История современности

Зачем ты в наш колхоз приехал?

Сентябрь в СССР был пиком уборочной страды. Сами колхозы и совхозы почти никогда не справлялись с урожаем своими силами
Самой значительной силой в этой армии помогальщиков были студенты вузов и техникумов.

Самой значительной силой в этой армии помогальщиков были студенты вузов и техникумов.

Фото: Андрей Михайлов

Потому-то на подмогу им каждую осень отправлялся из городов в веси солидный десант помощников.

Добровольно-принудительная романтика

Самой значительной силой в этой армии помогальщиков были студенты вузов и техникумов. В вузах, как правило, в колхоз отправляли студентов вторых курсов. Так что все начало семестра, полтора-два месяца, второкурсники не учились.

Алма-атинские студенты смиренно делили участь со всеми прочими студеозусами Союза. Каждую осень целыми курсами отправлялись за город. В Балтабай — «на лук», в Чилик — «на табак», в Кегень и Нарынкол — «на картошку», в Тургень — «на яблоки» или «на виноград». Поспрошайте своих старших, и они наверняка порасскажут вам массу любопытно-романтических историй о своей «колхозной жизни».

Нет, это не будет сухое документальное повествование про соцсоревнование бригад за выполнение плана. И даже не соцреалистическая проза относительно непривычной для студентов-горожан (и обычной для студентов-селян) грязи. Это будет высокая студенческая поэзия, замешанная на сельской свободе и юных страстях. Именно непроизводственная часть поездки в колхоз западала в память на долгие годы, уютно сворачиваясь в душе и легко трансформируясь при каждом удачном поводе в легкую ностальгию и веселые застольные воспоминания.

Воспоминания о легких буколически-студенческих романах (зачастую приводящих к настоящим студенческим свадьбам); о простой и здоровой пище на стане; о танцах в колхозном клубе (под хриплую радиолу, а то и переливы гармошки местного Орфея); о всенощных бдениях с гитарой у костра; об эпизодических рукопашных схватках с местными. И, обязательно — о незадачливом персонаже (как правило — полеводческом бригадире), очень падким до девятнадцатилетних студенточек, а потому перманентно вынужденным уклоняться от контактных вопросов (в лоб, скалкой!) своей законной супруги...

Крестьянствующие студенты...

Не скажу, что отношение советского студенчества к этой неизбежной принудиловке было каким-то беззаботным и безропотным. И хотя порой студенты впрягались в уборку картошки-морковки с таким азартом, что показывали чудеса производительности (и нарекания со стороны совхозников-колхозников, вынужденных потом дотягиваться до их всуе перевыполненных норм), в массе своей процесс представлял собой что-то вязкое и скучное. Подобное жирному и тяжелому назему, который за эти недели колхозной жизни становился неизменным атрибутом подошв обуви.

Не скажу, что отношение советского студенчества к этой неизбежной принудиловке было каким-то беззаботным и безропотным.

Не скажу, что отношение советского студенчества к этой неизбежной принудиловке было каким-то беззаботным и безропотным.

Фото: Андрей Михайлов

Не случайно многие пассивные протестанты лишь делали вид, что работают, при этом просто отбывая свой срок на поле. Оживляясь лишь к перерыву на обед и окончанию рабочего дня, когда, наконец, можно было сбросить с себя сальную робу, очистить от грязи подошвы, вымыть руки, накрасить глаза и губы и насладиться всеми благами вольной сельской жизни.

Когда в Советском Союзе началась практика привлечения студентов к «битвам за урожай»? Скорее всего — в военные годы, тотально и фатально перемешавшие все и вся. Хотя проблемы в сельском хозяйстве наметились ранее, тотчас за революцией и Гражданской войной, до поры до времени немногочисленные студенты были самодостаточной ценностью. И главной их задачей было стать специалистами, которых стране не хватало гораздо сильнее, чем крестьян и скотоводов. Во всяком случае, именно к военному времени относятся самые ранние услышанные воспоминания о колхозе, куда мой отец, студент Алма-Атинского техникума связи был отправлен вместе с сотоварищами. Это был Балтабай с его луковыми плантациями.

А в 50-е годы мои родители провели осень в незабвенном Пахта-Арале, над которым шефствовал наш университет. Так что для целого поколения воспитанников того же КазГУ, синонимом идиомы «в колхоз», было словосочетание «на хлопок» или «в Пахта-Арал». Совхоз «Пахта-Арал» в Южно-Казахстанской области считался самым большим хлопкосеющим хозяйством СССР. Но в народе Пахта-Аралом назывался весь этот наиболее южный регион Казахстана, глубоко вклинивающийся в территорию соседнего Узбекистана. В 50-е годы тут, на 10 тысячах гектарах хлопковых нив в бывшей Голодной степи, трудилось 6 тысяч сельчан. Всего же в поселке Ильич, где располагалась главная усадьба совхоза-гиганта, проживало 20 тысяч жителей — побольше, чем в иных райцентрах. Вот им-то каждую осень и помогал переживать страду десант алма-атинских студентов. (Приведенные фото — из того места и времени).

А в 50-е годы мои родители провели осень в незабвенном Пахта-Арале, над которым шефствовал наш университет.

А в 50-е годы мои родители провели осень в незабвенном Пахта-Арале, над которым шефствовал наш университет.

Фото: Андрей Михайлов

...И отдыхающие школьники

Однако в советские колхозы отправляли на помощь не только студентов, но и школьников. Свои, деревенские вообще-то считались законными трудовыми резервами и проводили на полях-токах-огородах всю первую четверть (а в солнечном Узбекистане и других хлопкосеющих регионах — и большую часть второй). От того-то в том числе образованность сельских ребят оставляла желать лучшего в сравнении с городскими. Государство не от хорошей жизни придумывало для них в качестве компенсации всевозможные послабления и квоты для получения дальнейшего образования.

Но на поля каждую осень пребывали и те школьники, которые проживали вне совхозов и колхозов. Правда в их случае речь шла не о системе, а о каких-то разовых акциях, ознакомительных экскурсиях, включавших в себя знакомство с сельской жизнью на практике. Утром — привозили, вечером — увозили, со своим харчем и своими «робами». Ну, а между делом предлагали поработать.

Но на поля каждую осень пребывали и те школьники, которые проживали вне совхозов и колхозов.

Но на поля каждую осень пребывали и те школьники, которые проживали вне совхозов и колхозов.

Фото: Андрей Михайлов

Такие неожиданно случавшиеся «колхозы», бывавшие своеобразными отдушинами в монотонности школьной жизни, мы любили. Тем более что никто особенно не упирался и требовать выполнения какого-то плана не собирался (видимо действовал принцип «с паршивой овцы»). Так что от нас было больше шума, нежели помощи. Зато за время учебы в школе мы, например, побывали: «на картошке», «на морковке», «на луке», «на яблоках», «на винограде» и даже «на ломке табака» и «резке тростника». Не знаю, что все это давало соседним колхозам-совхозам и народному хозяйству в целом, но то что нам оно оставило массу воспоминаний и хорошее представление о процессах и тенденциях многотрудной сельской жизни — несомненно.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz