376.3 +0.04     425.22 -0.41     5.68 0.00    
Среда, 20 Февраля 2019 Время:

Город без лица. Удастся ли сохранить уникальный облик «старой Алма­-Аты»?

Создано: 06.02.2019
  • 974
  • 1

Вчера отмечалась «негромкая дата», которая осталась почти незамеченной: 5 февраля 1921 года город Верный был переименован в Алма-Ату. Дважды менялось название этого удивительного города, но южная столица Казахстана всегда сохраняла свое неповторимое лицо, особую стать и уникальную атмосферу. Сейчас все чаще можно услышать, что Алматы стремительно теряет присущий только ему облик. Конечно, любой город со временем меняется, однако есть вещи, которые не должны исчезать ни при каких обстоятельствах.

У каждого города, как и у каждого народа и человека, есть свой культурный код, архетип, который определяет дальнейший вектор развития, менталитет и стремления горожан, как единого целого. Той самой общности, известной под именем «алматинцы»которой гордились и принадлежность к которой ощущали, даже покинув этот город навсегда. Недаром даже за тысячи километров от Алматы, например, в России или в Германии, созданы алматинские землячества. Определялся этот культурный код в том числе историческими зданиями, глядя на которые каждый день мы росли, в которых и живет дух этого города.

Что представляется в первую очередь, когда мы вспоминаем Алматы? Гостиница «Казахстан» и каток «Медеу», вышка Кок-Тобе и Старая площадь, парк имени 28 героев-панфиловцев и кинотеатр «Арман»... Да много чего! Все мы очень разные, но, тем не менее, каждый из нас, вспоминая наш яблочный город, представляет именно эти места, отчего на душе становится тепло. Но, к сожалению, они все чаще либо исчезают, либо меняются до неузнаваемости.

Как-то упорядочить этот процесс призван новый закон «Об охране и использовании объектов историко-культурного наследия», который в феврале должен быть рассмотрен в мажилисе республики, но уже сейчас вызывает серьезные вопросы у специалистов. Какие изменения должны быть внесены в законопроект, чтобы в полный мере сохранить дух и стиль южной столицы, «Комсомолке» рассказал Сергей Мартемьянов, известный казахстанский архитектор, автор многих известных архитектурных проектов и председатель правления Алматинского союза архитекторов (на фото).

Фото: Павел Злобин

 - Этот закон нужно было принять уже давно, - говорит Сергей Мартемьянов.  - Неприятно удивило то, что законопроект уже полностью подготовлен, прошел ряд экспертиз и отправлен в парламент на утверждение, но при этом нас, профессиональных алматинских архитекторов, которые должны были участвовать в разработке документа, не только никак не задействовали, но даже не поставили в известность. Поймите, признать памятником то или иное сооружение - это не так легко, как кажется, этим должны заниматься профессионалы, обладающие соответствующими знаниями и опытом. Дом ведь может быть очень симпатичным снаружи, но не представлять из себя никакой архитектурной и исторической ценности, а другой может выглядеть неприглядно, но в то же время являться бесценным памятником архитектуры той или иной эпохи. Например, дом генерал губернатора г. Верного Герасима Колпаковского, располагавшийся на пересечении улиц Достык и Казыбек би, не был выдающимся образцом архитектуры того времени, но этот дом неразрывно связан с целой эпохой развития города. И, тем не менее, здание было снесено под коммерческую застройку. Причем, чтобы вывести его из списка как «утраченное», была организована целая серия поджогов. Но больше всего меня возмутило даже не это, а то, что когда я ознакомился с черновым вариантом документа, я увидел, что законопроект, составленный по калькам двадцатипятилетней давности, мало того, что сохранил все недочеты того времени, так практически не претерпел никаких позитивных изменений. Как раньше этот закон позволял разрушать памятники, называя это реконструкцией, так и будет позволять дальше.

 - Существует какой-то список охраняемых государством объектов?

