Казахстан
-26°
Boom metrics
Сегодня:
Звезды17 ноября 2023 7:00

Оглянуться и ничего не забыть

Сбываются мрачные пророчества жамбылских краеведов: исторический аулиеатинский квартал в центре Тараза уже лишился нескольких зданий, в том числе, где работал писатель-фронтовик, основоположник детективного жанра в казахской литературе Кемель Токаев.
Галина ВЫБОРНОВА
Любители истории задаются вопросом: удастся ли сохранить квартал?

Любители истории задаются вопросом: удастся ли сохранить квартал?

Любители истории задаются вопросом: удастся ли сохранить квартал?

Собственно, к этому все и шло, и общественники давно били тревогу: выступали на круглых столах, писали письма, делали обращения. Их опасения разделяли журналисты, ратующие за сохранение уникального городского квартала. Но власти все эти годы как воды в рот набрали. В лучшем случае раздавали обещания: посодействуем, решим вопрос, укрепим, усилим, улучшим. А в это время проседали фундаменты зданий конца XIX — начала XX века, сыпалась штукатурка со стен и потолков, проваливались доски в полах...

Тут надо пояснить, что это за квартал такой, почему он так дорог историкам, краеведам и старожилам Тараза. Для этого полистаем страницы истории.

ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ БЫЛИ ЛЮДЬМИ МАСТЕРОВЫМИ

...Конец XIX — начало ХХ века. Древний Тараз к тому времени уже находился в полном упадке, а на его руинах возрождался новый город, носящий имя Аулие-Ата, что в переводе означает «Святой старец». Имя было унаследовано от средневекового мавзолея, где, по легенде, покоится Карахан — глава династии Караханидов. Вокруг этой усыпальницы и стал расти и формироваться город, постепенно переходя от небольшого провинциального местечка к современному областному центру. Как и многие другие города Туркестана, Аулие-Ата в конце XIX века делился на три части: крепость, старый (азиатский) город и новый (европейский) город — так называемая русская слободка, образовавшаяся после взятия в 1864 году царскими войсками крепости Аулие-Ата, входившей в Кокандское ханство.

Рост численности населения и его интернационализация привели к размыванию и слиянию этих частей. Вот как описывает данный период уроженец Аулие-Аты Аброл Кахаров в своем эссе «Мама»: «В городе были построены новые дома, военные казармы, церкви, цеха по обработке шерсти и кожи. А на близлежащих землях к городу возникли поселки: Ровное, Головачевка, Михайловка, Луговое, Гродеково, Покровка и другие. Старожилы узбеки добрым словом вспоминали первых переселенцев из России... Переселенцы селились на необжитых землях около речек и родников рядом с проселочными дорогами. Быстро налаживали свой быт. Перед взорами местных жителей стали вырастать ранее неизвестные дома с наклонными крышами, из которых торчали трубы и шел дымок с наступлением холодов. Особенно удивляли местных выращиваемые русскими овощи: картофель, помидоры, капуста, вкус которых вначале тайно и робко попробовали молодые, а затем признало и старшее поколение. Первые переселенцы и их дети были людьми мастеровыми. Они умели распиливать громадные деревья на аккуратные доски, изготавливать изящные подковы, миниатюрные плуги, лопаты, вилы, металлические обода для колес, бочек и кадушек; мастерили дома с ажурными ставнями и резными воротами, колокольни церквей с ярким орнаментом, разукрашенные сундуки — гордость и богатство хозяек, ложки, бочки и другую домашнюю утварь. На некогда пустовавших землях заколосилась пшеница, зацвели сады. Люди стали жить богаче. Отношения с местными жителями складывались деловые. Стороны не вмешивались во внутренние дела общин. Мирно соседствовали и терпимо относились друг к другу мусульманская мечеть и христианская церковь. Развивалась торговля. Из России стали поступать товары. Каждая узбекская семья старалась приобрести русское чудо — самовар».

Интересным первоисточником по истории города Аулие-Ата служат труды Льва Костенко — военного востоковеда, члена Статистического комитета и Русского географического общества. Его «Путевые заметки» (1872 г.), вошедшие в Очерки Семиреченского края, раскрывают картину жизни по дороге от Ташкента до города Верного. Есть там и об Аулие-Ате: «Аулие-Ата — небольшой городок, населенный сартами... Русская слободка в Аулие-Ате состоит из нескольких домиков, принадлежащих служащим лицам. Домики эти, выстроенные из сырцового кирпича, выглядят как-то особенно уныло. Единственное украшение русской слободки составляет маленькая, хорошенькая церковь, окруженная зеленью молодых деревьев» — такой автор увидел русскую часть города в начале ее застройки. «Окрестности Аулие-Аты, — продолжает географ, — как и весь уезд, славится производством хлеба, который в значительном количестве отпускается не только во все части Сырдарьинской области, но даже и за границу, в Коканд».

В 80-90-х годах XIX века Аулие-Ата стал разрастаться, благоустраиваться. Именно тогда были заложены основы современной планировки. По описаниям краеведов, главные улицы мостились мелким галечником, а тротуары — каменными плитками. Появилось много капитальных домов, имевших характерную для того времени архитектуру. Новая европейская часть города развивалась в северо-западном направлении — по улице Пушкина (первоначально Русская улица или Орыс-көше), постепенно расширяясь к востоку и западу от нее.

Там, где сейчас находится современная площадь имени Назарбаева (бывшая площадь Ленина, площадь «Достык»), располагался Мучной базар. Именно здесь сформировался центр нового города, тяготеющий к традиционному историческому центру. В записках аулиеатинского санитарного врача, составленных в 20-х годах прошлого века, есть описание улицы Кауфманской (в советское время она называлась Коммунистическая, а нынче Толе би) — одной из четырех основных городских улиц. Она выглядела достаточно широкой и прямой, и здесь наблюдалось довольно оживленное движение транспорта: повозки, частные извозчики, верховые на лошадях. Остальные улицы были поуже и поизвилистей. С обеих сторон тянулись арыки с насаженными вдоль них пирамидальными тополями (так что сохранившиеся местами старые тополя являются, по сути, историческими реликвиями).

После революции дома городских предпринимателей были национализированы и переданы в муниципальное хозяйство, в них стали размещаться учреждения. По улице Коммунистической: исполком и его отделы (а до него — трехклассное училище) расположились в доме Мордуханова (сегодня это здание по адресу: Толе би, 24 занимает типография «Сеным»), большой интернат — в доме Ложечникова (кафе «Ширин» по Толе би, 20), «заразная больница» (то есть инфекционная) — в доме Сергеева, спичечная фабрика и ссыпной пункт — в домах Ермолаева, аптека — в доме Гуляева И.И., Упрофбюро — в доме Гуляева А.В. В Главном переулке (ныне — улица Бектурганова) кино переехало в дом Смирнова (Куликова), почтово-телеграфная контора — в дом Шукур-Назар Мухамадова, транспортный трест — в дом Тюряева, биржа труда и уголовный розыск — в дом Валиханова. По улице Садовая (Ленина, а нынче — Бейбитшилик): Сельхозбанк занял дом Тюряева, отдел регистрации — дом Эккерта, школа — дом Тазединова, Поземельно-устроительная партия — дом Попеля, Военный комиссариат — дом Бровермана. Ну а по улице Пушкинской (Русской, Пушкина): хлебопекарня разместилась в доме Пугасовой, аптека — в доме Крамина, рабочий клуб — в доме Грозина, европейский интернат — в доме Смирновой, торгово-промышленные помещения — в доме Мозгунова, Аулиеатинское лесничество — в доме Прейса...

— Сегодня уже невозможно точно определить, какие именно это дома и где они находились, не совпадает нумерация и нет многих документов тех лет, — рассказывает таразский краевед, заместитель председателя Историко-краеведческого центра «Обелиск» Анна Крокошева. — Эти постройки пережили своих хозяев и память о них. Все они были построены в конце XIX — начале ХХ века первыми купцами и промышленниками нашего города. В основном, это дома из сырцового и жженного кирпича, главные фасады которых обращены на улицу. Раньше со дворов к ним примыкали приусадебные участки, сады, огороды, перед фасадами разбивались палисадники. Дворы ограждались дувалами, вдоль улиц прокладывались арыки, высаживались деревья. Для застройки характерна эклектичность: русский классический стиль (кирпичная ажурная кладка, пилястры, фигурные ниши, карнизы, выложенные ребристым пояском, большие окна с деревянными резными наличниками и карнизами) сочетается с элементами восточного зодчества. Неповторимый ландшафт создают и водные артерии, такие как Тюйте, Капал, Карасу. Старожилы города еще помнят, как в этих каналах текла чистая вода, купались дети и даже водилась речная рыба. На канале Туйте располагался целый каскад водяных мельниц, здесь работала первая гидроэлектростанция. Эти каналы также являются историческим наследием города. Но что мы видим сегодня: большинство старинных зданий, являющихся памятниками градостроительства аулие-атинского периода, — разрушены или полуразрушены. Каналы заброшены и захламлены. Историческое и культурное богатство тает на глазах. Все это — печальный итог проведенной в конце 90-х годов приватизации, когда в частные руки отдавались не только объекты промышленности и социальной сферы, но и исторические здания. А новых хозяев история не волнует — они рассматривают доставшиеся им здания только как коммерческие объекты, способные принести быструю прибыль, и не торопятся ни реставрировать их с привлечением специалистов, ни ремонтировать, доводя до полного разрушения. И вот результат всей этой затеи с приватизацией памятников старины: если еще два десятилетия назад их в Таразе насчитывалось порядка 80, то сейчас и двух десятков не наберется.

-

-

ЗДЕСЬ ТРУДИЛСЯ КЕМЕЛЬ ТОКАЕВ

Шиферные кровли, оштукатуренные стены... Время как будто застыло в этом квадрате, разделяемом перекрестком улиц Бектурганова и Пушкина. Что интересно, эти дореволюционные здания настолько органично вписались в джамбулскую городскую застройку, что могут, без преувеличения, считаться памятниками и советского периода. Всю советскую эпоху они честно служили горожанам: здесь располагались знаковые заведения: магазин «Букинист», аптека № 1, турбюро. Невероятно, но в «Букинисте» торгуют литературой и по сей день, правда, сейчас это обычный книжный магазин.

Однако не каждый знает, что в 1948 году в одном из зданий этого квартала работал отец президента Казахстана Касым-Жомарта Токаева, писатель-фронтовик, основоположник детективного жанра в казахской литературе Кемель Токаев. Будучи молодым журналистом — выпускником филфака КазГУ имени С. М. Кирова, он трудился в областной газете «Сталиндік жол» (ныне «Aq jol»).

Этот факт раскопал известный жамбылский журналист и писатель, заслуженный деятель РК Косемали Саттибайулы.

— В середине 80-х годов, работая корреспондентом областной газеты «Енбек туы» (ныне «Aq jol». — Г. В.), я слышал от старших коллег, что когда-то в нашем издании начинал свой творческий путь корифей детективной литературы Кемель Токаев, — рассказывает Косемали Саттибайулы. — В детстве я читал его книгу «Таскын» («Потоп»). Занимательная, я скажу вам, вещь! В повести речь шла о молодом следователе, пришедшем с фронта и раскрывающем преступления банд, промышлявших грабежами и разбоями эвакуированных. И вот я снова услышал имя понравившегося мне автора, да еще в стенах родной редакции! А в 2014 году, когда я уже возглавил коллектив областной газеты, интерес к творческой биографии Кемеля Токаева возрос во мне настолько, что я дал задание нашей сотруднице покопаться в архиве. И, перелистывая старые подшивки издания, которое тогда называлось «Сталиндік жол» («Сталинский путь»), в номере от 18 августа 1948 года она наткнулась на кинорецензию будущего писателя на фильм «Далекая невеста». В том же году в номере от 24 октября вышла кинорецензия Кемеля Токаева на фильм «Молодая гвардия». Эти две киноленты считались одними из лучших на военную тематику — писать на них отзывы считалось очень ответственным делом, которое могло быть поручено только тому, кто сам прошел через горнило войны, — и этому требованию соответствовал 25-летний журналист, фронтовик Кемель Токаев. Помимо кинорецензий, за подписью Токаева публиковались заметки о сельских буднях, региональные новости.

На пожелтевших страницах газеты «Сталиндік жол» мы нашли и старый адрес редакции, ставшей альма-матер для многих талантливых журналистов и редакторов, таких как Гайса Сармурзин, Жайык Бектуров и других, - это Пушкина, 22. Вместе с фотокорреспондентом Агадилом Рысмаханом мы вышли на поиски этого здания. Долго искать не пришлось. Трехэтажный особнячок с характерными для строений предшествующей эпохи элементами классицизма выделялся среди других. Мы его засняли, и затем я написал статью о творческом следе Кемеля Токаева, высказав мысль о том, что необходимо беречь это здание, как зеницу ока, потому что это наша история. Может, даже есть смысл открыть там музейную экспозицию.

