2019-08-13T19:57:39+03:00

Смутный объект желаний

Реформы без реформаторов - пустой звук. Это такая же фикция, как бытовавший когда-то лозунг «Больше социализма!»
Асылбек АБДУЛОВ
Поделиться:
Из 360 депутатских мандатов 270 избирались по мажоритарным избирательным округам, 90 мандатов было выделено для общественных организаций и партий.Из 360 депутатских мандатов 270 избирались по мажоритарным избирательным округам, 90 мандатов было выделено для общественных организаций и партий.
Изменить размер текста:

В статье «В круге втором» (КП, 31 июля 2019 г.), мы задавались естественным и актуальным вопросом: «Кто, кроме «призывников» прогрессивного толка, вошедших в список Национального совета общественного доверия (НСОД), способен служить живой политической надстройкой перемен»?

Время «перезарядки» старых обойм истекло

Реформы без реформаторов - пустой звук. Это такая же фикция, как бытовавший когда-то лозунг «Больше социализма!». Как попытка реанимировать единственную правящую партию, «руководящую и направляющую». Без личностей, обладающих политическим «вкусом», внутренними способностями и потребностями к переменам, «политическая трансформация» рискует стать новой Пустотой. А без нее, как заявил сразу после своей инаугурации новый президент страны, «Казахстан не станет историей успеха. Без политических реформ не будет прогресса в экономических реформах».

Кого навскидку мы можем назвать носителями перемен, кроме самого президента Токаева, кроме, надеюсь, работников его администрации и нескольких ближайших помощников? Слишком узким представляется круг тех, кто способен напрямую обеспечивать продекларированный новый курс на перемены. Объективация заявленных целей, смелых замыслов и государственных планов общественно-политического переустройства крайне затруднена.

Сложно кого-то из нынешнего политического и бюрократического корпуса однозначно назвать проводниками реформ, «фаворитами перемен», соратниками президента в этом непростом деле. Вопрос остается открытым: кто они - герои обновленного Казахстана? Где взять новое поколение реформаторов, готовое к ответственной деятельности и способное вместо культа силы предложить и воплотить в действительность не бог весть какую новинку - создать страну, основанную на реальной демократии, свободе мнений, прозрачной экономике и социальной справедливости?

Мы уже отмечали, что «как предчувствие» существует еще и новый Парламент - в виде собрания людей, искренне стремящихся обновить политическую жизнь, умеющих мыслить государственно, способных излагать и отстаивать свои мысли. Но, без возвращения элементов мажоритарной избирательной системы путь в законодательное собрание страны им заказан. Политики-самовыдвиженцы сейчас востребованы самой ситуацией. Время «перезарядки» старых обойм истекло.

Если новое - это хорошо забытое старое, то стоит вспомнить такую историческую деталь: государственную независимость Республики Казахстан провозглашал Парламент, избранный в свое время по мажоритарной системе. Это сделали депутаты Верховного Совета Республики Казахстан (до 1991 года Казахской ССР) XII созыва (1990-1993).

Из 360 депутатских мандатов 270 избирались по мажоритарным избирательным округам, 90 мандатов было выделено для общественных организаций и партий. Кроме Коммунистической, других партий тогда не существовало и в помине. Поэтому тот Верховный Совет состоял сплошь из коммунистов, но были среди них не только номенклатурные деятели. Производственники, «крепкие хозяйственники», руководители заводов, ТЭЦ, прогрессивные преподаватели вузов, которые, преодолев ожесточенное сопротивление тогдашней партийной номенклатуры, выиграли выборы в своих округах, обойдя высокопоставленных конкурентов вместе с их, казалось бы, непобедимой административно-командной системой.

Многие депутаты из той обоймы затем войдут в Комитет Верховного Совета по экономической реформе, финансам и бюджету (1990-1992) и заложат нормативно-правовые основы для перехода Казахстана от «застойной» плановой экономики к современным рыночным институтам. Именно они будут стоять у истоков либерального дискурса в стране.

В новейшей истории Казахстана это, пожалуй, первый и последний случай рекрутирования во власть людей, выдвинутых на ведущие роли самой логикой перемен. Наступал исторический момент «обнуления» и начинался новый отсчет. Тот короткий эпизод, когда над политиками витал некий героико-романтический ореол, вызванный инерционной волной «перестройки», «гласности» и стартующим вслед за ней проектом по созданию нового независимого государства.

Есть вещи поважнее, чем апгрейд Nur Otan...

После выхода нашей статьи тема «парламента мечты», его перспектив, контуров и конфигурации стала часто встречаться в экспертных мнениях. Одним предпочтительнее возврат к мажоритарной избирательной методике, другим в современных условиях представляется оптимальным ее микст с пропорциональной системой народного представительства.

Хоть первому зампреду Nur Otan и поручили превратить «авангардную» партию в «ум, честь и совесть нашей эпохи», локомотивом реформ в обозримом будущем этот «тяжеловоз» представить довольно сложно. Разве что в партийных недрах родится прогрессивная фракция, не чуждая идеям реальных преобразований и соответствующая духу времени. А пока же все движется в русле парадоксальной максимы: «какую организацию ни создай, все равно КПСС получается».

Народная популярность нынешнего Nur Otan, на мой взгляд, где-то на уровне рейтинга КПСС накануне распада Советского Союза. В случае досрочных парламентских выборов сегодняшнее состояние партии власти наверняка скажется на голосах избирателей. Сейчас даже бытует мнение: «Не лучше ли в такой ситуации повторить российский опыт 2014 года и трансформировать избирательную систему с пропорциональной на смешанную, чтобы «партии власти» избежать провала на выборах».

Но есть вещи поважней, чем апргрейд Nur Otan. И это тот акцент, с которого мы и начали разговор две недели назад: стране срочно требуется Homo politicus, или «человек политический». Для такого типа человеческой личности главным социальным мотивом является стремление реализовать себя в сфере принятия решений на государственном уровне. Именно эти люди конструируют политическую реальность, они же служат и олицетворением политической жизни в обществе.

Но есть вещи поважней, чем апргрейд Nur Otan.

Но есть вещи поважней, чем апргрейд Nur Otan.

Потенциал общества определяется не только качеством правящей элиты, но и готовностью государства дозволять активной части граждан совершать те или иные действия. В этом смысле Homo politicus - не только рациональный участник политических событий, но и представитель той самой массы, в недрах которой формируется система социальных ожиданий, предписывающих политикам следовать определенным принципам и демонстрировать соответствующие модели поведения.

Конечно, политика сегодня воспринимается, прежде всего, как «экшэн», как яркие события, но она также включает в себя систему институтов и отношений, нормы и правила политических взаимодействий, ценности и мифы, научные концепции и обыденные представления о власти в обществе.

Не случайно современные социологи подчеркивают, что демократические преобразования в обществе обусловлены деятельностью человека, который привносит в сферу политических отношений свои экономические интересы и социальные представления.

«Лидеры общественного мнения», «производители смыслов», приверженные не партийно-номенклатурным, не конъюнктурным, а общечеловеческим и общенациональным ценностям, имеют шанс избраться депутатами Парламента только через выборы в округах.

Гражданское общество может обрести форму и содержательно наполниться лишь с появлением граждански зрелых политиков и других акторов политического модерна. В этом плане все надежды пока на НСОД. Системно налаженный и содержательно внятный диалог «высокого уровня» о дальнейшем векторе государственного развития Казахстана имеет шанс стать первым этапом кристаллизации нового корпуса политиков и общественных активистов - лиц действующих, а не имитирующих деятельность. Критически и креативно мыслящих ответственных граждан, а не временщиков и популистов.

Вторым этапом политической модернизации и логическим продолжением первого и можно определить Парламент нового формата, будущий образ которого не дает покоя экспертному сообществу. И тем, кто является Homo politicus - крайне редкий социологический и личностный тип в наших палестинах, на грани исчезновения.

Критически важно, чтобы политики искренне, органично верили в необходимость и необратимость перемен. И заряжали этой верой общество, постепенно, но верно возвращая его уважение и голос.

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также