2020-03-25T07:39:45+03:00

Успеть за 48 часов ...до карантина!

Началась эта история с того, что я отправился на курсы повышения профессиональной квалификации в Санкт-Петербург [газетная статья]
Поделиться:
Но в то же время благодаря этому я смог своими глазами увидеть, как на «чуму XXI века» — короновирус — реагируют люди в Казахстане и в соседней России.Но в то же время благодаря этому я смог своими глазами увидеть, как на «чуму XXI века» — короновирус — реагируют люди в Казахстане и в соседней России.
Изменить размер текста:

40 русскоязычных журналистов из 15 стран мира в течение 18 дней должны были изучать все аспекты своего ремесла. Предвосхищая недоуменные вопросы читателей, дескать, по миру свирепствует короновирус, а он тут по странам разъезжает, замечу: обстановка на тот момент была хоть и тревожная, но вполне приемлемая. В Казахстане еще не было ни одного случая заражения, а на всю Россию их было не больше 15. И, естественно — никаких запретов на пересечение границ.

Сейчас, оглядываясь на эту ситуацию, понимаю, что изначально правильным решением было бы не лететь. Однако в тот момент, как и сотни других казахстанцев, вылетевших за рубеж по работе или семейным делам, недооценил всю опасность положения. Но в то же время благодаря этому я смог своими глазами увидеть, как на «чуму XXI века» — короновирус — реагируют люди в Казахстане и в соседней России. И «от первого лица» рассказать об этом читателям «Комсомолки».

Курсы «дорожного выживания»

Итак, 15 марта, аккурат накануне введения режима ЧП на Родине (о чем, естественно, в тот момент еще не подозревал) я прибыл в Санкт-Петербург, который встретил меня отнюдь не по-питерски солнечной погодой и ярким голубым небом. Каких-то особых мер безопасности в Питере, на первый взгляд, не заметил. Лишь на выходе из самолета сотрудники с тепловизорами проверяли всех на наличие температуры. При выходе из аэропорта первое, что бросилось мне в глаза, — нет навязчивых таксистов со своим вечным «Брат, такси надо?». От аэропорта Пулково до ст. метро «Московская» каждые 5 минут курсирует автобус, стоимость проезда — 50 рублей. Кстати, ждать его вообще не пришлось — несколько автобусов уже стояли напротив выхода из аэропорта. Пробок нет, и через 20 минут я уже спустился в метро.

Не знаю, связано ли это с коронавирусом, но людей в подземке было мало, даже по сравнению с нашим Алматинским метро, где в час пик просто не найти свободных мест. Да и в целом обстановка в городе была спокойная, никакой паники и в помине не было. Почти никто не носил маски. Уже будучи дома, позвонил другу-петербуржцу уточнить, как с этим обстоят дела сейчас. Оказалось, маски начали носить больше, но по-прежнему «без фанатизма». Руки антисептиками протирают — судя по всему, для многих это стало привычкой...

Наконец, первый день курсов. Блестящая лекция преподавателя из Российской академии народного хозяйства и госслужбы привела всех в восторг. Кстати, преподаватель — кореец, родом из Узбекистана, многократно бывавший в Алматы и уже полжизни живущий в Петербурге. После лекции вместе с Айшой — журналисткой из Нур-Султана — пробежались по окрестностям — купить местные «симки», «затариться» продуктами, а заодно проверить слухи о пустых прилавках. Как оказалось, полки в магазинах полные, специально проверил: гречка и тушенка есть с запасом. В соседней небольшой аптеке свободно продаются медицинские маски. Правда, не более 5 штук в одни руки — как нам сказали, в целях борьбы со спекулянтами. Ибо уже были прецеденты, когда особо «предприимчивые» бизнесмены скупали антисептики и защитные маски, создавая искусственный дефицит и потом продавая их втридорога.

А в это время обстановка в мире менялась даже не каждый день — каждый час. И уже через пару дней счет зараженных в наших странах пошел на десятки, а границы должны были вот-вот закрыться. Мы же продолжали находиться в эйфории и счастливом неведении. И вот «гром среди ясного неба» — вечером в общем чате в WhatsApp сообщение: «В 21.30 общий сбор в конференц-зале гостиницы. Просьба всем быть обязательно». Сразу стало ясно, что если понадобилось собрать всех в полдесятого вечера, то ситуация действительно серьезная. Как говорится, предчувствия нас не обманули. Всем объявили, что, к сожалению, ситуация стремительно ухудшается, в странах проживания участников были введены ограничения на въезд и выезд, в самое ближайшее время ожидается полное прекращение авиасообщения и закрытие границ. Поэтому организаторами мероприятия было принято решение приостановить курсы и максимально быстро нас всех эвакуировать, дабы мы успели вернуться домой. Можно себе представить, сколько нервов и сил стоил организаторам этот форс-мажор, когда они не спали всю ночь, экстренно закупая для нас билеты на последние рейсы. За что им огромное спасибо, благо, сейчас уже можно сказать, что все закончилось благополучно и мы все успешно добрались домой.

Порадовало, что в ходе своих перелетов я не наблюдал в аэропортах особого напряжения, не говоря уже о панике. Хотя меры безопасности явно были усилены. В аэропорту Пулково, откуда я улетел из северной столицы, под потолком висел термосканер, незаметно измеряя температуру у всех проходящих под ним. Все туалеты оснащены дезинфекторами. Каждые 10 минут проводилась дезинфекция эскалаторов, уборных, обработка полов. Маски люди носят, но далеко не все. В аэропорту Домодедово в Москве, где у меня была пересадка, проходя коридор по направлению в транзитную зону и к паспортному контролю, заметил стационарный тепловизор, стоящий в углу и направленный в сторону проходящих пассажиров. Людей в масках стало заметно больше. Кстати, в нашем самолете в масках были уже почти все, а сидящий у иллюминатора парень заботливо предложил мне медицинскую маску, когда я присел на кресло рядом с ним.

Здравствуй, Родина!

По прилету в Алматы уже стало окончательно ясно, что все совсем серьезно. Еще в ходе полета нам раздали анкеты на трех языках: казахском, русском и английском. В них надо было подробно указать все данные о себе: ФИО, место работы, паспортные и контактные данные, по какому адресу я собираюсь находиться в ближайшее время и как пролегал мой маршрут до вылета из Москвы. Правда, анкеты эти можно заполнить, как угодно, и здесь полагаться можно только на сознательность людей. После приземления самолета в южную столицу в салон зашли две женщины — медработники в защитных костюмах — и с помощью ручных бесконтактных тепловизоров тщательно проверили каждого пассажира на наличие температуры. Реагируют эти приборы, если температура тела превышает 37 градусов по Цельсию. Я не спал почти сутки, в итоге вырубился на пару часов и проснулся, как раз во время проверки. Внешний вид проверяющих в напоминавших скафандры защитных костюмах и с похожими на бластеры тепловизорами в руках, да еще все в приглушенном фиолетовом свете, добавил свою долю сюрреализма в происходящее.

Все сотрудники таможенного и пограничного контроля были в масках. На месте также постоянно дежурили медики в тех же, похожих на скафандры, защитных костюмах. Уже на пограничном контроле все услышали перепалку на повышенных тонах. Женщина, явно пребывавшая в состоянии истерики, срывалась на крик. Уставшие пассажиры в очередях опасливо вытягивали шеи в направлении скандала, пытаясь понять, что там происходит. Наконец, подошла моя очередь. Пограничник тщательно рассматривает документы. Подробно расспрашивает — «Есть ли у вас другой загранпаспорт? Кроме России были ли еще где-то? А в России находились в каких городах?». «Да, напряженная у вас обстановка сегодня», — киваю головой в сторону доносящихся криков. Он в ответ поднял на меня глаза, и только тогда я понял, насколько человек устал, — «Люди не хотят понимать, что мы это для них же делаем».

Наконец, звучит хлопок поставленного в паспорт штампа о пересечении границы, и я в Казахстане. Салем, Казахстан! Оказалось, что шумели пассажиры, прилетевшие из Италии, Кореи и других стран, которые сейчас попали в перечень стран повышенного риска и теперь вынужденные в обязательном порядке направляться на двухнедельный карантин. Стоит отметить, что недовольны люди были скорее не своей отправкой на карантин, а возникшей неразберихой. И тем, что уставших после долгого перелета пассажиров «мариновали» в течение нескольких часов, не предоставив элементарных условий для отдыха. Так как я прилетел из России, то на карантин меня не отправили. Но поскольку домой я добирался через три аэропорта, то сам принял решение — самоизолироваться на 14 дней. Так сказать, в рамках сознательности и гражданской ответственности.

Мое вынужденное «экспресс-путешествие» завершилось почти без потерь. Так рано или поздно завершится и пугающая эпидемия. И мы наконец «выйдем из сумрака», но уже не будем прежними...

А сейчас самое главное — всем нам оставаться людьми. Ведь «расчеловечивание» происходит очень быстро. Достаточно вспомнить пример Украины, когда прибывших из Китая украинцев отправили на двухнедельный карантин в санаторий в село Новые Санжары, где озлобленная толпа стала закидывать автобусы с женщинами и детьми камнями, а потом, стащив к санаторию гору покрышек, пообещали всех сжечь живьем. И только экстренно прибывшие военные смогли этого не допустить.

Казахстанцы не раз в своей истории показывали примеры взаимопомощи и поддержки друг друга в самые страшные времена. И я на 100% уверен, что и в этот раз не будет по-другому. Как со смехом сказал мой сосед по полету Марат, когда мы прощались с ним в Алматинском аэропорту: «Мы еще этому вирусу «корону» собьем!»

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также