 - Есть официальный документ - Государственный список памятников историко-культурного наследия, составленный еще в Казахской ССР в 1982 году, который четко определяет, какие здания находятся под охраной государства. И он с различными корректировками действует до сих пор. Все объекты в нем подразделяются на два списка: республиканского значения, которые разрешается вывести из списка только постановлением правительства, и местного значения, когда судьбу объектов решают местные органы власти. Несмотря на то, что этот список действует до сих пор, уже очень многие памятники из него попросту исчезли с лица земли, либо настолько видоизменены, что полностью потеряли свой первоначальный облик. Самый громкий пример - Дворец республики, который подвергся изменениям несколько лет назад. Построенный в 1970 году, он был признан памятником архитектуры республиканского значения еще в 1982 году. Тем не менее он был полностью реконструирован, в том числе были существенно изменены его внешний вид и внутренняя архитектура. В результате красивейшее уникальное здание с кровлей, словно парящей над площадью, один из символов старой Алма-Аты, после реставрации полностью потеряло свой первоначальный облик, став совершенно безвкусным и безликим.

 - А есть четкие критерии того, что такое реставрация?

 - Конечно, реставрацией называются работы, когда здание восстанавливается для того, чтобы оно могло выполнять свои функции, но при этом обязательно сохраняются его внешний вид, стиль и концепция. Например, материалы должны использоваться только соответствующие тому времени. А реставрация Дворца республики - это вопиющий пример того, что даже если здание присутствует в списке памятников и находится под охраной государства, нет никакой гарантии, что к тебе не придут и не «перекрасят лицо».

 - И что же теперь делать?

 - Наша главная цель - привлечь внимание общественности к этой проблеме и вынести данный вопрос на обсуждение алматинцев. А пока приостановить внесение законопроекта в парламент, чтобы можно было спокойно и вдумчиво его доработать. Есть несколько ключевых моментов, которые архитекторы хотели бы исправить.

 - Какие именно? 

 - Во-первых, в законопроекте нигде четко не прописаны права общественных групп, общественности как таковой. А ведь крупные проекты обязаны проходить через общественное обсуждение. Это абсолютно нормальный процесс во всех развитых странах мира. К примеру, как обстоит с этим дело в Германии? Там, если предстоит снос или реконструкция каких либо зданий, такой замысел обсуждается публично. В Берлине есть такая аллея - Потсдаммерплац, где находится большой выставочный павильон, и в нем регулярно выставляются макеты зданий в крупном масштабе так, что домики видно во всех деталях. Горожане могут ознакомиться с проектом, высказать свое мнение или выдвинуть альтернативное предложение. В случае, если собирается большое количество возражений, в проект вносятся коррективы, либо он вовсе отменяется.

Фото: Павел Злобин

Во-вторых, законопроект никак не мешает изменять ландшафты и природные памятники. Поэтому, к примеру, роща БаумаБутаковка, урочище Медеу, Кок-Жайляу - все они находятся сейчас под реальной угрозой. И, наконец, самое главное, полностью отсутствует реальная ответственность за несоблюдение закона. Согласитесь, хорошо звучит - «закон об охране». Так вот, под такую ответственность, которая там прописана, можно весь город снести и ничего за это не будет. Как, к примеру, снесли бывший дом Госплана на пересечении улиц Желтоксан и Богенбай батыра, где сейчас стоит торгово-офисный центр Кайсар плаза. Это было вполне стильное и уютное сооружение, которое великолепно вписывалось в общую стилистику всего квартала и подчеркивало облик «старой Алма-Аты». Или дом генерал-губернатора Верного, снесенный при ХрапуновеКто-то понес за это хоть какую-нибудь ответственность? Но и после него подобных случаев было не меньше, примеров я могу привести десятки. Чиновник всегда найдет отговорку, почему он позволил снести то или иное здание, а его лишь пожурят за это, дадут выговор, это же тоже форма наказания. Мы же хотим, чтобы ответственность была не только административная, но и уголовная, и это должно четко прописываться в законе, чтобы остановить любое желание снести исторический памятник и построить на его месте новый торговый центр.

МНЕНИЯ

Обсудить современный облик любимого города «КП» решила с Ильясом Аутовым, лидером группы «Motor-Roller», и Ринатом Шаяхметовым, исследователем истории Алматы.

«К.П.»: - Как считаете, сохранился еще в нашем городе тот знаменитый «дух старой Алма-Аты»?

И.А.: - Мне кажется, «дух города» - это такая совокупность понятий, включающая в себя и архитектуру, и природу, но, прежде всего, конечно, людей, населяющих наш прекрасный город. Людей, чей менталитет и формирует сам город, и наоборот. Я верю, в любом городе существует душа, но в Алматы, я считаю, она самая яркая и выразительная по сравнению с другими городами Казахстана. И в советское время Алма-Ата была одним из самых самобытных городов, выделяющихся из всех городов Союза своим четко выраженным характером и узнаваемым лицом. Как у алматинцев был свой менталитет, даже свой говор, так и Алма-Ата отличалась особой архитектурой, которая в сочетании с горами и зеленью, а ведь она была одним из самых зеленых городов Союза, знаменитыми яблочными садами придавала «городу яблок» особое очарование. Знаете, все это не высказать одним предложением, это очень тонкая материя, ее надо чувствовать. Ведь родной город питает силами, он лечит, он меня успокаивает, когда я сюда возвращаюсь. Поэтому мне очень больно, когда я вижу, как сносят старые здания, пилят вековые деревья. Мне все это напоминает сжигание внуками фотографий своих дедушек и бабушек.

Ильяс Аутов

Р.Ш.: - В архитектуре есть понятие «genius loci» - «гений места», то есть неповторимая атмосфера, все материально-культурное содержание города, его архитектура, ландшафт, история, национальный контекст, все, что создается в течение веков многими поколениями горожан. Есть много ярких городов, возьмите Париж, Лондон или Москву, но и городов совершенно безликих. А наш Алматы невероятно богат своей уникальной историей, ведь он был одним из красивейших и уютных мест той эпохи. Это был такой своеобразный плавильный котел различных культур. Люди приезжали со всего Союза, огромное количество людей было эвакуировано во время Великой Отечественной войны, до этого было много ссыльных. В Алма-Ате работали выдающиеся ученые, артисты, деятели искусств с мировыми именами и удивительными судьбами, каждый из которых достоин отдельного рассказа. И вот сейчас эта связь времен теряется.

Ринат Шаяхметов

«К.П.»: - Но ведь Алматы, как и любой другой город, меняется, и его жители меняются вместе с ним...

И.А.: - Коренных алматинцев, тех, кто родился и вырос в нашем городе, я уж не говорю о тех, кто живет здесь в нескольких поколениях, с каждым годом становится все меньше. Пару лет назад работник городского акимата мне сказал, что по статистике коренных алматинцев осталось всего 20%. Само понятие «алматинцы» все более размывается, постоянно прибывают новые люди. Это абсолютно нормальный процесс, Алматы ведь большой мегаполис, бывшая столица, причем многие позиции культурной, духовной столицы он за собой пока еще сохраняет. И мы, алматинцы, узнаем друг друга по некоему культурному коду, мы «на раз» определяем друг друга. А сейчас Алматы стал больше похож на Шымкент, я не узнаю свой родной город. Причем, Шымкент я очень люблю, это прекрасный город, но все-таки как алматинец я считаю, что правильным будет, если Шымкент останется Шымкентом, Лондон - Лондоном, Москва - Москвой, а Ата, как любя сокращают ее алматинцы, пусть все-таки останется Атой. Так будет справедливо.

«К.П.»: - Как тогда сохранить эту идентичность?

И.А.: Знаете, в нашем городе много старинных домов, я их называю «дома солнечного цвета», так вот я считаю, их все нужно сохранить. Некоторые возражают, дескать, они ветхие, но это полный бред. Я сам прожил много лет в доме, построенном в конце 40-х пленными японцами, он до сих пор в отличном состоянии, а если еще его беречь, реставрировать, то он еще не одну сотню лет простоит. В некоторых городах Европы стоят дома, которым по 500 и более лет и они в прекрасном состоянии. Потому что их вовремя ремонтируют, над ними пекутся власти и берегут сами люди, которые в них живут. Очень много исторических зданий было разрушено на заре XXI века, мне кажется, сейчас самое время взять этот вопрос под жесткий контроль. Я считаю, нужно вводить жесткие меры ответственности для тех, кто без должного пиетета относится к истории нашего города, вплоть до уголовной.  Я подчеркну: наш город - это наша общая история, наша коллективная ответственность как перед нашими предками, но еще больше - перед будущими поколениями. Если каждое новое поколение будет рушить то, что делали предыдущие, нарушится преемственность поколений и история будет вымыта начисто. Нужно хранить историю, какая бы она не была. И я всегда буду против того, чтобы памятники сносили. Они должны стоять, независимо от политической конъюнктуры, потому что это наша общая история и от этого никуда не деться, ведь именно за счет этого и формировался облик города. Но сегодня я вижу, что многие наши чиновники, которые влияют на принятие решений по городу, они все приезжие, для них этот город неродной, и, естественно, они не будут относиться к нему, как к чему-то родному, с тем же трепетом и осторожностью. Поэтому и нужно прописывать в законе ответственность, если ты работаешь в этом городе, будь любезен, относись к нему бережно и с уважением. Есть очень хорошая поговорка - «Семь раз отмерь, один раз отрежь», у нас же меряют в лучшем случае один раз и начинают безжалостно резать.

Р.Ш.: - Посмотрите, как сейчас в городе строят новые здания, это же кошмар, нарушаются все возможные нормы. В былые времена в центре Алматы при возведении зданий и жилых кварталов всегда соблюдалась "роза ветров", высотные здания в центре строить было запрещено. Суть в том, что вечером с гор шел бриз, потоки прохладного свежего воздуха, сейчас же новые «высотки» нарушили "розу ветров", и в городе стало невозможно дышать. Недавно я поднялся на телевышку на Кок-Тобе, посмотрел на панораму города и увидел, что вся конфигурация зданий, весь его ландшафт изменился до неузнаваемости. На старых фотографиях, вы можете увидеть их в интернете, улицы города выглядят, как зеленые коридоры с виднеющимися крышами домов, люди гуляли по зеленым аллеям, кругом были фонтаны, функционировала единая продуманная система арыков. Поэтому в городе был уникальный микроклимат. Несмотря на то, что летом была жара, в городе всегда была прохладно. А из Алматы сейчас пытаются сделать а-ля Сингапур со зданиями из стекла и бетона. При этом Астану строят выдающиеся мировые архитекторы - Курокава, Норман Фостер и другие. Там действительно возводятся интересные здания, уже вошедшие в мировые каталоги. Но алматинских зданий в этих каталогах нет. Создается впечатление, будто Алматы специально лишают своего лица. Сносят уникальные здания историко-культурного наследия и возводят типовые безликие торгово-развлекательные центры и отели, которые одинаковы во всех странах мира. К сожалению, у нас правоприменительная практика сильно отличается от декларируемых норм. Во всяком случае, ни одно из снесенных исторических зданий общественникам пока отстоять не удалось. Сейчас мы приходим к тому, что без развитого гражданского общества, без инициативных групп общественников сделать это нельзя будет и дальше. Но возглавить это движение, я считаю, должны профессиональные архитекторы, как специалисты в этом вопросе.

«К.П.»: - Так может горожанам самим не оставаться в стороне от жизни города?

И.А.: - Именно это я и хочу сказать. Я считаю, сейчас жизненно необходимо выносить проекты реконструкции исторических зданий на общественное обсуждение. Кроме того, у чиновников должно быть государственное мышление, у нас же, к сожалению, нередко ответственные кресла занимают случайные люди, попавшие на должность по чьей-то протекции. Если бы этого не было, то и никакие референдумы и общественный контроль не понадобились, но пока это не так, без контроля со стороны гражданского общества не обойтись. И если считать, что у города есть душа, то у него, как у каждого человека, есть разные жизненные периоды: бывает плохо на душе, бывает хорошо, но как бы то ни было, человек всегда остается собой, конечно, если он сильный человек со стержнем внутри. И если наш город сильный, а я считаю, что он такой, то Алматы сохранит свое уникальное лицо. И силен он в первую очередь своими корнями, силен теми поколениями, которые работали на его благо, улучшали его, делали из него настоящую «жемчужину Азии».

Р.Ш.: - У нас очень много говорится о туризме, но как можно развивать туризм без исторических памятников? Приведу пример. Работая одно время в Москве, я заметил, что очень многие иностранные туристы едут туда смотреть не только Кремль и Красную площадь, но во многом и советскую авангардную архитектуру. Потому что в свое время была целая плеяда выдающихся архитекторов, построивших уникальные здания в соответствии с тогдашними ультрасовременными тенденциями в градостроительстве и устройстве жилья. У нас тоже пока есть на что посмотреть. Например, комплекс, в который входят здания первого Дома правительства (ныне Академия искусств им. Жургенова), Главпочтамт, Управление Турксиб, построенные по проекту выдающегося архитектора Моисея Гинзбурга. После «реконструкций» эти здания потеряли признаки конструктивизма, а ведь в своем первоначальном виде они входили во многие архитектурные справочники, каталоги, журналы и учебники. Та же участь постигла наш Дворец республики. Авторы «реконструкции» его просто угробили: уникальные дорогие отделочные материалы, которыми был украшен Дворец, заменили дешевой плиткой, стеклом, алюкобондом и сайдингом. В итоге мы потеряли известный памятник советского модернизма, который привлекал любителей и ценителей архитектуры. На очереди любимое горожанами здание старого аэропорта, его хотят снести в ближайшее время. У меня есть предложение - после реконструкции приспособить это здание под Музей авиации и космонавтики по примеру Ле-Бурже. Французы преобразовали потерявшее свое значение историческое здание аэропорта в Air&Space Museum, где парижане и гости столицы могут изучать авиакосмические экспонаты. Я считаю, здание нашего аэропорта надо восстановить с сохранением всех декоративных элементов, включая витражи. А если построить рядом специальный ангар для сохранившегося на Байконуре второго Бурана (Буря), то получится, как в музее Калифорнийского научнного центра в Лос-Анджелесе, куда перевезли шаттл Индевор. Так вот там постоянно просто тьма народа, люди платят деньги, чтобы прийти и сфотографироваться на фоне шаттла. Представьте, каким бы это стало центром притяжения для иностранных туристов. Но у нас всегда проще всего просто снести. Казахстан - это же первая космическая гавань земли, именно с Байконура стартовал Гагарин. Почему же не поддерживать этот брэнд? В той же Америке стараются все свои достижения увековечивать, а у нас наоборот стереть из памяти, как-будто ничего и не было.

Павел ЗЛОБИН.

Автор Злобин Павел

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 1

Валерий

Сейчас есть возможность выкупить Дом лауреатов на Богенбай батыра и Емелева. (Кирова и Пролетарская) и сделать из него Музей кино. Здание, хоть и потеряло полностью свой первоначальный, но сохранило историческую память. Во время войны здесь квартировал весь цвет советского кино - Эйзенштейн, Александров, Орлова, Жаров, Целиковская... Это история ЦОКСа - Центральной объединённой киностудии, Мосфильма, Ленфильма и только что родившейся Алматинской киностудии.

21:15 08.02.2019

Çàãðóçêà...