Казахстан
+21°
Boom metrics
Общество22 февраля 2022 3:43

Когда жизнь и смерть находятся по соседству

Рассказ человека однажды побывавшего в шаге от гибели в горах близ Алматы
Галина МУЛЕНКОВА
Ралиен Гали

Ралиен Гали

Эту историю мне поведал Ралиен Гали — профессиональный художник, живописец, автор революционной публицистики о современном изобразительном искусстве и перспективах живописи. Мы когда-то встречались на альпинистской базе в урочище Туюксу. В конце 90-х Ралиен эмигрировал в Бельгию, но активно переписывается с бывшими соотечественниками. Так мы и нашлись через соцсети — ведь общую молодость не перечеркнешь.

Без отрыва от производства

В школьные годы он занимался велоспортом, и в свои 60 с небольшим лет ведет здоровый образ жизни, участвует в любительских гонках. Про себя Ралиен говорит: «В партии «зеленых» не состою, но к природе отношусь бережно; готов поддерживать защитников природы; охоту на животных осуждаю».

В 80-е студенческие годы Ралиен Гали занимался альпинизмом в секции «Локомотив» у замечательного тренера Станислава Бергмана. В 1987 году он участвовал в сборах Казахского клуба альпинистов на Памире под руководством двух мастеров — Юрия Попенко и Юрия Голодова. Ходил на семитысячники — пики Ленина и Корженевской.

Тогда тренеры в шутку говорили нам: если работа мешает ходить в горы, бросайте работу. Чтобы иметь возможность тренироваться «без отрыва от производства», многие из нас находили такой род деятельности, который позволял подолгу оставаться на высоте. Например, я какое-то время работала художником на горно-спортивной базе «Чимбулак». Выбрав журналистику, готовила в городе статьи в газеты и сюжеты для радио. Пять дней в неделю ходила по «Чимбулаку» с карандашом в руке, рисовала стенгазеты, вырезала трафареты, чтобы в нужном ключе оформить табло на склоне. И все это не мешало мне кататься на горных лыжах, подниматься в верховья ущелья и по выходным совершать восхождения. Другие ребята устраивались на работу в горах в летние месяцы.

Во время летних каникул 1984 года студент Ралиен Гали работал в одном из ущелий, в экспедиции Института географии. Начальником партии был корифей от гляциологии Игорь Федулов — очень уважаемый специалист, большой мастер своего дела. Кроме шефа, в группу входили трое парней и две девушки. Член экспедиции Сергей Малышенко называл руководителя на ковбойский манер — Гарри.

Угроза селя

В тот год над городом Иссык нависла угроза селя, а трагические события 1963 года стали хорошим уроком. Водоем находится на высоте 1714 метров над уровнем моря в Иссыкском ущелье Заилийского Алатау. До селя озеро имело длину 1850, ширину — 500, глубину — 70 метров. По мнению геологов, оно образовалось примерно восемь тысяч лет назад в результате грандиозного обвала, создавшего естественную плотину.

Путешественник Семенов-Тян-Шанский писал, что местные казахи называли его Жасыл-Коль. В 1958 году было принято постановление Совета министров КазССР «Об обеспечении культурного отдыха трудящихся на озере Иссык», и тогда в газетах стали писать о «жемчужине Заилийского Алатау», о «бриллианте в гранитной оправе», о казахстанской Рице. В советское время это было популярнейшее место отдыха, куда проложили асфальтированную дорогу, на берегу работал автовокзал, функционировали турбазы и пионерские лагеря, работали ресторан, гостиница, павильон фотографии, баня, парикмахерская, танцплощадка. По глади озера скользили лодки и речной трамвайчик. Так было до 7 июля 1963 года — даты гибели озера. В тот день под Жарсайским ледником прорвалось моренное озеро, и селевой поток гигантским валом обрушился в высокогорный водоем.

В научно-популярных книгах сказано: «Сель — это грязекаменный поток из воды, грунта и камней, он образуется в результате активного таяния снега и льдов, а также в результате прорыва перемычек высокогорных моренных озер. В летнее время идет процесс таяния и испарения ледников, объем талых вод возрастает, пропитанная водой пульпа моренных озер теряет прочность и начинает двигаться». Сель разрушил естественную плотину, уничтожил само озеро и погубил немало людей.

Рассказ Ралиена

В 80-х годах в верховьях ущелья, в конце стекающего с горных вершин ледника, образовалось большое озеро. При срыве ледовой глыбы оно могло выплеснуться. В таких случаях огромный поток воды мог стремительно достичь долины, где живут люди. Подобные стихийные бедствия известны давно, и у специалистов имеются методы их предотвращения: к примеру, производится серия малых взрывов, что разрушает естественно образовавшуюся моренную плотину, то есть чашу данного озера, и вода малыми порциями стекает в реку, не выходя из русла, не создавая опасности в низовьях и в долине.

Ледник

Ледник

Предварительно необходимо было сделать полный анализ состояния льда и ледопада, собрать сведения о движении ледника, разрушении, наполняемости воды, погодных условиях. В этом и состояла задача нашей экспедиции. Необходимо было дать специальным службам заключение специалиста, коим и был Игорь Федулов.

Наш объект — Богатырь. Мы с Сергеем Малышенко отправились в путь в роли подручных Федулова: носили грузы, делали заброски, проверяли уровень воды и метеопоказатели. И главное, мы бегали с трехметровой черно-белой линейкой, на которой цифры написаны вверх ногами. Мы носили ее поочередно с Сергеем, устанавливали ее вертикально и застывали на месте, которое указывал шеф. Сам Игорь Яковлевич смотрел в теодолит — дорогостоящий оптический прибор, вычислял что-то и делал записи.

Мы с линейкой стояли то на теле ледника, то справа, то слева от него, то под ним, в ледопаде, где заканчивается стекающий ледник. Бывает, он имеет форму языка, а иногда обрывается бесформенно, но в таком месте всегда происходит активное таяние и разрушение.

В тот день, когда чуть не случилась беда, мы стояли на правом, или южном борту ледника, точнее, на каменной морене. Это место было немного выше уровня конца ледника, а чтобы подойти к ледопаду, надо было спуститься по некрутой грунтовой осыпи. Туристы и альпинисты легко поймут, о чем я толкую, а вот непосвященным объясню образно. Представьте, что вы стоите на берегу большой реки, которая течет под большим углом к горизонту, чем, к примеру, равнинные реки. Вода в ней застыла и превратилась в лед, который обрывается как раз там, где вас поставил шеф. Вам виден ледовый обрыв, который медленно крошится на куски, просматривается дно этой застывшей реки, вы можете спуститься туда и выйти на противоположный берег. Но это риск, потому что глыбы льда часто срываются и падают.

«Живой» камень размером с арбуз

Итак, мы с шефом стояли на берегу, и Гарри устанавливал свой драгоценный теодолит на треножник. Сергей положил полосатую линейку на плечо и спокойно пошел по осыпи в сторону дна ледопада. Он должен был идти поперек течения ледника и спуститься под самые стены ледяных глыб.

Сергей ушел уже метров на двадцать, когда я увидел, как по леднику катится камень размером со средний арбуз, только не круглый. Камень двигался по наклонной вдоль ледника, под прямым углом к Сергею, его удары о мягкий и рыхлый летний лед были не слышны. Траектория полета была такой, что Сергей и камень непременно должны были сойтись в одной точке. Меня охватил ужас! Все происходило, как в кино, где действия намеренно замедлены. Шеф ничего не видел, наверное, он настраивал свой прибор, но я хотел закричать: «Камень!», но не смог.

Клич об опасности известен альпинистам, туристам и специалистам, которые работают в горах. Это те мгновения, когда жизнь и смерть находятся по соседству, и ты еще можешь спасти своего друга одним окриком: «Ка-а-мень»!

Тот миг был равен, наверное, целому часу. А Сергей спокойно шел в своей темно-красной с белыми полосками лыжной шапочке. Возможно, он насвистывал песенку, а камень летел наперерез, набирая скорость. Глаза мои видели, голова работала. Я хотел броситься к Сергею, чтобы сбить его с ног, но не мог пошевелиться, и, помню, что даже успел этому удивиться. Я был неподвижен, мои мышцы и голос оказались полностью блокированы.

Квадратный «арбуз» летел с ледника, как будто оторвался от трамплина, и держал курс прямо в голову спокойно идущего Сергея, пролетел за его затылком и над самой линейкой, которая лежала на его плече. Пронесся бесшумно, куда-то вниз, к озеру, и неслышно упал там. Мой друг шел по льду и не знал, что в эти секунды мимо пролетела верная смерть.

Я осознал себя в напряженной стойке футбольного вратаря, готового броситься на летящий мяч и отбить удар, а Федулов все подкручивал винтики-колесики на приборе. Наверное, ангел-хранитель Сергея ввел меня в оцепенение, нейтрализовал и не позволил вмешаться. Иначе на мой крик Сергей бы остановился и оглянулся, а камень как раз настиг бы его в этот момент.

Психологи, физиологи и скептики могли бы объяснить состояние Ралиена как оцепеняющий шок. Сергею он ничего не сказал, а через полминуты обо всем забыл, словно из памяти этот отрезок времени был стерт.

Ни во время ужина в лагере, ни в последующие дни, до самого конца рабочего сезона, он не вспоминал этот случай. Спустя годы эта история вдруг всплыла в каком-то разговоре, а Сергей не знает ни о «живом» камне, ни о переживаниях своего друга по сей день.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz