2020-07-01T07:31:24+03:00

Спасение умирающих — дело рук самих умирающих?

Положение с коронавирусом в Казахстане все больше напоминает боевые действия, при которых обороняющаяся сторона терпит поражение из-за хаоса, паники и потери управления войсками [газетная статья]
Айдар ЕРМЕКОВ
Поделиться:
Подобные испытания на долю нашей страны выпали впервые за всю ее непродолжительную историю.Подобные испытания на долю нашей страны выпали впервые за всю ее непродолжительную историю.
Изменить размер текста:

Заболеваемость в стране растет и ширится. Количество больных увеличивается. Медики не справляются. Мест в больницах не хватает. А конца эпидемии не видно.

Накануне «второй волны»

Подобные испытания на долю нашей страны выпали впервые за всю ее непродолжительную историю. Сейчас как никогда становится ясно, чего мы стоим на самом деле. Пока пользователи социальных сетей обсуждают, куда и на что ушли шесть триллионов тенге, выделенных государством на борьбу с COVID-19, мы, похоже, вступили в новую опасную фазу пандемии. Ситуация уже сейчас выглядит вышедшей из-под конороля. А эксперты утверждают, что на подходе «вторая волна».

Тем временем, официальная статистика, оставаясь верной себе, дает относительно скромные данные по заразившимся и скончавшимся от «чумы XXI века» в РК. Но стоит посетить любую больницу или просто вызвать «скорую», эти цифры тут же подтверждают свою сомнительность. В клиниках свободных мест вы не найдете даже в коридорах. А скорую помощь в лучшем случае дождетесь через несколько часов. При этом все, что сделают ее работники, — измерят температуру, поставят укол, возможно, пожелают скорейшего выздоровления и помашут ручкой. Поскольку везти вас попросту некуда.

Хождение по мукам

Предлагаем вниманию читателя рассказ алматинца Кайрата Кокшебаева, испытавшего на себе повседневные ужасы нынешней ситуации. К счастью, сам Кайрат не заболел. Беда случилась с его младшим братом Ержаном, за жизнь которого он, не являясь медиком, боролся почти в одиночку.

— Заболел брат 15-го июня, — начал рассказ Кайрат. — Появились первые симптомы, и он начал лечиться самостоятельно. Выпил на ночь таблетки, утром поехал на работу. Днем появилась температура, и Ержан пошел в 10-ю поликлинику, к которой он прикреплен. Оказалось, что попасть туда сразу невозможно. Перед зданием поликлиники огромная очередь. Заходят по записи.

Спустя несколько часов Ержан зашел на прием к терапевту. Врач выписал предписание и стандартный набор лекарств. Однако на следующий день брату стало хуже. Подключили систему в домашних условиях. Но состояние продолжило ухудшаться. Ночью пришлось вызвать «скорую». Приехавшие медики измерили температуру, поставили укол и, оценив состояние как не очень тяжелое, откровенно сказали, что больше ничем помочь не могут. Рекомендовали лечиться самостоятельно.

После укола ему полегчало на пару часов. Затем опять стало плохо. Я всю ночь дежурил возле него: как мог сбивал температуру. ...К утру состояние стало почти критическим. Я принялся звонить по всем больницам, надеясь найти ему место хоть на платной основе. Но бесполезно: мест нигде не было.

После укола ему полегчало на пару часов. Затем опять стало плохо.

После укола ему полегчало на пару часов. Затем опять стало плохо.

Дозвонившись до дежурного врача поликлиники, я рассказал, сколько дней сами лечимся, посетовав на то, что улучшения нет. Врач сказал, чтобы мы продолжали самостоятельное лечение и вызывали «скорую», если станет хуже. Но я уже знал, что все это бесполезно. Поскольку, если у больного нет ПЦР-теста или результатов компьютерной томографии, госпитализировать его не станут. А ПЦР-тест сдать невозможно: в городе нет реагентов. Мы много раз пытались это сделать, все без толку.

Утром поехали проходить флюорографию. Снимок показал двустороннюю пневмонию. После этого опять поехали в поликлинику, где, показав снимок, с большим трудом получили направление на прохождение компьютерной томографии в другой поликлинике. И тут нас ждал новый сюрприз: чтобы ее пройти, нужно выждать очередь в пять дней.

Когда вышли на улицу, брат уже не мог самостоятельно идти. Начались обмороки. Я опять вызвал «скорую». Приехали на этот раз быстро. Я стал объяснять им, что не можем ни ПЦР-тест сдать, ни компьютерную томографию пройти. А ему все хуже и хуже, стоять на ногах не может, кушать тоже. За неделю брат похудел на 10 килограммов. Все назначения, что нам дали, оказались бесполезными. Человек умирал на глазах.

