Общество5 мая 2021 7:30

…И благодать святая

Пандемия перевернула вверх-тормашками всю нашу жизнь... Но и заставила взяться за дела, о которых в другое время даже не задумывался
Николай КОЛИНКО
Храм Феодора Освященного был разрушен в 1935 году.

Храм Феодора Освященного был разрушен в 1935 году.

Приводя в порядок личный архив, вдруг вспомнил давнюю поездку в Киев, встречу с удивительным человеком — отцом Петром Семащуком, настоятелем церкви Феодора Освященного, его рассказ о «Киевском Иерусалиме»...

Подковерная «битва за урожай»

Вспомнился теплый и светлый день 11 марта 1974 года... Только что прошумел «женский» праздник, и мы с заведующим сельхозотделом «Казправды» Павлом Малинкой работали над материалами для спецномера, который должен был выйти в пятницу 15 марта. В этот день в соответствии с решением Политбюро ЦК КПСС в Алма-Ате должно было состояться заседание, посвященное 20-летию целины, с участием Генсека ЦК Леонида Брежнева и первых секретарей ЦК всех союзных республик.

Вдруг в отдел забежала секретарь приемной редактора Светлана Хадыкина.

— Николай Сергеевич, быстренько к Федору Прокопьевичу! Он с Киевом говорит...

Через минуту я уже был в кабинете Михайлова, он разговаривал с Серобабой — главным редактором «Правды Украины».

— Владимир Яковлевич, — гудел он в трубку, — вот у меня Микола Колинко, ваш земляк, на целину в 54-м приехал. Сейчас у нас, в «Казправде». Он завтра вылетит к вам, привезет наши материалы. Так что гостиницу закажи, скажи ему, кто встречать его будет, номер телефона для связи...

— Обещает встретить тебя, как «короля Камбоджи», — рассмеялся главный, передавая мне трубку междугороднего телефона...

Светлана Хадыкина забрала мой паспорт и тут же уехала в кассы Аэрофлота за билетом в Киев, а мы с Малинкой, замредактора Александром Милиновским и художником-оформителем Борисом Масальским засели корпеть над будущей полосой для «Правды Украины».

Оговорюсь сразу: поначалу о целине писали много, а потом все реже и реже. Целиноградская область, например, где я до переезда в Алма-Ату работал собкором, получавшая хорошие урожаи, вообще попала под критику высоких кремлевских персон. Первый секретарь обкома партии Николай Кручина, вернувшись однажды из Москвы, пригласил нас, собкоров республиканских и центральных газет — «Правды» и «Сельской жизни», и поделился тревогой: «Больше всего слава наших хлеборобов задевает члена Политбюро Владимира Васильевича Щербицкого», — сказал Кручина. По словам секретаря обкома, Щербицкий допускает иногда грубые «наезды», тормозит наши предложения, делает сомнительные заявления: дескать, надо ли вкладывать средства из союзного бюджета в развитие сельхозпроизводства Казахстана«. И еще сказал Кручина, что договорился с друзьями в «Комсомольской правде» о подготовке статьи для этой газеты. Над ней уже работают...

«Целинный характер» — так называлась эта статья в «Комсомолке». Изобиловшая убедительными фактами и аргументами (ведь каждая третья булка хлеба в стране выпускалась из казахстанской пшеницы!), она вызвала бурю эмоций, получила широкий общественный резонанс.

О той беседе в обкоме, о статье я вспомнил и на той «сходке» у Михайлова. Федор Прокопьевич слушал внимательно, а потом попросил принести подшивку «Правды Украины» за два последних месяца 1973 и 1974 годов. Слушайте, за это время ни одной информации из Казахстана! Да, Указ Президиума Верховного Совета СССР от 10 декабря 1973-го о присвоении звания Героев Соцтруда 38 казахстанцам (и среди них несколько целинников-украинцев) газета опубликовала, но никаких комментариев...

Вернув подшивку, Михайлов, усмехнувшись, сказал: «Боюсь, Борис (это к Масальскому), все, что ты нарисовал тут нам, украинским коллегам не пригодится. Не будут они полосовать. Но Микола в Киев пусть едет — мы, казахи, народ обязательный»...

И «Горілка з перцем»

Ранним утром в среду, 13 марта, в аэропорту Борисполя меня встречал Виталий Парахоня — стоял он у выхода в город с развернутой «Правдой Украины», так мы и нашли друг друга... Устроившись в одноместном номере гостиницы «Киев», поехали с ним в редакцию.

Серобаба представил меня членам редколлегии и тут же за большим столом развернул «нарисованную» Масальским полосу, стал рассматривать фотографии, статьи и очерки, которые я привез. Поблагодарил и передал все материалы ответсекретарю газеты. Напомнил, что Владимир Васильевич (имелся ввиду В.В. Щербицкий) улетает в Алма-Ату сегодня после обеда...

Как в воду глядел Михайлов! Наша полоса была «разобрана» на «газетные подборки».

Но мне было уже все равно. Выйдя из редакции (она размещалась тогда на Брест-Литовском проспекте), мы с Парахоней поехали по магазинам, я накупил подарков маме, потом к нему домой, где он познакомил меня с женой Еленой Игнатьевной, дочерью Ларисой, работавшей в одной из молодежных газет, ее мужем Романом и их детьми. Утром следующего дня я уже был у мамы, и мой приезд наделал много шума не только на улице Русской, где она жила, но и в селе Плискуновка. Об этом надо было бы написать отдельно...

