Большой счет

В те допотопно-доперестроечные времена, когда про слово «гаджет» в СССР знали только по культовому французскому фильму «Фантомас», самой массовой вычислительной машиной были обыкновенные конторские счеты
Правда тогда уже существовала такая «наука будущего», как кибернетика.

Правда тогда уже существовала такая «наука будущего», как кибернетика.

Фото: Андрей Михайлов

А в быту население обходилось клочком бумаги и заученной в начальной школе таблицей умножения. И было все это каких-то полвека назад.

Так выпьем за кибернетику!

Правда тогда уже существовала такая «наука будущего», как кибернетика. Про которую в стране знали отнюдь не только из культового советского фильма «Кавказская пленница». «За кибернетику!», следуя героям картины, обязательно пили в молодежных компаниях, на факультеты кибернетики поступали самые бесстрашные школьные отличницы, за кибернетикой (все знали) было будущее. Основанием для явления революционной науки стало появление больших электронно-вычислительных машин (ЭВМ), прообразов современных суперкомпьютеров, буревестников прогресса не только в методах управления, но и в фундаментальных исследованиях.

Факультеты со словом «кибернетика» в названии открывались в самых престижных вузах страны, и конкурс на них из года в год оставался стабильно большим. Кому в те годы не хотелось оказаться на острие научно-технического прогресса, быть на полшага впереди всех и управлять процессами приближающими будущее?

Вычислительные фабрики

Процесс, как говаривал один незабвенный политический персонаж, пошел. Но пошел он еще раньше, чем появились электронно-вычислительные монстры типа БЭСМ, «Минск» и ЕСы. В послевоенной стране начали появляться загадочные заведения, которые назывались «фабриками счета». 1-я Московская фабрика механизированного счета управления «Союзмаш-учет» ЦСУ СССР появилась в столице Советского Союза и заняла четырехэтажное здание на Кирпичной улице.

Гордостью «фабрик» были большие механические агрегаты — счетно-записывающие автоматы-табуляторы типа Т-2, Т-4м или даже Т-5. Это чудо техники позволяло не только считывать информацию с перфокарты, но и выводить данные на печать, производя 70 000 сложений в час. Как восторженно писали в те времена, «за таким табулятором едва угнались бы 100 счетоводов со счетами».

Механические табуляторы канули в прошлое тотчас, как на вахту заступили их сменщики — большие электронно-вычислительные машины. На смену архаичным «фабрикам счета» в 1960-х годах пришли в СССР передовые вычислительные центры — ВЦ. И столица Казахстана не оставалась на обочине прогресса. Первый ВЦ в Алма-Ате открылся еще в 1968 году под крышей мощного ведомства тех лет — Минавтодора. Здесь, правда, считали не только для себя, но и для всех жаждущих — предприятие было хозрасчетным. Счет вели такие передовые ЭВМ той эпохи, как ЕС 1022 и 1020.

Механические табуляторы канули в прошлое тотчас, как на вахту заступили их сменщики — большие электронно-вычислительные машины.

Механические табуляторы канули в прошлое тотчас, как на вахту заступили их сменщики — большие электронно-вычислительные машины.

Фото: Андрей Михайлов

Но настоящим прорывом в сфере «большого счета» стали 1970-е, когда в Алма-Ате появилось 40 вычислительных центров, оснащенных ЭВМ второго и третьего поколений: М-220, «Минск-32», «Урал-11» и, конечно же, БЭСМ. Большими электронно-счетными машинами БЭСМ обладали в Казахстане многие академические институты. К примеру, в Институте математики и механики работала БЭСМ-3м, а в самом крупном вычислительном центре академии — Институте физики высоких энергий, две БЭСМ-4 и одна БЭСМ-6.

Личное участие

Так случилось, что, несмотря на совершенное отсутствие математических способностей, автору этих строк пришлось вдоволь помаяться не только с изучением высшей математики, но еще и пройти курс вычислительной техники. И даже получить соответствующий диплом, подтверждающий квалификацию «машиниста-оператора ЭВМ». А все дело в том, что единственная школа в научном городке казахстанских физиков (поселок Алатау) имела математический уклон. Так что особых возможностей для привередливого выбора у обладателей иных «уклонов» попросту не было.

«Курс вычислительной техники», хотя и считался факультативным, был вполне обязательным. Так что в 9-м и 10-м классах все мои соклассники поголовно зубрили теорию (языки программирования «Фортран» и «Алгол») и усваивали азы практической работы по данному предмету.

Практика проходила в Вычислительном центре Института физики высоких энергий, где работали родители многих из нас. Вычислительный центр ИФВЭ был в те годы, возможно, лучшим в республике. Потому что располагал двумя «большими электронно-счетными машинами» — БЭСМ-4. И одной БЭСМ-6, считавшейся флагманом советской вычислительной техники и надеждой кибернетики. Эта полупроводниковая гордость высоких технологий СССР занимала 3 внушительные комнаты и имела производительность в 1 миллион операций в секунду (что было всего в три раза меньше американских аналогов!).

Ныне такими показателями обладает любой карманный калькулятор, а у современных суперкомпьютеров эта цифра измеряется триллионами! Так что если даже мы засадим за счеты все человечество, то в данном случае ничего никому не покажем. А куда подевались гордые дипломированные кибернетики, закончившие престижные вузы в 70-е — 80-е годы? Они, скорее всего, уже на пенсии...

На обложке популярной книжицы 1951 года — табулятор.

На обложке популярной книжицы 1951 года — табулятор.

Фото: Андрей Михайлов

Справка «КП»

Кибернетика (в переводе с греческого языка «искусство управления») — наука об общих закономерностях получения, хранения, преобразования и передачи информации в сложных управляющих системах, будь то машины, живые организмы или общество.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz