376.3 +0.04     425.22 -0.41     5.68 0.00    
Среда, 20 Февраля 2019 Время:

Салы и сери: «артисты-бунтари» Казахской степи

Создано: 16.01.2019
  • 948
  • 0

Бердалы Оспан. Фото П. Злобин.

«Комсомолка» продолжает свои беседы с известным казахстанским культурологом Бердалы Оспаном. На этот раз исследователь казахских обычаев и традиций поведал об уникальном феномене Казахской степи - салах и сери - поэтах, певцах и актерах, которые поражали всех своими яркими эксцентричными выступлениями.

- Салы и сери были по-настоящему большим и ярким явлением в жизни Казахской степи, - рассказывает Бердалы Оспан. - Они будоражили сознание, являя собой пример вызова обществу, потому что всегда находились те, кто не понимал и не принимал их. В то же время они были сильны духом. Могли в ярких костюмах проскакать перед врагами, дразня их, при этом зная, что на таком расстоянии их легко могли убить из лука.

Так кем были казахские салы и сери?

- Наверное, невозможно, дать им однозначного определения, - продолжает рассказ наш собеседник.  Они были мастерами в целом ряде жанров: поэты и ораторы, певцы и танцоры, даже искусные борцы, мастера верховой езды и дрессировщики коней. При этом главным их отличием от акынов и жырау было то, что все действо они обставляли как максимально эксцентричное, красочное и веселое театральное представление. Можно сказать, что это был настоящий казахский кочевой театр.

Прежде всего, где бы ни появлялись, они привлекали всеобщее внимание эксцентричным внешним видом. Салы и сери носили вызывающие наряды необычного покроя, яркие и разноцветные. Например, брюки и полы верхней одежды были немыслимо широкими, на пошив одних таких штанин, бывало, уходило до девяти бараньих шкур. Вся эта одежда была покрыта красиво вышитым узором. Сделанные из шелка головные уборы у салов и сери были очень высокими, а замшевые сапоги с круто загнутым вверх носком обычно были ярко-красного цвета. Прически их тоже очень сильно отличались от общепринятых у казахов, которые обычно брили головы наголо. Они же предпочитали щеголять с длинными косами - тұлым или чубами - кекіл. Свои музыкальные инструменты салы и сери также расписывали в яркие цвета и украшали перьями разных птиц.

Ученый Есмагамбет Исмаилов приводит рассказ акына Имангали Жылкайдарулы о Жанка-сале: «На голове Жанка-сала была невероятная по вышине коническая восьмиклинная шапка. Каждый клин ее был разного цвета, и к тому же на них еще болтались всевозможные украшения. На самом острие конической шапки был прикреплен пучок перьев филина. Время от времени, когда сал чуть опускал вниз голову, этот пучок качался и как будто приветствовал кого-тоЖанка-сал был одет в длинную, ниже колен, сорочку с откидным воротником. И на плечах также торчали пучки перьев. На ногах у него полосатые узбекские ичиги, а широкие длинные брюки были опущены поверх голенищ».

Еще одной особенностью их, как сказали бы сейчас, имиджа было то, что лошади их были той же окраски, что и одежда. Например, у Акана-сери Корамсаулы цвет одежды всегда соответствовал масти его коней. Кстати, салы и сери всегда подбирали для себя самых лучших в округе скакунов, тратя на них и на их украшение, так же как и на свою одежду, иногда огромные деньги. Седло, стремена, узда и прочее конская упряжь богато украшались золотом и серебром, а на шею, гриву и хвост вешались дорогие бусы. Лоб своего верного четвероногого спутника они зачастую украшали перьями филина. Порой убранство скакунов салов и сери было предметом зависти самых богатых казахских султанов. Сери также обучали своих коней самым разным трюкам: животные по приказу хозяина вставали на дыбы, ложились, танцевали, гарцевали и т.д.

Поэт Магжан Жумабайулы писал, что у Акан-сери было два необъезженных скакуна непревзойденной красоты, которые не подпускали к себе никого, кроме Акана, и по его приказу быстро подходили с двух сторон к сидящему хозяину и склоняли свои головы к его коленям. Еще одной своеобразной визитной карточкой салов и сери был шелковый аркан, при этом он должен был быть как можно длиннее, это служило своеобразным показателем удали и лихости. У некоторых из них длина аркана достигала ста метров. Например, у знаменитого сала Даурена Кудабайулы из Семиречья он был настолько длинным, что когда сал на своем жеребце переплывал через реку Или, другой конец его аркана лежал на противоположном берегу.

Звезды средневекового казахского шоу-бизнеса

Салы и сери всегда были желанными гостями на свадьбах и любых народных праздниках. Причем передвигались они чаще не в одиночку, а большими группами, где каждому отводилась определенная роль. Одни являлись певцами, другие виртуозно играли на различных музыкальных инструментах, третьи танцевали, а четвертые были стихослогателями. Были среди них также - фокусники, искусные наездники, поражающие всех джигитовкой, и мощные палуаны, предлагающие побороться всем желающим. Были и совсем необычные персонажи, например, мешкей - «обжора», то есть едок, который на потеху публике за один раз мог съесть огромное количество мяса и выпить очень много кумыса. Далеко не всем дано было стать салом или сери, те же, кто с ранних лет чувствовал в себе призвание к этому, старались всеми правдами и неправдами попасть в группу именитых салов и сери, сопровождать и учиться у них. Нередко из их числа выходили многие известные акыны и жырау.

- Хочу подчеркнуть, что салы и сери были настоящими любимчиками народа, пользуясь среди степняков просто бешеной популярностью, - отметил Бердалы Оспан. - Они это прекрасно понимали и каждый раз придумывали что-то новое, своеобразно «играя на публику», чтобы поразить ее и заставить говорить о себе. После чего истории об очередных их чудачествах распространялись по степи, способствуя еще большей популярности. Этнограф Машхур-Жусип Копейулы в своих трудах рассказывает о сале по имени Өтебай Кушикбайулы, у отца которого насчитывалось двенадцать тысяч лошадей. В один день, собираясь на тризну, Өтебай-сал решил, что он должен быть на ней самым высоким среди гостей. В результате он поехал туда на верблюде, надев на голову саукеле - высокий остроконечный головной убор невесты. При этом саукеле для этого изготавливали особо - эта причуда обошлась салу в сто кобылиц.

Нужно отметить, что сери и салам дозволялось многое. Многое и прощалось, причем то, что обычным людям, даже влиятельным и богатым, не простили бы. Например, когда невеста, согласно казахскому обычаю, собиралась отправиться в аул жениха, она брала с собой специальный шымылдық - занавес, которым на новом месте отгораживала брачное ложе. Заходить за такой занавес никто, кроме жениха, не имел права. Также никто не имел права увидеть лицо невесты до совершения обряда беташар, который дословно означает «открывание лица невесты».

Согласно обычаю, после прибытия в аул жениха невесту представляли всей родне и аульчанам и просили поочередно поклониться каждому или группе лиц, начиная с самого старшего и уважаемого аксакала и заканчивая самыми молодыми. Только после этого, получив по традиции за смотрины разного рода подарки, невеста показывала собравшимся свое лицо. Но до нас дошел кюй «Шымылдық үзер» - «Обрывание занавеса», свидетельствующий о том, что салы и сери могли спокойно заглянуть за занавес и увидеть лицо невесты до совершения обряда - беташар. И все к этому относились абсолютно нормально. У казахов до сих пор есть поговорка, которая подчеркивает экстравагантность поведения салов и сери. Сегодня она используется, чтобы подчеркнуть чье-то эксцентричное и праздное поведение: «Мынау әлі сал - серілігін қоймапты ғой!» - «Надо же, он все еще словно сал и сери, не бросил свое занятие!» То есть до сих пор не остепенился.

- Сегодня салов и сери - в том понимании, что было в стародавние времена, у казахов, конечно, нет, - подытожил Бердалы Оспан. - В то же время сказать, что они исчезли вовсе, тоже нельзя. Ведь во все времена будут яркие, экстраординарные люди, воздействующие на сознание общества и призывающие его к переменам.

Окончание -­ в следующем номере еженедельника.

Рисунки Ералы Оспанулы.

Автор Злобин Павел

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0

Çàãðóçêà...