А в пятницу, в обед, когда в Алма-Ате шли торжества, Владимир Серобаба, Парахоня и я уже были в «Млині». «Мельнице» — так назывался ресторан, построенный на берегу Днепра. Меню — на украинском, страви (блюда) — украинские, официантки — пышногрудые украинки в сорочках-вышиванках. Было на что посмотреть и чему удивляться...

Владимир Яковлевич, выпив рюмку «Горілки с перцем» и закусив борщом с пампушками и картошкой с кроличьим мясом, уехал в редакцию, а мы с Парахоней остались. «Часа через два я пришлю машину, — сказал редактор, пожимая мне руку. — Не торопитесь, посидите. Я знаю, рейс на Алма-Ату у тебя вечером. Хлопцы проводят...».

«Киевский Иерусалим»

Мы с Виталием Андреевичем вышли на террасу, на солнышко, сели в плетеные кресла. Принесли каву (кофе), и я попросил его рассказать о Киеве, ведь он журналист-историк, долгое время живет здесь, в «Правде Украины» уже более десяти лет.

«За этим городом стоит тысячелетняя история, — начал он свой рассказ. — Уже в X веке Киев делился на Верхний (Старый Киев), где находилась Десятинная церковь, — это 989-996 годы, и Нижний город (Подол), там были ремесленные слободы. Говорят, что Великий князь Ярослав Мудрый, застраивая Киев, говорил: здесь должно быть все так же, как в Иерусалиме: улицы, святыни и храмы. Где-то на рубеже XIX и XX столетий здесь было 108 православных храмов, 10 монастырей, а также 12 храмов других религиозных конфессий. К сожалению, две трети из них погибли в период «воинствующего атеизма», а во время Великой Отечественной была разрушена и главная святыня богомольного Киева — Свято-Успенский собор Киево-Печерской лавры. Попала под разрушение и церковь святого Феодора — «Киевский Иерусалим», в подземном хранилище которой находилась точная копия Гроба Господнего (куликвии) — усыпальницы Иисуса Христа».

Я тут же вспомнил и рассказал Парахоне: уже в мои студенческие годы бабушка Оля, мама моей мамы, простая неграмотная крестьянка, ходила за 130 километров в Киево-Печерскую лавру на богомолье. Каждый раз, когда чувствовала, что забеременела... Это были 1912-й, 1914-й (в этом году родилась моя мама) и в 1918-м, тогда в Киеве было уже неспокойно... Но по дороге в Лавру всегда заходила в Феодоровскую церковь — богомольцы знали, что там Гроб Господень...

«Это в Лукьяновке, — продолжил рассказ Парахоня, — сегодня это центр Киева... А в те годы она была отдаленным селом. В наши дни храм оказался на одной из главных улиц столицы, мозолил глаза партработникам, и его снесли. На этом месте построили дом, разбили сквер...».

Храм ведь действует!

Много лет прошло с той моей поездки в Киев. Нет уже в живых Виталия Парахони (мы переписывались с ним до последнего его дня), но рассказ о «Киевском Иерусалиме» отложился в памяти прочно. И когда в 2006-м мне довелось снова оказаться в столице незалежной, первое, что я спросил у администратора гостиницы: знает ли она что-либо о нем, о Феодоровском храме. «Да у нас каждый украинец знает об этом! — удивилась женщина, — Багговутская улица...».

И я поехал. Там стояла большая палатка, шли какие-то раскопки. Мне повезло: на месте оказался покровитель храма (так он представился) отец Петр (фамилия его — Семащук). Я рассказал о себе, вспомнил свою бабушку Олю, рассказ Парахони и, как мне показалось, он проникся моей искренностью и доверительностью. Да я и сам почувствовал, что от него идет какой-то свет, какая-то благодать... Он немного рассказал об истории храма, его возрождении (сегодня об этом можно найти обширный материал, открыв Википедию), о том, что надеется уже в будущем году возобновить богослужение в храме-палатке. Мечтает о создании благотворительной организации «Киевский Иерусалим»...

Я сказал отцу Петру, что немного знаю об Иерусалиме — арабское название его — Кудс. Святыня. Считается одним из священных городов ислама. Там наряду с христианскими и иудейскими святынями — одна из главных святынь ислама, священная «заповедная территория» аль-Харам. Потом, как можно деликатнее, спросил: не кажется ли ему все это — копия Гроба Господнего, в том числе — какой-то имитацией подлинного?..

— Бутафорией, хотите сказать? — глядя мне в глаза, спросил отец Петр. — Такие вопросы мне уже задавали, и я в десятый раз отвечаю: «Да, если показать настоящему художнику копию картин Васнецова, Ренуара или Врубеля, он может и возмутиться. Но для православного верующего копия — не повод для возмущения. Он понимает, что если к копии подойти с верой в Бога, то можно получить ту самую благодать.

И столько в его словах было уверенности, идущей из глубины души, такая мощная внутренняя мотивация, что я не мог не порадоваться за этого удивительного человека.

...И вот теперь этот COVID-19. Он заставил меня вспомнить все, что было почти 17 лет назад. Не отпускал вопрос: жив ли отец Петр, удалось ли ему возродить древнюю святыню?.. 15 лет прошло, как мы встречались...

Друзья помогли отыскать телефон Феодоровской церкви. И 4 апреля я позвонил в Киев. Трубку взяла Христя Валерівна (Кристина Валерьевна) — разговор шел «на мове»... Она назвала себя помощницей отца Петра Семащука.

— Так он при деле, работает? — с радостью спросил ее.

— Сейчас проводит службу в храме-палатке, — сказала Христя. — Я передам ему ваш привет. Спасибо за память. И да хранит вас Господь!

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz