Политика

Новые песни о старом

Правительство наконец отчиталось о выполнении президентского поручения годичной давности
Впрочем, граждане давно усвоили — если чиновники что и «дарят», то обязательно что-нибудь «оторвут» обратно. Фото: angliya.com

Впрочем, граждане давно усвоили — если чиновники что и «дарят», то обязательно что-нибудь «оторвут» обратно. Фото: angliya.com

Правда, многие из тех, кто активно обсуждает эту новость на кухнях и в соцсетях, вспоминают горькую народную присказку: «подарил барин брюки — оторвал за это руки, подарил сапожки — оторвал и ножки...» Впрочем, граждане давно усвоили — если чиновники что и «дарят», то обязательно что-нибудь «оторвут» обратно.

Речь о поручении, данном Касым-Жомартом Токаевым в его первом президентском Послании в сентябре 2019 года. Тогда глава государства сказал буквально следующее:

— На текущий момент проблема недостаточности пенсионных сбережений не столь ощутима, но через 10 лет ситуация может измениться. Количество работающих граждан, производящих пенсионные накопления, заметно уменьшится, в то время как количество пенсионеров возрастет. При этом уровень накоплений инвестиционных доходов, получаемых с пенсионных активов, остается низким, — заявил, в частности, глава государства. — Правительству и Нацбанку следует провести серьезную работу по повышению эффективности пенсионной системы. Сейчас работающему человеку пользоваться пенсионными накоплениями можно только после выхода на пенсию. Но понятно желание людей использовать эти накопления еще до выхода на пенсию. Поэтому поручаю правительству до конца года проработать вопрос целевого использования работающими гражданами части своих пенсионных накоплений. Например, для покупки жилья или получения образования.

Лучше меньше, да больше

В течение прошедшего года, понятное дело, кабмин так и не разродился. И только в начале нынешнего Минтруда предложило «гениальный» алгоритм, по которому в числе счастливцев, имеющих право на досрочное получение части своих кровных, оказывались около ста тысяч человек — или всего один процент вкладчиков ЕНПФ. В ответ Олжас Худайбергенов — тогдашний внештатный советник президента демонстративно вышел из «профильной» рабочей группы, обвинив входящих в нее высокопоставленных чиновников в профанации президентской идеи.

Правительство после шквального огня критики предприняло попытку номер два, существенно снизив порог пенсионных накоплений, дающих право на их досрочное изъятие. Теперь из лагеря «возраженцев» стали звучать другие контраргументы: что будет, если сразу все 700 тысяч вкладчиков ринутся снимать деньги, руководствуясь принципом «с паршивой овцы хоть шерсти клок»?

Некоторые, вроде экономиста Айдархана Кусаинова, стали настаивать на неприкосновенности пенсионных накоплений граждан, считая эту инициативу правительства «чистым популизмом». Дескать, пенсионная система может просто не выдержать, если туда разом ломанутся все 700 тысяч алчущих. Но в том-то и дело, что предложение о досрочном изъятии исходило не от правительства, а от президента. И уже по этой причине будет реализовано — так или иначе. Сам Касым-Жомарт Токаев, выступая чуть больше двух недель назад с Посланием-2020, высказался яснее ясного:

— В 2021 году 700 тыс. вкладчиков ЕНПФ смогут использовать часть своих накоплений на приобретение жилья, лечение или передачу в управление управляющим компаниям.

Дьявол кроется в ... налогах

Многие аналитики восприняли этот месседж с энтузиазмом. Тот же Олжас Худайбергенов написал в Facebook: «Текущая формула тоже неидеальна, но намного ближе к здравому смыслу и реальности. Это позволило нарастить число тех, кто получит доступ к пенсионным излишкам, до 700 тысяч вкладчиков (7%). По сути, это 7-кратное увеличение — результат почти годового спора между архитекторами действующей модели и теми, кто выступает за ее реформирование».

Но вскоре выяснилось: «архитекторы действующей модели» не собираются сдаваться. Оказалось, что за сам процесс изъятия своих же денег, которые формируются за счет ежемесячного добровольно-принудительного отчисления 10 процентов моей зарплаты, я должен отстегнуть еще десятину подоходного налога! И формально вроде бы все правильно, поскольку по закону налог платится «у источника выплаты». Но по существу выходит форменное издевательство. Которое, заметим в скобках, выглядит особо изощренным на фоне призывов президента упростить и оптимизировать налоговую систему.

Предположим, вам срочно нужна операция, от нее зависит ваша жизнь. Цена вопроса — условные 2 миллиона тенге. А вам говорят: «Получите 1 миллион 800 тысяч. Остальное отдайте казне. И лечитесь на здоровье!». Больше того, рассматривать вашу заявку на получение «лечебных» будет специальная комиссия при территориальном управлении здравоохранения, а денежка поступит не вам на руки, а на спецсчет. Какой именно и где он будет открыт, наши благодетели пока не решили — до следующего года еще есть время...

