Казахстан
-13°
Boom metrics
Общество11 января 2023 5:25

Ради крепкого словца...

Как относиться к тому, что вокруг на все лады звучит мат?
Галя ГАЛКИНА
Автор карикатуры - Михаил ЛАРИЧЕВ.

Автор карикатуры - Михаил ЛАРИЧЕВ.

Люди непринужденно изъясняются неизящной словесностью, даже дети матерятся. А если кто-то нервничает по этому поводу, то слышит в ответ: «Забей! Это — нормальное, современное общение». И, пожалуй, лишь представители старших поколений, осколки советской эпохи, пытаются остановить сквернословов в общественных местах. И нарываются на грубый ответ — «не твое дело!».

Я — тоже осколок советского прошлого. Училась на факультете журналистики в вузе Ленинграда (ныне Санкт-Петербург). Моя словацкая сокурсница Фрида-Иветта быстро осваивала русский язык. Просила меня обучать ее поговоркам, пословицам, устойчивым выражениям. И я вспоминала разное, в зависимости от просьб Фриды-Иветты. Как сказать о сильно пьяном человеке? «Пьяный в стельку». Как иносказательно дать понять, что дружбе конец? Э-э-эээ, может быть: «Вот тебе Бог, а вот — порог». А, если ты кого-то не ждешь, а он пришел? Ну, это совсем просто: «Нежданный гость — хуже татарина». И так далее. Еще Фрида просила меня обучить ее русскому мату. Но я не могла вслух произнести короткие и выразительные слова, которые, как любой советский гражданин, слышала и знала, но не применяла. Мне это было мучительно — произнести запретные выражения. «Прости, Фрида, не могу». Наша молодость пришлась на целомудренные времена, когда материться было неприлично, стыдно, порицаемо обществом.

Хочу подчеркнуть, что в нашей студенческой среде не принято было в общении прибегать к непереводимому фольклору. С той поры прошло много лет, десятилетий даже. Но я не изменила своего отношения к табуированной лексике. По-прежнему болезненно сжимаюсь, когда слышу эти крепкие словечки.

Но ведь можно и не терпеть, а защитить себя, окружающих от мата в общественном месте. Ведь существуют статья 330 Административного кодекса РК и статья 130 Уголовного кодекса РК, в соответствии с которыми тем, кто применил нецензурные выражения в адрес другого человека, придется заплатить до 18 тысяч тенге. Или угодить на десять суток за решетку — за грубые выражения в общественном месте. Нецензурная брань в общественных местах квалифицируется по статье 330 как мелкое хулиганство.

Я решила расспросить своих коллег и друзей, как они сегодня относятся к мату, который в наши дни не только легализован, он культивируется и процветает, им не только изъясняются, но, кажется, что и дышат.

Иеромонах Аверкий.

Иеромонах Аверкий.

Иеромонах Аверкий (Белов), настоятель храма Казанской иконы Божией Матери села Коктал, поэт, фотограф:

— Когда брань звучит в определенной среде — мужская ругань среди заключенных, работяг, дальнобойщиков — тоже неправильно, но хотя бы понятно. Но, если матерятся дети, если на телевидении звучит мат, в кино, обсценная лексика используется в литературе, то это ужасающее явление, настоящая катастрофа. Для меня это трагедия, боль и ужас. Я считаю, что многие наказания за этот грех придут на каждого в отдельности и на все наше общество, если мы не преодолеем эту проблему.

Ужасно то, что человек утрачивает этическое, эстетическое, духовное, религиозное чувство. Страшно, что это становится лакмусовой бумажкой внутреннего состояния человека. Это значит, в нем пропало то внутреннее чутье — что хорошо, а что плохо, что можно или нельзя делать, говорить. Сквернословие — знак неверия. Не могу представить, чтобы человек исповедующийся, ходящий в церковь, причащающийся, мог бы своими устами, которые произносят молитвы и касаются святых тайн — тела и крови Христовых, произносить матерную брань, сквернословить.

Страшно, что мы сталкиваемся с обыденным матершинным разговором. Люди будто услаждаются им. В древности сквернословие воспринималось, как проклятие. Проклинались прежде всего детородные органы, чтобы не рождались дети. Дух разврата, магия проклятия, оккультизм и маты тесно связаны между собой. Внутреннее неверие в Бога и маты переплетены воедино.

Что происходит с матерящимся человеком? Он чувствует прилив демонической энергии. Крепкое словцо вызывает всплеск эмоций, человек разгорячает себя матом. Как если бы он вкусил запретный плод. Человек самоутверждается через мат. Он чувствует бесов рядом. И, несомненно, демоны радуются мату, они дают человеку некие силы.

Любой политик, литератор, артист, использующий нецензурную брань, для меня становится чужим. Я перестаю ему верить, воспринимать. Человек, говорящий матом, не может создать что-то хорошее, если не покается. Нецензурные слова — страшные, они использовались в магии, заклинаниях. Их нельзя считать литературными. Это слова проклятые, демонические. Они разрушают человека — физически и духовно.

Дорогие, остановитесь! Это вопль души. Спаситесь от этого страшного греха, от духовной смерти. Давайте восстанавливать красоту речи, мышления, красоту жизни, беречь красоту природы, супружеских отношений, красоту отношений с детьми. Нужно сберечь великую древнюю красоту и гармонию, которую нам даровал Господь. Как прекрасно можно жить без грехов — в чистоте уст, глаз, в чистоте и благородстве сердца, поступков, помыслов.

Айгуль Исмакова.

Айгуль Исмакова.

Айгуль Исмакова, доктор филологических наук, профессор, зав. отделом Иститута литературы и искусства имени М.О. Ауэзова Министерства образования и науки РК:

— Ненормативная лексика имела незначительное место в казахской литературе. Но только в советское время. В принципе, казахская литература придерживалась норм народной этики, установленных в художественном дискурсе жанра толғау Қазтуғаном и Бұхар жырау еще в XV-XIX веках. Как отметил в своей «Әдебиет танытқыш» — «Теории литературы» (1926) Ахмет Байтұрсынұлы, литература — это асыл сөз — слово сокровенное, обращенное к душе человека. Поэтому посвященным в это благородное дело полагалось говорить только о том, что соответствовало духовной этике народа.

Лет 10 назад под руководством ныне здравствующего академика Каскабасова была издана книга матершинных слов. До этого издания никому в голову не приходило собирать нецензурные выражения. Для образованной части любого общества во все времена было нормой не использовать лексику, несущую негативную энергетику. В атеистическое советское время жаргонная лексика также не одобрялась во всех слоях общества. Правоверные, как и все представители других мировых религий, считают, что любое сквернословие исходит от лукавого.

К сожалению, в настоящее время я наблюдаю, как бездумно, может, по инерции, не только разбрасываются негативной энергетикой, но и активно сквернословят. Стало обыденностью, что популярные рэперы выпускают матерные треки. Понятно, что словарный запас таких песенников ограничен сегодняшней улицей. Но это прежде всего расчет на не читающую публику, для которой «Я буду твоим плащом!» — своего рода шедевр.

Заметно, что сквернословие становится обычным форматом общения для молодежи. Меня не удивляют разнорабочие, для которых это, пожалуй, профессиональная привычка. Хотя среди них очень много начитанных людей. Но меня потрясает, что в публичных местах приходится слышать, как импозантные представительные мэны по телефону кроют матом кого-то в своей беседе. И так победоносно!

В торговых центрах добропорядочные с виду мамаши в одежде от дорогих брендов также активно матерятся в присутствии своих детей. Я как-то поинтересовалась у одной особы, каким образом у нее включается сквернословие, ведь она образованная, успешная бизнесвумен. И эта респектабельная женщина ответила, что именно такие словесные обращения быстрее доходят до ее подчиненных. Но, конечно, в интеллектуальной ученой среде табуированная лексика неприменима. И среди студентов мат слышится реже.

Бесспорно, мы будем помнить традиционную установку от Всевышнего: не сквернословь, не прелюбодействуй, не приумножай зло. Любое слово имеет заложенную в нем информацию: позитив или негатив. Мы имеем то, о чем много говорим!

Казахи старались высказываться только в позитивном ключе: даже в советское время какие-то катастрофы просто объявлялись, но не пропагандировались и не мусолились, как это происходит сейчас. Все понимали, что предпочтительнее не обсуждать много любое зло, дабы его не приумножать. Потому что любая информация множится, если ее повторять. Правоверные и просто умные люди по всему миру предпочитают больше молчать или, если говорят, то стараются больше говорить о добре, чем о зле.

Испокон веков была и есть народная этика, и ее ничто не может отменить: избавление от негатива, стремление к человеческой состоятельности и радости! Но при этом непременно необходимо оказывать помощь другому, вот в чем всегда был смысл жизни в Великой степи. Жить в гармонии с собой и с окружением, включая природу и весь окружающий нас мир. Относиться к другому так, как бы сам хотел, чтобы относились к тебе.

Сегодняшняя виртуальная «слава» привлекает нас и... расслабляет многих из нас — до использования в соцсетях неадекватного речевого микса. Ну а виртуальная безответственность нашего дня все больше требует осознанного применения слов. Ведь слово наше непременно отзовется!

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz