335.33 0.00     395.49 0.00     5.7 0.00    
Понедельник, 18 Декабря 2017 Время:

Тюркская тамга в столице персидских царей

30.11.2017      (обновлено: 30.11.2017)
  • 1020
  • 0

В 2014 году казахстанские археологи Виктор Новоженов и Эмма Усманова побывали в Иране, где на развалинах древнего города Пасаргады изучили классические тюркские тамги и петроглифы, аналогичные тем, что повсеместно распространены в Казахстане и на просторах Великой степи. 

Как тюркские петроглифы и тамги оказались на этих культовых иранских развалинах? Подробнее об этой загадке «Комсомолке» рассказал известный археолог, руководитель Департамента международных связей Центра сближения культур, эксперт ЮНЕСКО, кандидат исторических наук Виктор Новоженов (на фото).

Загадка Пасаргад

­ Пасаргады ­ древнейший персидский город, столица могущественной империи при царе Кире II Великом, где согласно преданиям он и был похоронен в 530 г. до н. э., ­ начинает свой рассказ Виктор Новоженов. ­ Кстати, по одной из легенд, погиб он от рук великой скифской царицы Томирис, которая бросила его голову в бурдюк с кровью со словами: «Ты хотел напиться крови, так напейся ее». В настоящее время город полностью разрушен и представляет собой обширное поле с редкими сохранившимися остатками стен, колонн, построек и других архитектурных объектов, а когда­то это был огромный цветущий город. Величественные здания, мавзолеи и гробницы царей, четырехуровневые сады отличались необыкновенной красотой и поражали воображение всех, кто их видел. Царь Кир вошел в историю как основатель великой Персидской империи Ахеменидов, когда в 550 г. до н.э. он разгромил Мидийское царство и покорил его столицу Экбатану, а затем расширил границы своей империи далеко на восток ­ вплоть до Инда и Яксарта (Сырдарья). В это время из взаимодействия великих цивилизаций ­ Поднебесной империи, Ассирии, державы Ахеменидов, греческих полисов­государств и кочевых сообществ ­ киммерийцев, скифов, саков, дахов, массагетов, аримаспов, исседонов и других, перечисленных Геродотом и Страбоном евразийских кочевых народов, создаются первые пути евразийской коммуникации между континентами, начало будущего Великого Шелкового пути. 

Я уже рассказывал читателям «Комсомолки» о бегазы­дандыбаевской культуре, которая также известна под именем карасукской, и принадлежащих ей гробницах в форме пирамиды возрастом в три тысячи лет, которые были обнаружены под Карагандой. Это прототюркская культура, ставшая основой культуры племен тюркоязычных динлинов (теле), история которых подробно описана в китайских и арабских источниках, а в дальнейшем ­ основой для формирования тюркских этносов. И вот на этих величественных развалинах, за тысячи километров от Великой степи, ученые обнаруживают следы присутствия этой прототюркской культуры, причем настолько многочисленные и разнообразные, что становится ясным, что они здесь не были мимолетными гостями. В культуре Ирана в самом начале I тыс. до н.э. возникает ряд существенных инноваций. Показательными и ключевыми в этом смысле я считаю так называемые «луристанские бронзы» ­ коллекцию многочисленных и разнообразных предметов, выполненных в скифо­сакском зверином стиле и найденных главным образом на территории иранской провинции Луристан. Искусно вылитые из качественного металла и выполненные в изящном художественном стиле, они представлены ныне в экспозициях многих крупнейших музеев мира. К сожалению, подавляющее большинство этих замечательных предметов являются случайными находками, объектами разграбления могил и поселений, плохо документированы, не описаны в полном объеме и не классифицированы должным образом. 

Но есть огромное количество и других находок. Так, в Хасанлу, Динка­Тепе, Марлике, Бабаджане обнаружен чуждый древним культурам Ирана обряд ритуального погребения лошади, а в Луристане и Сиалке ­ обряд захоронения конской сбруи. В художественных бронзах этого периода из Амлаша отмечаются многочисленные изображения людей, всадников, коней, грифонов, выполненные в традициях и канонах скифо­сакского звериного стиля. В Сиалке и Гияне найдены бронзовые удила предскифского типа. Более того, на одном из псалиев (часть узды, соединяющая удила с поводьями) в форме фигурки лошади, найденном при раскопках мидийской столицы ­ Экбатан, на бедре коня обнаружена тюркская тамга ­ родовой знак самоидентификации в виде креста, вписанного в круг. Этот факт ­ свидетельство древней и очень важной традиции клеймления лошадей у степняков, зафиксированной многими источниками, как письменными (древнекитайская хроника Танхуйяо), так и изобразительными (петроглифы Кулжабасы). Таможенные записи в пунктах досмотра на северо­западной границе Поднебесной империи надежно фиксируют эту традицию, показав нам графику конкретных знаков ­ тамг степных родов­кланов, традиционно поставляющих обученных лошадей в Китай. Примечательно, что традиция клеймить коней сохранилась до сих пор в Монголии, Тыве, Хакасии, практически у всех известных кочевых народов, а у казахов Старшего жуза среди 31­й разновидности графики знаков ­ тамг, входящих в этот союз племен, ­ 13 тамг составляют различные вариации круга (возможные символы солнца, луны или колеса). Казахстанский исследователь тюркских древностей Напил Базылхан связывает такие круглые тамги с одним из древнейших казахских племен ­ дулат (tou­lou в китайских летописях). И мне представляется, что этот знак может быть идентифицирован с кланом теле­динлинов и их прямыми предками ­ карасукцами. Видимо, эти ритуальные захоронения и изображения коней, колесниц и всадников фиксируют путь прототюркских племен номадов ­ носителей карасукской культуры, двигавшихся на Иранское плато и принесших с собой навыки колесничества, всадничества, коневодства и культ коня в целом.

­ Вероятно, именно карасукские племена прототюрков позднее стали известны в древнеиранских источниках как туры, в древнекитайских ­ как тиеки или ди, а в ассирийских ­ как киммерийцы, ­ отметил Виктор Новоженов. ­ Попытки найти остатки материальной культуры туров­ди­киммерийцев­карасукцев на территориях древних государств Переднего Востока сейчас представляются заранее обреченными на провал, поскольку это были мобильные рейды, исключительно походы за добычей, «молниеносные» по историческим масштабам. Вероятно, погибшие воины согласно традиции сжигались, а память об их героических подвигах сохранялась в возведенных на родине в Великой степи, в Гумирайе, многочисленных поминальных комплексах и героических эпосах, преданиях и легендах, героями которых становились их предки.

 

Здесь был я и мой клан…

Скифо­сакский звериный стиль и его распространение на огромной территории континента ­ яркое свидетельство развитых трансконтинентальных связей в этот период. Любопытную ситуацию зафиксировали древнейшие клинописные документы Ассирии и Нововавилонского царства VII­VI вв. до н.э. В вавилонской письменной традиции этноним «киммерийцы» описывает, как правило, все известные вавилонянам кочевые народы и страны: скифов, саков и, очевидно, собственно киммерийцев и их страну ­ Gumiraia (Гумирайя). В Ассирии в VII в. до н.э. термин «киммерийцы» (гумирайя), напротив, использовался как название самостоятельного народа наряду со среднеазиатскими саками (айшкузайя): хаомаварга, тиграхауда и парадрайя. При этом ассирийцы непосредственно контактировали со степными народами и лучше вавилонян знали своих степных соседей­кочевников. 

Поэтому становится понятным, почему живописные развалины столицы Кира Великого ­ Пасаргады, ее когда­то величественные здания и культовые храмы были помечены тамгами в виде кругов и петроглифами, которые уверенно идентифицируются как традиционные тюркские наскальные изображения. Многочисленные тюркские тамги, сюжетные рисунки с горными козлами, лошадьми, всадниками, лучниками и колесницами, характерные для петроглифов тюркской изобразительной традиции, широко распространенной в Казахстане и в северных регионах Центральной Азии ­ на Алтае, в Восточном и Западном Туркестане. Очевидно, что эти петроглифы выбивались на уже разрушенных постройках города и оставлены кочевыми племенами тюрков в качестве факта фиксации пребывания здесь и владения этими культовыми для них землями. Землями, непосредственно связанными с их уже далекими первопредками, память о которых хранилась в генетической составляющей народа, в его коде самоидентификации. Если сказать проще, на этих развалинах запечатлен популярный в тюркских петроглифах мем из серии «здесь был я (мой клан) любимый» подобно содержанию других известных эпиграфических тюркских памятников ­ надписям на керамике, артефактах и скалах. Смысл их сводится к одному ­ утверждению права собственности на эту местность, город, кувшин, зеркало или какую­либо вещь, предмет, принадлежащие конкретному человеку, как правило, автору такой надписи.

­ Так когда же их нанесли? У ученых сегодня нет точного ответа на этот вопрос, ­ заключил Виктор Новоженов. ­ Все дело в том, что Иран не разрешает проводить раскопки и полномасштабные системные археологические исследования на своей территории. Поэтому пока мы можем только предполагать. Известный ученый­иранист, профессор С. Яценко считает, что эти петроглифы и тамги могут быть связаны с многочисленным кочевым тюркским племенем кашкай, расселенным в этих местах 300 лет тому назад в качестве военных поселенцев. Однако гипотетически эти тамги и петроглифы могут быть нанесены и во времена Каганата небесных тюрков в
VI в. н.э. и даже гораздо раньше представителями карасукской культуры многие тысячи лет назад. Эта загадка еще ждет своего открытия, и я уверен, что рано или поздно это произойдет.

Павел ЗЛОБИН.

 

Автор Абдулманов Эрлен

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0