Скорая беспомощность

На этот раз удалось уговорить бригаду «скорой». Повезли его в 7-ю городскую больницу. Казалось бы, удача. Но не тут-то было. Приехали, а там народу тьма, полнейший хаос. Такое ощущение, что медики не знают, что делать: все растерянные. Некоторые больные задыхаются, никто к ним не подходит. Два часа проторчали в коридоре. Своими глазами видел, как больные падали и пытались ползти по полу. Встать самостоятельно уже не могли. Кругом сплошной кашель. Возле меня плакала женщина. Говорила, что привезли сюда ее старшего брата, и он тут скончался, так и не дождавшись помощи. Лучше бы, мол, лечили дома. Теперь тело из морга забрать не могут. Там тоже очередь. Требуют какие-то документы, за которыми она приехала.

Наконец-то и до нас дошла очередь. Брата повели на рентген. Двусторонняя пневмония подтвердилась. Кардиограмма тоже оказалась плохой. Но в госпитализации отказали. Врач сказал, что ничем помочь не может, так как мест нет. Когда я стал возмущаться, он показал мне отделение. Оно рассчитано на сто пациентов, а в нем лежат семьсот. Затем сказал, что, дескать, мой брат еще своими ногами ходит. А тут людей на носилках приносят. Так что, езжайте, мол, домой, и продолжайте лечиться самостоятельно. Я — в растерянности. Когда его везли на «скорой», я обрадовался, думал, положат. А тут только рентген сделали и отправили обратно.

Тогда я попросил медика, чтобы хоть назначение сделал. Он мне на компьютере показал, сказал, сфотографируй и сам лечи. Другого выхода нет.

На грани выживания

Делать нечего. Поехали домой. У брата кашель не останавливается. Дома уже у меня началась паника. Я всерьез стал думать, что теряю Ержана. Он уже тоже мысленно сдался. Я начал звонить по всем друзьям, спрашивать, нет ли у кого знакомых врачей. Удалось выйти на одного уважаемого человека. Объяснил ему ситуацию, попросил помощи. Благодаря его поддержке в течение получаса нашелся врач. Я рассказал ему все, что до этого делали. Отправил по ватсапу все назначения и названия лекарств, что применял. Через 15 минут пришел ответ с названием препарата. Врач назначил очень сильный антибиотик, причем — двойную дозу.

Поехал по аптекам. Везде — очереди, лекарств — нет. Как только поступают, люди накупают впрок на 100-200 тысяч тенге. Готовятся ко второй волне коронавируса, которую обещают осенью. Цены в аптеках — запредельные. Бывало и так, что простоишь несколько часов, а нужное лекарство перед самым носом закончится. Едешь в другую аптеку, там то же самое.

В конце концов, препараты удалось найти. Не буду говорить, чего мне это стоило. Затем нашел знакомую медсестру, пригласил ее домой. Поставили систему, стали капать. Только после этого брату немного полегчало. Всю ночь я дежурил возле него. Последнее назначение его спасло. Сейчас удалось его по знакомству госпитализировать в одну из частных клиник, где он проходит лечение. Надеюсь, самое страшное у нас уже позади.

В ТЕМУ

На 30 июня 2020 года в Казахстане официально зарегистрировано 188 летальных случаев от коронавирусной инфекции. В Нур-Султане — 61, в Алматы — 26, в Шымкенте — 15, в Акмолинской — 14, в ЗКО — 10, Карагандинской — 14, Павлодарской — 13, Туркестанской — 9, Атырауской — 6, Актюбинской, ВКО — по 4, Мангыстауской, Костанайской — по 3, Кызылординской СКО — по 2, Алматинской и Жамбылской областях — по 1.

КСТАТИ

Аким Актюбинской области Ондасын Уразалин выступил с обращением к жителям региона. Он заявил, что смягчение ограничительных мероприятий и несоблюдение санитарных правил привело к росту больных пневмонией. В июне нынешнего года от этого острого воспалительного заболевания умерли 62 актюбинца.

«Сейчас еще 27 горожан находятся в реанимации, из них 10 — подключены к аппаратам ИВЛ», — уточнил глава региона.

В аптеках наблюдается дефицит лекарств из-за увеличения спроса на антибиотики и жаропонижающие препараты.

«573 аптеки области не могут обеспечить спрос, несмотря на поставки продукции. В связи с этим мы провели с руководителями фармацевтических компаний совещания по недопущению роста цен на лекарства, а также увеличению поставок необходимых медикаментов», — подчеркнул Ондасын Уразалин.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также