Казахстан
-12°
Boom metrics
Сегодня:
Общество14 января 2022 3:20

Горячий хлеб

После трех дней безнадежного сидения в квартире четвертый, 8 января, показался совсем нестерпимым
Светлана СИНИЦКАЯ
Впрочем, нет, из машины, притулившейся к трансформаторной будке, выходят два парня. Один протягивает мне пакет, в котором вкусно светится румяная лепешка.

Впрочем, нет, из машины, притулившейся к трансформаторной будке, выходят два парня. Один протягивает мне пакет, в котором вкусно светится румяная лепешка.

Поэтому в состоянии когнитивного диссонанса, когда внутренний голос требует остановиться и превозмочь нелепый порыв к побегу, а руки напяливают на голову шапку и повязывают шарф, храбро толкаю дверь подъезда, оказавшись в пустом дворе. Ощущение особого безлюдья, будто все соседи разом переселились на другую планету, перед этим плотно зашторив окна.

СТВОЛ В ОКОШКЕ

Впрочем, нет, из машины, притулившейся к трансформаторной будке, выходят два парня. Один протягивает мне пакет, в котором вкусно светится румяная лепешка. Купили несколько штук на другом конце города и решили поделиться со мной, потому что в ближней округе все равно хлебца не отыскать. Я с чувством благодарю, но отказываюсь — булки пеку сама. Мне бы чего-нибудь молочного... Ребята качают головами, они уже убедились, что Small на углу и Magnum, разместившийся в супермаркете «Россия», закрыты. Остается надежда на малые торговые точки на проспекте Достык или на прилегающих к нему улицах.

По Достыку движемся галопом вместе с соседкой Айгуль, которая в первую очередь озабочена хлебной проблемой, вставшей перед ее немалым семейством. Да, кажется, слишком много едим мы мучного! У редких прохожих, идущих навстречу, из пакетов торчат упаковки с макаронами и лапшой. И вдруг — ступор, неодолимое желание спрятать голову куда угодно, хоть в урну около запечатанного ресторана! По пустому шоссе с ревом сирены, на дикой скорости несутся две полицейские машины, фургон и легковая. Из водительского окна второй свисает нечто похожее на человека, но мигом понимаем, что это камуфляжный комбинезон, болтаются рукава-штанины, мечется на ветру пустой капюшон. А ужас у нас, торопыг, от того, что из заднего окна во всю длину высунулась рука и держит на весу автомат. Поди пойми, то ли нас пугают, то ли сами боятся.

ЗОЛОТЫЕ ЯЙЦА

На обочине проспекта припарковалась видавшая виды легковушка с открытым багажником. От нее один за другим отходят люди с лепешками. О, сейчас моя Айгуль разживется! У меня же свой интерес: почем торгуют, сами ли пекут или перекупщики? Оказывается, трижды не так. Думан и Сандугаш спозаранку накупили по случаю побольше лепешек и сейчас раздают их добрым людям. Хотя добрые люди — это они сами... Как и те парни в моем дворе. Давно миновали времена освоения целинных и залежных земель, но, видимо, всегда будет жить пословица, что хлеб — всему голова.

Мы на всех парах несемся дальше, завидев две белорусские лавочки, которые славятся колбасами и молочкой. Увы, одна спряталась за металлическими жалюзи, а в другой развернутый капремонт, и могут нас осчастливить только сливочным маслом. Кто-то с удовольствием берет сразу три пачки, а мы продолжаем поиск. Только что из фирменного «Беккера» выходил народ с пухлыми сумками, но нам не повезло, он закрылся перед носом, работая только до 14.00. За углом на бывшей Кирова, ныне Богенбай батыра, колесом завернулась очередь перед полуподвальным магазинчиком с неожиданно глобальным названием «Азия». Строгая дама в жилете с начесом регулирует количество страждущих проникнуть внутрь, соотнося его с числом выходящих. Спустившись по лестнице, обнаруживаем на прилавках скучную картину: коробку с подгорелыми самсушками, яйца, расфасованные по десятку, и стеллажи с бутылками воды. Ну еще какие-то конфетки-бараночки. Вдруг картина оживляется, из закромов выдвинулись замороженные куриные бедра, к которым сразу тянется десяток ладоней. Среди них и мои. Но шкурка птицы под целлофаном подозрительно отливает зеленым цветом, на который я стеснительно указываю продавщице. Видимо, не желая обострять ситуацию, она приносит еще один набор, с почти нормальным синюшным оттенком, и на этот вариант явного неликвида я уже покорно соглашаюсь. Как и на десяток яиц за 800 тенге, хотя золотом они даже не отсвечивают. Воистину кому война, а кому мать родна...

ПЕРЕУЛОЧКОМ НАДЕЖДЫ

Домой мы с Айгуль возвращаемся по тихой улице Зенкова, когда-то Пролетарской, не желая больше подвергать свою психику тяжелым испытаниям вроде пустого комбинезона и летального оружия. Соседка рассказывает про родственницу, сотрудницу одного из офисов компании K-Cell, куда накануне ворвалась компания боевиков и сгребла все имевшиеся в наличии сотовые телефоны. Хорошо, что не добрались до серверной комнаты и не порушили оборудование, иначе остались бы мы и без мобильной связи. По дороге встречаются переполненные мусорные баки, содержимое которых неукротимо вываливается наружу, выползая на тротуар. Еще одна примета разрушившегося порядка вещей и смыслов...

Мы идем по любимой улице и пока не знаем, что через несколько дней, когда выйдет в свет очередной номер «КП», часть из увиденного и пережитого всеми нами окажется в прошлом.

По дороге встречаются переполненные мусорные баки.

По дороге встречаются переполненные мусорные баки.