378.56 +1.23     424.44 -0.24     5.91 -0.01    
Четверг, 25 Апреля 2019 Время:

Салы и сери: «артисты-бунтари» Казахской степи

Создано: 23.01.2019
  • 1574
  • 0

Главное фото (Бердалы Оспан): Павел Злобин.

«Комсомолка» в своей традиционной беседе с известным казахстанским культурологом Бердалы Оспаном продолжает тему салов и сери - уникальных поэтов, певцов и актеров, слава об эксцентричных выступлениях и неординарных поступках которых гремела на всю Казахскую степь.

«Торопись веселиться, тебе двадцать пять,
Эти годы к тебе не вернутся опять!»

 - Слова из этой любимой салами и сери песни привел Мухтар Ауэзов в своем романе «Путь Абая», - рассказывает Бердалы Оспан. - Именно в нем великий писатель, с раннего детства своими глазами наблюдавший за самыми разными сторонами кочевого быта казахов, очень точно и образно описал поведение салов и сери: «Праздник был в самом разгаре. Все юрты, выставленные для гостей, были переполнены приезжими... Их тут же посадили за дастархан. Из юрты жениха и его свиты до них доносились песни девушек и невесток аула. Вдруг какой-то шум и взрывы смеха заглушили эти песни. Видимо, случилось что-то необычное, так как мимо двери большой юрты пробежала молодежь, зашумели дети и даже кое-кто из пожилых потянулся вслед за ними. Их возбужденные голоса вскоре слились в общий гул:

 - Э, смотрите, сери идут! - Откуда они взялись? - Душа моя, как они разодеты. Поди разберись, кто это - мужчины или женщины! Глядите - все в красном... в зеленом...  - Смотрите, смотрите - вон старший сери! Да у него вся домбра разукрашена. - Шапки-то какие высоченные, как саукеле у невесты. Это не сери, а невестки!  А штаны? Точно женские юбки! А вон у того, как бараньи кишки волочатся! Вот бы собак на них науськать, потаскали бы за такие штаны!.. Таких сери мы еще не видели!

Перед самым приездом этих необычных гостей в аул прискакали их посыльные, так же ярко разодетые юноши с кинжалами, заткнутыми за пояса. Они и подняли всю эту суматоху... Сери спешились и продолжили свое торжественное шествие уже рука об руку с красавицами. Они пели громкую песню, будто хотели подчеркнуть важность своего прибытия в аул. Шли отдельными парами с невестками, взяв под руку или обнимая их. Возглавлял их старший сери, которого с двух сторон, положив руки на его плечи, сопровождали две девушки. Это был самый взрослый из юношей, высокий и представительный Байтас. Даже его домбра была украшена более пышным пучком перьев филина и бубенчиками, будто хотела сказать: «Я тоже не простая, я сал-домбра!» Перед началом каждого припева Байтас подымал ее над головой и тряс. По этому знаку все остальные сери дружно подымали свои разукрашенные домбры и громким хором подхватывали очередной куплет песни «Жиырма бес» - «Двадцать пять». Множество голосов словно бы поднимало над толпой молодежи клич молодости, как знамя».

Рисунок: Ералы Оспанулы

«Вечная молодость» степных «хиппи»

Салы и сери отличались необычным поведением и особым складом ума, производя на других впечатление неких веселых, но в то же время таинственных баловней судьбы. Александр Затаевич в своей книге «1000 песен казахского народа», изданной в 1963 году в Москве, пишет: «Сал - это эксцентрик, «форсила» футуристического толка, человек, желающий во что бы то ни стало отличаться от «серой» толпы и ей импонировать вычурным ли костюмом, оригинальными ли замашками, смелыми выходками, богатством седла и упряжи и т.п. Соревнование «салов» в том, кто более оригинален, доходило до такого абсурда, что, например, один из них втыкал себе под кожу головы перья филина, которыми казахи обыкновенно украшают свои головные уборы, «дабы украшение не покидало его чела!», а другой... прошелся голым по аулу, потому что на это не решится никто другой! ...И до сих пор, когда салы уже отошли в прошлое и народившаяся казахская интеллигенция относится к ним критически, в широкой казахской среде о них сохраняется память как о людях высшего порядка, тем более что действительно среди них было немало лиц, наделенных способностями: певцов, стихослагателей, ловких спортсменов, отважных охотников и прочих».

 - Однако подчеркну еще раз, салы и сери не были просто, как бы сейчас сказали, «представителями шоу-бизнеса», - продолжает наш собеседник. - До наших дней дошло немало легенд, в которых говорится, с каким презрением они относились к опасности и смерти. Говорят, в степи однажды появилась группа салов и сери именовавших себя не иначе как «сексен сері» - восемьдесят сери. Когда они подъехали к очередному аулу и, расположившись в густых зарослях камыша, принялись по обыкновению ждать специального приглашения, один из старейшин аула, сказав: надо проверить, вряд ли они все сери, велел джигитам поджечь заросли. Когда сухой камыш начал гореть, большинство из прибывших сери разбежались, и только один из них остался сидеть посреди огня неподвижно. Вслед убегавшим от пожара он громко крикнул: «Лучше я сгорю заживо, чем опозорю свое имя «сери». Прослышав, что один сери остался посреди огня, аксакал тут же приказал потушить огонь. Когда пожар погасили, бесстрашного сери пригласили со всеми подобающими почестями в аул.

В XIX веке салы и сери уже очень сильно изменились, но, тем не менее, до какой-то степени продолжали сохранять неординарность поведения, присущего им в прошлом. Подтверждением этому служит жизнь знаменитого кюйши Таттимбета, современники которого могли вспомнить немало его вызывающих поступков. Например, однажды Таттимбет, чтобы облегчить страдания старика, скорбившего по поводу кончины своего единственного сына, принялся играть печальные кюи, усевшись на порог юрты, что было грубым нарушением принятых в обществе этических норм. Конечно, он знал, что порог юрты в традиционном понимании казахов считается границей между своим и чужим, хаотичным миром. Поэтому никому не разрешается не только садиться, но даже наступать на священный порог. Но Таттимбет своим необычным поступком хотел отвлечь пожилого человека от горя, свалившегося на его плечи.

Рисунок: Ералы Оспанулы

Всю жизнь, как на сцене

Кстати, не все об этом знают, но в Казахской степи было немало девушек-салов, - продолжает свой рассказ исследователь традиций.  «Наз - нежная, кокетливая», именно так их называли. До нас дошли слова великого Бухар-жырау о них:

Ерлер киер кебене,
Наздар киер келеме,  өлең жолдары бар.
Мужчины одевают кебене,
Назы наряжаются в келеме.

«Келеме», в которую одевались женщины-салы, как вспоминает собиратель редких казахских слов и понятий Жардем Кейкин, - это красивая нарядная одежда, которую шили из шелка. Таких девушек называли и подругому - «керімсал», что означало «красивый сал». Слово «керім» многогранно по своему значению: «жақсы - хорошая», «тамаша - прекрасная», «әдемі - красивая», «ғажап - чудная», «таңғажайып - волшебная», «кербез - статная», «сылқым - кокетливая», «сәнқой - любящая красивые наряды». В связи с этим слова сал и керімсал вобрали в себя образ поведения девушек и молодых женщин, таких как певицы, исполнительницы и сочинительницы кюев, свободолюбивые красавицы, любящие щеголять в красивых нарядах и в то же время славящиеся своим высоким искусством. Таких девушек называли «сал қыз» - «девушка сал». Она набирала группу, куда входили выбранные ею десять или пятнадцать девушек и джигитов. Группа ездила по аулам и показывала свое искусство. Это называлось «салдық құру» - «проведение времени салом». Естественно, такое могли себе позволить дочери очень состоятельных родителей. Назы и керiмсал бывало состязались в своим искусстве и с мужчинами-салами и сери, проводя, как это назвали бы сейчас, своеобразные «баттлы». Тогда это называлось «салдық салыстыру» - «сравнение».

 - История сохранила для нас имена таких знаменитых салов и сери, как Биржан-салАкан-сериТаттимбетЖамбасСыпыра и многие другие, - подытожил Бердалы Оспан. - Известно, что великий казахский писатель и ученый Мухтар Ауэзов некоторые свои статьи подписывал псевдонимом Жаяу сал (Пеший сал). Я скажу про них так. Это неотъемлемая и ярчайшая часть самобытной культуры казахского народа, а самую лестную характеристику салам и сери, наверное, дал известный исследователь казахской музыкальной культуры Ахмет Жубанулы, который называл их настоящими людьми искусства и степными актерами, всю свою жизнь чувствовавшими себя, словно на сцене.

Автор Злобин Павел

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0

Çàãðóçêà...