При этом вам еще придется срочно изыскивать где-то недостающие условные 200 тысяч — занимать у родственников или брать кредит в банке. А время не ждет, особенно если на кону — здоровье или даже жизнь...

Скандал, еще скандал...

Вряд ли президент имел в виду именно такой «относительно законный способ отъема денег», когда год назад поручал правительству «рассмотреть вопрос». А ведь подобные «мелочи» вызывают очередную волну социального напряжения буквально на ровном месте и бьют прямиком по престижу власти. Тем более что в истории пенсионной системы страны хватает скандальных страниц.

Когда в 2013 году частные ИПФ объединяли в единый государственный фонд, началась, по выражению экс-председателя Ассоциации частных пенсионных фондов Айдара Алибаева, «вакханалия». «Некоторые покупали откровенно мусорные бумаги, за которые никто другой не дал бы и пятой части их цены. Они все понимали, что надо было оторвать хоть что-то. Формально эти сделки были законными. Но с точки зрения рынка картина была другой», — вспоминал Алибаев в одном из интервью. А тогдашний глава Нацбанка Кайрат Келимбетов озвучил в парламенте умопомрачительную по тем временам цифру: «Как раз частные пенсионные фонды вкладывали деньги в так называемые мусорные облигации, вкладывали в банки, которые не входят в 10–15 лучших банков страны. И поэтому, к сожалению, в сентябре нам пришлось одномоментно списать очень большую сумму, около 100 миллиардов тенге».

Не меньший шлейф скандалов тянется и за ЕНПФ. За семь лет истории фонда он отметился как минимум двумя резонансными историями — уголовным делом своего бывшего главы ЕНПФ Руслана Ерденаева («дело о пяти миллиардах») и откровенной аферой с покупкой ценных бумаг Азербайджанского международного банка, вскоре обанкротившегося. Правда, «кавказские» 71,3 миллиарда вернуть с грехом пополам удалось. Чего не скажешь об утраченном доверии многих вкладчиков к пенсионному оператору.

С выделки овчинки — шерсти клок?

Но все это по большому счету еще цветочки. Теперь на кону успех самой, пожалуй, социально адресной инициативы президента Токаева. Ведь ни о чем общество не беспокоится столь серьезно, как об обеспеченной старости. Вернее сказать, в нее мало кто верит, подозревая государство (и, как видно, отнюдь не беспочвенно) в различных «финтах ушами». Оттого идея президента дать гражданам возможность распорядиться частью своих сбережений на старость, не дожидаясь седин и немощности, стала настоящим «гвоздем» его прошлогоднего обращения к нации.

А вот эксперты, которые потому и носят это звание, что знают больше и видят дальше, открыто называют подводные камни президентской инициативы. Некоторые даже считают ее «антисоциальной мерой», утверждая, что она ведет к расколу общества. Логика проста: одно дело, когда правом досрочного изъятия денег обладает 1 процент вкладчиков, и совсем другое — 10 процентов. Если в первом случае их счастья широкая публика просто не заметила бы, то во втором — история их «успеха» получила бы куда более широкий резонанс. А это — прямая дорога к социальной «развилке».

Впрочем, есть и другая точка зрения. Ее приверженцы утверждают: овчинка просто не стоит выделки. Ведь большинство молодых (до 35 лет) людей, успевших к этому возрасту отложить более 2,5 миллиона, смогут рассчитывать на сравнительно небольшую сумму «излишков» — от 300 тысяч тенге до миллиона. А цены — что на жилищном рынке, что на образовательном или медицинском — непомерно превышают этот лимит. Так что, считают оппоненты благой идеи, «лайфхак от Токаева», при всей его привлекательности для широкой публики, останется уделом избранных. И будет сопровождаться массой издержек и «ненавязчивых» препонов со стороны родного государства.

Что ж, и у тех, и у других свои резоны. Кто окажется прав и насколько, мы узнаем совсем скоро — до начала 2021 года осталось чуть больше трех месяцев.

А КАК У НИХ?

В июле 2020 года президент Чили (страны, пережившей немало социально-политических потрясений) Себастьян Пиньера подписал закон, согласно которому граждане могут снять свои пенсионные накопления, чтобы справиться с последствиями кризиса. Речь идет о том, что чилийцы смогут снять до 10% средств. Эта мера будет доступна примерно для 11 млн человек. Однако воспользоваться этой услугой не смогут те, кто никогда не работал и не делал взносов в пенсионную систему, а также люди, вышедшие на пенсию при старой пенсионной системе, военнослужащие и полицейские, которые трудились только на эти институты.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz