2019-10-21T16:40:23+03:00

Зона отчуждения Чернобыльской АЭС: Ничего не трогать, с дорожек не сходить, на одном месте долго не стоять

Корреспондент «КП» прошел новым туристическим маршрутом по зараженным радиацией территориям [фото, видео]
Поделиться:
Комментарии: comments19
Репортер «КП» лично убедился: радиация здесь на каждом шагу.Репортер «КП» лично убедился: радиация здесь на каждом шагу.Фото: Иван МАКЕЕВ

Спустя 33 года после катастрофы на Чернобыльской АЭС интерес к ней со стороны туристов-экстремалов лишь усиливается. Хоть какая-то польза от американского сериала «Чернобыль». Власти Украины объявили о превращении зараженной местности в туристический центр, а не так давно открыть свою 30-километровую зону отчуждения для посещений решила и Белоруссия. Журналисты «Комсомолки» попали в Полесский радиационно-экологический заповедник (Гомельская область Белоруссии), прошлись по радиоактивной земле и увидели, что привлекает в этих местах любителей экстремального туризма.

За шлагбаумом начинается режимная территория, попасть на которую долгое время могли лишь ученые и пограничники. Фото: Иван МАКЕЕВ

За шлагбаумом начинается режимная территория, попасть на которую долгое время могли лишь ученые и пограничники.Фото: Иван МАКЕЕВ

«КОНЕЧНО, ПОЛУЧИТЕ ОБЛУЧЕНИЕ! КАК В САМОЛЕТЕ»

О том, что ты все ближе к закрытой зоне, понимаешь по стремительно редеющему потоку встречных машин. В конце концов они и вовсе пропадают, а мы упираемся в шлагбаум. За ним - режимная территория, попасть на которую долгое время могли лишь ученые и пограничники.

Заповедник встречает «жизнеутверждающей» табличкой, сообщающей о сегодняшнем фоне - 0,49 микрозиверта в час.

- А норма какая? - настороженно спрашиваю я, не обладающий большими познаниями в сфере радиации.

- 0,20, то есть превышение почти в 2,5 раза, - спокойно отвечает директор заповедника Михаил Рубащенко и, глядя на наши напряженные лица, успокаивает: - Не волнуйтесь, это безопасно. Вы здесь пробудете всего 5 часов, за это время доза, которую получите, сопоставима с облучением, которое получает человек за несколько часов полета на самолете.

Сегодня на месте бывшей деревни Бабчин развернута научно-исследовательская база. Фото: Иван МАКЕЕВ

Сегодня на месте бывшей деревни Бабчин развернута научно-исследовательская база.Фото: Иван МАКЕЕВ

Сразу за КПП - вполне себе сносные домишки, возле которых аккуратно подстрижена трава и расчищены обочины, и если бы не надпись на памятном камне, то иной путешественник может подумать, что оказался в самой обычной гомельской деревушке: «д. Бабчин. Проживали 728 человек. Эвакуирована в 1986 г.»

Сейчас здесь развернута научно-исследовательская база сотрудников заповедника и ученых.

По ту сторону шлагбаума - еще 94 отселенные деревни, в которых когда-то жили больше 22 тысяч человек. Михаил Рубащенко вздыхает: его родная деревня в Брагинском районе области тоже попала в зону заражения. Земля и крыши домов фонили так яростно, что спецы приняли решение не просто вывезти оттуда людей, а еще и срыть все бульдозерами…

По ту сторону шлагбаума - еще 94 отселенные деревни, в которых когда-то жили больше 22 тысяч человек. Фото: Иван МАКЕЕВ

По ту сторону шлагбаума - еще 94 отселенные деревни, в которых когда-то жили больше 22 тысяч человек.Фото: Иван МАКЕЕВ

ЛОШАДИ ПРЖЕВАЛЬСКОГО БЕГУТ ИЗ УКРАИНЫ

Мы слушаем печальные истории, а из заповедника, к нашему удивлению, выезжает самый обычный комбайн! Настоящий разрыв шаблонов.

- Радиоактивные осадки выпадали пятнами, - терпеливо объясняют специалисты. - Часть земель за эти годы удалось рекультивировать и возродить, заповедник ведет экспериментально-хозяйственную деятельность: под контролем ученых лошадей разводим, в прошлом году яблоневый сад заложили, пасеку на 100 пчелосемей вот тут недалеко держим. В этом году собрали аж 5 тонн меда! Проверяли - абсолютно чистый.

Чем ближе к Чернобыльской АЭС, тем картина менее благостная. Там есть места, где нельзя долго задерживаться, а к некоторым и вовсе лучше не подходить, особенно к 16 могильникам, где захоранивали зараженный грунт и металлы.

Получаем комплекты армейских защитных костюмов, респираторы, под запись выдают индивидуальные дозиметры. Пока случаев опасного превышения зарегистрировано не было, но береженого, как говорится, бог бережет.

