364.95 -2.35     416.99 -2.69     5.55 -0.03    
Среда, 21 Ноября 2018 Время:

Из когорты Зорге и Абеля

Создано: 23.01.2018
  • 624
  • 0

Слово о нашем коллеге Николае Николаевиче Гусеве

Сразу скажу от сердца: сейчас, когда среди нас, старых журналистов, заходит о нем речь, всяк подтверждает - да, чувство такое, будто мы его знали не пять, десять или - более тридцати лет, а каждый - все свои немалые годы. Ибо всем нам он был так душевно близок, приятен и нужен. Но только ныне, когда его уже нет, понимаем всю значимость безрекламного подвига всей его честной жизни.

С доброй располагающей улыбкой и умной ненавязчивой ироничностью он всегда был подтянут и аккуратен, подвижен. Даже на восьмом десятке лет выглядел свежо и молодо. Поражали его феноменальная память, стратегическое мышление, почти мистическая способность точно предугадывать грядущие события. Иногда отмечал усмешливо, обычно за чашкой условного чаю: «Великие дела надо совершать, не раздумывая, чтобы мысль об опасности не ослабляла отвагу и быстроту. Но это не я сказал, а Юлий Цезарь».

Он никогда не жалел, что по выслуге своего предгенеральского звания не вернулся на «малую родину» и не остался в Москве, а навсегда обосновался в Семиречье и казахский язык освоил, как все остальные.

О том, что многоязычен, никогда не говорил. Я обнаружил это, увидев его со спины в зале иностранной литературы Национальной библиотеки. Весь его стол был в иноземных фолиантах - пара толстенных томов «Британской Энциклопедии», библиокирпич из многокнижия Черчилля «Вторая мировая война», западно германское издание «Застольные разговоры Гитлера», мемуары Гудериана, книга на французском о пособнике нацистов маршале Петене, а на испанском - о каудильо Франко, еще что то в этом роде. Гусев, заглядывая в них по очереди, быстро заносил перевод в широченную тетрадь - «с листа», без словарей.

Как истый кавказец он не отрицал древнего постулата «In vino veritas» («Истина в вине»). Прекрасно играл в шахматы. Но, видимо, из дипломатических соображений сводил вничью забавные партии с нашим главным редактором Вениамином Ивановичем Лариным, как говорится, журналистом от бога. Состоял в редакционно издательской коллегии по драматургии Минкультуры РСФСР и в Международной Ассоциации писателей баталистов и маринистов. Отменно помогал редакции Казахской Советской Энциклопедии под началом известнейшего доктора филологических наук, академика Мухамеджана Кожаспаевича Каратаева. Однако вовсе не от того сам был энциклопедичен. А от того, что у него за плечами - была не только Академия Генерального штаба, но и бесценный самоличный опыт. И - персональная причастность к Истории. Чем он никогда не бравировал и не распространялся о том, как прежде чем стать активным гражданином независимого Казахстана, Вторая мировая война и Провидение превратили его, ровесника незабываемого 1919 года, из прилежного студента филолога Тбилисского университета имени Сталина и молодого корреспондента газеты «Батумский рабочий» в стойкого защитника Керчи и Севастополя, в шифровальщика Военного совета Сталинградского фронта, а это - связь со Ставкой и лично Верховным архисекретная, ежедневная и еженощная, даже почти ежечасная. И далее - легко сказать! - о сотнях и тысячах верст фронтовых дорог на Будапешт, Вену, Берлин, Прагу.

После войны у Гусева - Академия Генерального штаба и работа по довоенной специальности журналиста. Но уже не газета, а ТАСС. Телеграфное агентство Советского Союза. Гусев - в Афинах. Смолоду знаемый им греческий - в его батумском диалекте - тут как нельзя - кстати. Не надо никаких переводчиков и прочих соглядатаев - асфалии (греческой охранки), СIА - ЦРУ, IS - Интеллидженс Сервис и других спецслужб. Это особенно важно, ибо только в ГРУ - Главном разведывательном управлении Генштаба и нигде больше! - в курсе, что - Гусев свой человек не только для ТАСС, но и для ГРУ...

Вслед за - Грецией был Запад Европы. Там он уже под иной «крышей». Но опять житие по лезвию бритвы. Да, ему доводилось выполнять опасную работу. Выполнять и всегда завершать ее не только без провалов, а всякий раз успешно.

Уже с войны судьба подарила ему тесное знакомство, бывало, и крепкое дружество с видными людьми сурового ХХ столетия, неспроста названного «веком волкодавом». Среди них - Константин Симонов, Илья Эренбург, Пабло Пикассо, Сергей Коненков, Михаил Калатозов, Юлиан Семенов, Кирилл Мерецков, Фридрих Паулюс, Яннис Рицос, известный лидер Абхазии Владислав Ардзинба и, конечно, национальный герой греческого народа Никос Белояннис...

Когда в Афинах в начале 50 х годов минувшего века под беспрецедентным нажимом США заседания чрезвычайного трибунала по так называемым «делу 29 ти» и «делу 93 х» дважды вынесли свои чудовищные приговоры мужественным борцам Сопротивления против гитлеровских захватчиков Белояннису, его жене Элле Иониду, их единомышленникам, Гусев стал единственным корреспондентом из СССР и других соц стран на этих зловещих судилищах. В западной прессе его подвергали такой ожесточенной травле, что глава королевского ведомства, занимавшегося иностранцами, процедил сквозь зубы: «Вам, г-н Гусев, личную безопасность мы гарантировать не можем».

В Афины срочно пожаловал тогдашний президент США Эйзенхауэр (Айк). Уже во всю развоевавшийся в Корее, он заявил греческому монарху Павлу Первому: «Или голову с Белоянниса долой, или Его Величеству - скатертью дорога из Эллады - опять в эмиграцию».

В ночь на 30 марта 1953 года Белоянниса и других осужденных тайно вывезли на военный полигон Гуди. В свете автомобильных фар их расстреливали из автоматов 24 палача. Капитальный труд Белоянниса «Корни новогреческой литературы», его лирико философская работа о Байроне, статьи и книги по истории, экономике, военному делу остались незавершенными. Гусев поклялся матери Никоса всю правду свершившейся трагедии донести до людей доброй воли. Это с его подачи светлый образ «человека с белой гвоздикой», как воплощение вселенской совести, был обессмертен Пабло Пикассо и Сергеем Коненковым.

В книге Димаша Ахмедовича Кунаева «От Сталина до Горбачева» сказано: «О своем близком друге - национальном герое греческого народа Никосе Белояннисе издал в Алма-Ате книгу Николай Гусев. Его пьесу «Человек с белой гвоздикой» поставил наш Театр юного зрителя. Во всем этом был известный риск, ибо главный идеолог Суслов начертал на рукописи Гусева: «Несвоевременно!» (с. 249).

Мне ведомо: эту пьесу с полным пониманием воспринял Константин Симонов, а творец фильмов «Валерий Чкалов», «Красная палатка», «Летят журавли» Михаил Калатозов сказал: «Тут возможна и кинокартина мирового звучания!» Пьесу охотно взяли журнал «Молодая гвардия» и московский Театр имени Станиславского. Но по знаку свыше уже - из готового к выпуску журнала ее выдрали, а театральную постановку зарубили.

И все же Гусев, помня афинскую клятву, не отступился. Он принес свою пьесу в нашу газету, и мы два из пьесы солидных фрагмента под титлом «Как это делается» опубликовали. Ободренный Гусев - по нашему же совету - встретился с главным редактором «Простора» Иваном Петровичем Шуховым, и повесть «Преступление в Афинах» увидела свет в первом номере журнала за 1968 год. Очнулись в Батуми и Тбилиси. Там пообещали Гусеву издать его «приличные книги», верно, хитро намекнув на «барашка в бумажке» (дензнаками). А в Москве он услышал: «Простор» для нас не авторитет. Нужна санкция ЦК КПСС». Опять выросла перед Гусевым глухая стена. Плюс унизительная выволочка на Старой площади - в цитадели Большого ЦК. И вот тут то следом было весомое слово Кунаева: «Помогать Гусеву надо. Но не там, а у нас!»

Так в Алма-Ате возникла постановка «Человек с белой гвоздикой». Она (режиссер - Евгений Прасолов, в роли Белоянниса - Гавриил Бойченко) неизменно шла с аншлагом. Многих взволновали передачи Казахской студии телевидения при участии замечательных актеров Юрия Померанцева, Льва Боксермана, освещение этой тематики в наших СМИ Людмилой Енисеевой Варшавской. Мне же довелось выступить в «Правде» об этих премьерах. А вскоре у нас издали книгу военной прозы Гусева «Встречи и разлуки». Признаюсь: втайне ожидали - что скажет Суслов? Суслов ничего не сказал - вроде как ничего не заметил. Ну, так и лады.

Уже в другие времена, нежели полковник ГРУ Гусев, его сын генерал Николай Николаевич Гусев младший немало лет отдал службе, точнее - служению Советской/Российской внешней разведке.

А недавно навестившая нас его сестра Галина Николаевна Гусева вместе со своей дочерью Асей, в которых Гусев старший тоже души не чаял, и поныне в заботах о литературном альманахе «Другие берега». Общаться с ним вот уже без малого четверть века (с 1992 года) почитают за честь - мэтры художественной словесности новейшей истории - Андрей Битов, Фазиль Искандер, Даниил Гранин, Анатолий Смирнов, видные представители науки, религиозные авторитеты. Всегда мне памятна и каждая алматинская встреча с Евгенией Александровной, сестрой супруги Николая Николаевича - Ирины Александровны, увы, в високосном 2012 м ушедшей из жизни.

Честное слово, странно осознавать, что мы уже никогда не увидим самого Николая Николаевича, отдавшего Казахстану, его истории, литературе, журналистике тридцать три года. Поразительными были его мировоззренческая устойчивость, глубокое почтение к истине, готовность отстаивать ее мужественно и до конца.

Такие люди навсегда остаются в благодарной людской памяти. И новый выпуск «Других берегов» этой памяти - в самое прочное подкрепление. По именован он «Атака заката». Перечитайте название с конца - получится то же самое. Глубинный смысл - в исторически предопределенной обреченности любого забывшего про аксиому: «Кто к нам с мечом придет, тот...» Краснообложечный том целиком и полностью о Великой Отечественной... Многое из того, что не успел как историк Гусев старший, выполнила Галина Николаевна. А впереди еще два тома задуманной триады. Ничуть не сомневаюсь в реальности замысла - альманах выходит в свет под эгидой Департамента международных связей города Москвы. Отрадно и то, что в - новую книгу впервые включены «Записки шифровальщика» самого Николая Николаевича. Не умру от скромности, если скажу, что от имени редакции этого издания искренняя признательность за творческое содействие на титуле выпуска выражена и автору этих строк, а, стало быть, в его лице и всей нашей газете, которую Гусев по праву всегда считал своей родной.

Владислав ВЛАДИМИРОВ, член Международной Ассоциации писателей баталистов и маринистов, заслуженный работник культуры, член Общественного совета при Архиве президента РК.

Фото из личного архива автора.

Автор _

КОММЕНТАРИИ

Всего комментариев: 0

Çàãðóçêà...