студии, телецентра, каких-то актеров, журналистов. И начинается…

- Имя, фамилия, отчество?..

Женщина отвечает. <…> В аппаратной начинают перешептываться. Кто-то заметил, что у сидящей перед камерой женщины неровные зубы, кому-то показалось, что она слегка шепелявит. Одним она нравится (фотогенична!), другим не нравится (не фотогенична!).

Следующая. В списках претенденток появляются плюсы, минусы, вопросы, неразборчивые торопливые записи. Тишина в аппаратной иногда взрывается дружным смехом.

- Вот это да! Спросите, чем она бреется?

- Нет, нет! Пусть уж лучше не встает. И так все ясно.

- А что это у нее на голове?

Но вдруг опять наступает тишина, такая, что кажется, слышно каждую лампу в аппаратурном блоке. Вокруг пульта становится тесно и жарко. Неужели нашли? Неужели она - та единственная, которую ищем?

- Что вы хотите прочесть?

- Я ничего особенного не готовила. Я не знала, что нужно будет декламировать. - Она в полном отчаянии, но хочет быть уверенной и не выдать волнения.

- Может быть, я прочту вам Некрасова? Это еще со школы.

Читает неплохо, но опять-таки это проклятое волнение! Глотает окончания слов…

Это продолжается целый день. Первый тур закончен. Десятки потерпевших неудачу уходят с гордо поднятой головой, но оскорбленные в самых лучших своих ожиданиях. Другие плачут от отчаяния, не скрывая слез обиды. Есть и такие, кто возмущается, уверенные в каких-то махинациях и кознях членов жюри. Лишь у немногих сияют от счастья глаза, сверкают улыбки. На следующий день - второй тур. И все повторяется сначала…».

Двадцать лет спустя…

Прошло два десятка лет, и Саввин написал статью, посвященную юбилею казахского телевидения, в которой подвел итоги срока, отметил достигнутые успехи. «Первую пробную телевизионную передачу из Алма-Аты 8 марта 1958 года смотрело немногим более 20 тысяч зрителей. Не буду рассказывать содержание этой первой робкой телепередачи, посвященной Международному женскому дню, но у нее были свои авторы и исполнители. Сценарный план передачи был написан Жанысбаевой. Ныне она - ректор нового института искусств, открывающегося в Алма-Ате. Режиссером была Галимжанова, теперь она председатель Госкомитета Совета министров КазССР по кино. Первым диктором первой казахстанской телепередачи посчастливилось стать Н. Омаровой, голос которой звучит ежедневно по Казахскому радио и поныне. Среди пионеров казахского телевидения были бывший главный оператор, а ныне персональный пенсионер И. Смирнов, бывший директор студии, а теперь ответственный работник аппарата Верховного совета КазССР Х. Абылгазин, режиссеры С. Шарипов, Е. Прасолов, К. Ашкеева, Р. Асырбекова, операторы В. Низовитин, Б. Сагитов, В. Захаров, И. Сахнов, А. Шабыкин и другие.

Двадцать лет назад ни один вуз страны не готовил специалистов для телевидения. Они приходили на телестудии из кино и радио, из театров и газет, учились на практике, друг у друга, экспериментировали, искали, конечно, ошибались, но чаще делали открытия, в русле которых постепенно складывалась теория, определялась специфика нового телевизионного вещания. <…> В течение 20 лет на территории Казахстана было введено в действие более ста программных телецентров и столько же студий. Свыше ста ретрансляторов. Теперь три четверти населения республики охвачено телевидением. Ежедневно более двух с половиной миллионов голубых и цветных экранов вспыхивают в домах казахстанцев. Более десяти лет работает в Казахстане система передач телевизионных программ через космос. Наземные станции «Орбита» действуют в Алма-Ате, Балхаше, Гурьеве, Шевченко, Джезказгане, Караганде».

Одним из первых пришел на казахское телевидение выпускник факультета журналистики КазГУ М. Барманкулов. Спустя 20 лет он стал заведующим кафедрой теле- и радиожурналистики университета, кандидатом филологических наук. Немало сил он отдал подготовке телевизионных журналистов, теоретическим работам по проблемным вопросам телевидения и радио. «Сегодня на казахском телевидении каждые восемь журналистов из десяти - выпускники факультета журналистики КазГУ. Они ведут трудный, интересный творческий поиск, приобретают новые сугубо телевизионные профессии, становясь журналистами-операторами, журналистами-режиссерами, комментаторами, теледраматургами… Нам теперь трудно, почти невозможно, представить нашу повседневную жизнь без постоянного присутствия в нашем доме друга, советчика и наставника - телевизора».

Прошло еще два раза по двадцать лет, многое на современном телевидении изменилось. Но его роль в жизни людей по-прежнему огромна.

Автор благодарит за предоставленные документы и помощь в создании материала Центральный государственный архив РК и лично Николая Петровича Кропивницкого. Стиль текстов в документах сохранен. Фотографиии из личного фонда И. Саввина.

Татьяна СОКОЛОВА.

Автор Абдулманов Эрлен

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0

Çàãðóçêà...