Проезжаем пару километров и останавливаемся: на лугах резвится табун лошадей русской тяжеловозной породы. Судя по всему, все две сотни лошадок чувствуют себя весьма неплохо.

- Здесь тоже была проведена работа по восстановлению земель, да и организм животного не успевает за жизнь накопить опасную дозу, - говорит ведущий зоотехник конефермы Елена Болдырева.

Не так давно открыть свою 30-километровую зону отчуждения для посещений решила и Белоруссия. Фото: Иван МАКЕЕВ

Не так давно открыть свою 30-километровую зону отчуждения для посещений решила и Белоруссия.Фото: Иван МАКЕЕВ

Лошади - не только научный эксперимент, но и источник дохода. Один конь стоит около тысячи долларов. Покупают их не в качестве чернобыльской диковинки, главные клиенты - обычные фермеры. Хотя одного жеребца купил даже Александр Лукашенко.

Мы медленно движемся дальше, непрерывно получая новые инструкции: с утвержденных дорог и троп лучше не сходить, на обочины и канавки стекала «грязная» вода, поэтому их тоже нужно избегать, ничего не трогать. И не курить - лесные пожары в этих местах, мало того что погубят животный мир, так еще дым от них может перенести опасные радионуклиды дальше.

Атомная катастрофа парадоксальным образом обернулась раздольем для дикой природы.

- Без человека сюда вернулись зубры, черепахи, белки, бобры, где-то под две тысячи оленей и лосей, птицы. Многие из них краснокнижные. Кстати, осторожно: есть гадюки, - предупреждает Михаил Рубащенко.

Несколько лет назад в заповеднике появились даже редкие лошади Пржевальского. При весьма печальных обстоятельствах. Разводить их в качестве эксперимента стали 20 лет назад на украинской стороне. Те начали было плодиться, как вдруг - массовый падеж. «Вот она - радиация!» - завопили было киевские экоблогеры. Но все оказалось банальней: в телах краснокнижных животных стали находить пули калибра 7,62. За бардаком очередного майдана шугать браконьеров стало особо некому. Но лошади, не будь дураками, подались на белорусскую территорию, тем более им границы не указ.

За эти школьные парты никто не садился уже 33 года... Фото: Иван МАКЕЕВ

За эти школьные парты никто не садился уже 33 года...Фото: Иван МАКЕЕВ

УЧЕНИКИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ В ШКОЛУ

Еще один треугольный знак - три красных лепестка на желтом фоне: «Радиоактивность». Они попадаются все чаще, а деревья вокруг них - все гуще. Мы оказываемся в той самой 30-километровой зоне отчуждения вокруг Чернобыльской АЭС. Все виды хозяйственной деятельности здесь запрещены.

За буйной растительностью порой не разглядеть домов бывшей деревни Борщевка. До трагедии 1986 года в ней жили 450 человек. И каждый из этих домов - как своеобразный реквием человеческим экспериментам.

Заходим в пустые избы, в которых давно не топились печи и прохудились крыши. Разбросанные чемоданы, игрушки, детские коляски и санки, сетки кроватей и побитые крынки. Интересно, где сейчас хозяин вот этого брошенного дома, который 33 года назад, вернувшись с работы в колхозе «1 Мая», почитал передовицу «Мы - люди мирного труда» и повесил сушиться на печь рабочие штаны?.. Что стало с женщиной, бережно подшивавшей журнал «Здоровье» и украсившей окно ажурными занавесочками?..

Весной 1986-го жителям местных деревень сказали взять с собой документы и запас еды. Никто не знал, что сюда они больше не вернутся... Фото: Иван МАКЕЕВ

Весной 1986-го жителям местных деревень сказали взять с собой документы и запас еды. Никто не знал, что сюда они больше не вернутся...Фото: Иван МАКЕЕВ

- Тогда людям сказали: берите документы и запас еды на три дня, - продолжают экскурсоводы. - Никто не знал, что сюда они больше не вернутся. Какое-то время зону наводнили мародеры, но после создания заповедника в 1988 году это было пресечено, а за незаконное проникновение в зону введены штрафы.

На входе в борщевскую школу - рухнувший столб, а внутри кучи разбросанных грампластинок, кинопленка, портреты ученых, учебники, карты, гербарии, оставшиеся на старых партах и треснувший глобус Земли. Фото: Иван МАКЕЕВ

На входе в борщевскую школу - рухнувший столб, а внутри кучи разбросанных грампластинок, кинопленка, портреты ученых, учебники, карты, гербарии, оставшиеся на старых партах и треснувший глобус Земли.Фото: Иван МАКЕЕВ

На входе в борщевскую школу - рухнувший столб, а внутри кучи разбросанных грампластинок, кинопленка, портреты ученых, учебники, карты, гербарии, оставшиеся на старых партах и треснувший глобус Земли. От трогательных надписей на стенах и досках не у нас одних ком в горле: «Спасибо этим стенам за все», «Я пришел в свой родной 1-й класс», «Наша школа, ты нам по-прежнему дорога...» Их сделали бывшие ученики, которые иногда возвращаются в свое детство, чтобы вспомнить школьные годы чудесные, прерванные трагедией...

- Сюда не подходим, - возвращает нас к действительности дозиметрист. Прибор у стены зашкаливает.

МУТАНТОВ НЕ ВСТРЕЧАЛИ

По научно-исследовательской станции «Масаны», расположившейся на месте одноименной деревни (тоже бывшей), важно гуляет кот, а веселый пес по кличке Стронций виляет хвостом. Помимо них здесь живут и трудятся вахтами несколько ученых.

- Изучаем процессы накопления, перераспределения, миграции радионуклидов на объектах природной среды, - охотно рассказывает заведующий отделом радиационно-экологического мониторинга станции Юрий Марченко.

- Двухголовые звери были? - перебиваю я.

- Явных признаков мутаций нет, - улыбается он. - Как-то попался карась с лишними плавниками, но непонятно - это результат высоких фоновых нагрузок или что-то генетическое…

Какое-то время зону наводнили мародеры, но после создания заповедника в 1988 году это было пресечено, а за незаконное проникновение в зону введены штрафы. Фото: Иван МАКЕЕВ

Какое-то время зону наводнили мародеры, но после создания заповедника в 1988 году это было пресечено, а за незаконное проникновение в зону введены штрафы.Фото: Иван МАКЕЕВ

То же самое позже скажут и сотрудники заповедника: за все время наблюдений им не встретилось ни одного двухголового существа, ни разу не попали они и в многочисленные фотоловушки.

В окрестностях станции - остатки животноводческой фермы, а дальше - в месте, похожем на силосную яму, захоронено 90 тонн металла, собранного с округи. «Светящийся» лом обильно засыпали графитом, сверху накрыли бетонными плитами, но фон здесь в 40 - 50 раз выше нормы, а потому подходим буквально на несколько секунд, чтобы сделать пару кадров. И чтобы сразу после этого подняться на пожарную наблюдательную вышку: Масаны - самая ближняя точка к ЧАЭС, до злосчастного реактора - около 10 километров напрямую.

Остатки животноводческой фермы. Фото: Иван МАКЕЕВ

Остатки животноводческой фермы.Фото: Иван МАКЕЕВ

- Респираторы-то не снимайте, - заметив, что мы начинаем освобождать лица от душных масок, предупреждают спецы. - На высоте - ветер, пыль несет с той стороны…

Несколько минут пыхтим по лестницам, пока не достигаем верхней площадки. И замираем: с погодой нам повезло, и Чернобыльская АЭС как на ладони - трубы, градирни, здания… И отсвечивающий на солнце огромный 110-метровый саркофаг над печально известной «обителью зла» - четвертым энергоблоком. Как памятник одной из величайших техногенных катастроф в истории человечества. Внутри которого по-прежнему смерть. Без запаха и цвета.

P.S. Редакция благодарит Постоянный комитет Союзного государства и администрацию Полесского государственного радиационно- экологического заповедника за помощь в подготовке материала.

Под этим громадным саркофагом и скрыт печально известный реактор ЧАЭС. Фото: Иван МАКЕЕВ

Под этим громадным саркофагом и скрыт печально известный реактор ЧАЭС.Фото: Иван МАКЕЕВ

СПРАВКА «КП»

На территории Полесского заповедника содержится около трети цезия, более 70% стронция и 97% плутония ото всех радиоактивных элементов, выпавших на Белорусскую ССР. Как уверяют специалисты, в обозримом будущем эти земли и леса не могут быть возвращены в хозяйственное пользование. Если основная масса радионуклидов хоть медленно, но распадается, то содержание америция-241, наоборот, возрастает. Он появляется в результате распада плутония-241 и намного токсичнее него. За последние 20 лет содержание америция в почве выросло в два раза. По подсчетам ученых, концентрация этого элемента будет расти примерно до 2060 года.

КОНКРЕТНО

Как попасть в «Зону»

- Выбрать на сайте заповедника (http://www.zapovednik.by) туристический маршрут и ознакомиться с правилами посещения.

- Так как заповедник находится в погранзоне, необходимо заранее оформить пропуск (подробности - на сайте Государственного пограничного комитета Республики Беларусь).

- Отправить заявку на электронный адрес psrertur@mail.ru, где указать выбранный маршрут, дату визита, Ф.И.О. участников и их профессиональную деятельность, контактные данные, сообщить об отсутствии медицинских противопоказаний, а также прислать сканы паспортов. Сообщение об одобрении посещения придет на электронную почту.

- В утвержденный день подъехать в администрацию заповедника к 8.30 для заключения договора и оплаты тура.

Зона отчуждения в Беларуси.Журналисты «Комсомолки» попали в Полесский радиационно-экологический заповедник (Гомельская область), прошлись по радиоактивной земле и увидели, что привлекает в этих местах любителей техногенного туризма.Иван МАКЕЕВ

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также