Но не успел Косемали Саттибай-улы поделиться планами увековечения памяти Кемеля Токаева, как эпохальный особняк... снесли. Произошло это в 2021 году. Снесли, разумеется, с ведома властей — для того, чтобы построить там частную клинику. Клиника, конечно, дело хорошее, но неужели ее нельзя было открыть в другом месте? Какая необходимость была приносить в жертву историческое здание, которое известно еще и тем, что в нем располагался первый в Джамбуле обком партии, а затем областная детская больница?..

Пушкина, 22... А мы когда-то жили на Пушкина, 4. Крохотная деревянная времяночка на двоих хозяев — каждая «половина» состояла из одной комнаты — то есть ни кухни, ни прихожей, удобства — на улице. В нашей «однушке» нас ютилось четверо: бабушка с дедушкой, мама и я. Помню, как бабушка ведет меня за руку по тенистому тротуару, где и деревья большие, и люди — великаны... — ну, так мне-то всего три годочка. «Ой, какая малышка, прямо, как Пушкин!» — это прохожих умиляли мои каштановые кудри, не поддающиеся никаким парикмахерам. Так вот, девочку с пушкинскими кудрями водили по улице Пушкина, по которой бродил когда-то молодой журналист Кемель Токаев, который потом стал корифеем детективного жанра. А девочка с улицы Пушкина стала журналистом ведущих республиканских изданий, и за журналистское творчество (в котором особое место занимала криминально-правовая тематика, проще говоря, «детективный жанр»!) получила медаль «Ерен еңбегі үшін» («За трудовое отличие»). Указ о награждении подписал президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев — сын Кемеля Токаева. Вот так все связано и переплетено в этом мире, а нитью незримой стала... улица Пушкина!

— Когда я увидел на месте легендарного здания, связанного с литературным достоянием Казахстана, котлован, мне аж плохо стало, — сокрушается Косемали Саттибайулы. — Подумалось: как это они так быстро уничтожили этот объект культурного наследия. Я только поставил вопрос об увековечении памяти Кемеля Токаева через это здание, как его уже нет! Стало горько и обидно от такого безразличия местных властей к прошлому страны...

Справедливости ради надо сказать, что здание, в котором делал свои первые шаги на писательском поприще отец главы государства, в реестре памятников не состояло. Однако о необходимости его сохранения постоянно поднимали вопрос члены Историко-краеведческого центра «Обелиск». И ни разу к ним не прислушались...

Вот и сейчас обелисковцы стучатся во все двери, пишут обращения в госорганы, задают вопросы на встречах с местной властью, но все тщетно. Чиновники не могут или не хотят их услышать.

А ВЕДЬ МЫ ПРЕДУПРЕЖДАЛИ...

— На сегодняшний день в Государственном списке памятников истории и культуры местного значения, утвержденном Постановлением акимата Жамбылской области от 1 июля 2020 года № 148, в городе Таразе статус памятников градостроительства и архитектуры сохранили 13 зданий, возведенных в конце XIX — начале ХХ века, а в 1984 году их было в два раза больше, — продолжает Анна Крокошева. — В черте улиц: Толе би — Бектурганова — Пушкина — Байтасова находятся 7 таких зданий-памятников и еще с десяток домов того же периода. Все они вкупе представляют собой участок городской застройки, сохранившей архитектурный облик Аулие-Аты конца XIX — начала ХХ века, и потому называемый нами, краеведами, «аулиеатинским кварталом». Однако из-за небрежного отношения собственников здания аулиеатинского квартала постепенно доводятся до естественного разрушения, при этом теряется самобытный исторический облик старого города. А ведь одним из приоритетных направлений развития Тараза, как неоднократно декларировалось отцами города и области, является исторический туризм! И если мы сегодня не сохраним оставшиеся памятники на старейших городских улицах, то наш древний город лишится аутентичного облика, сформировавшегося на стыке прошлого и позапрошлого столетий.

Все это так, но, помимо нерадивых собственников, у таразской старины есть ворог пострашнее! И кто же, вы думаете, отправляет здания аулие-атинского периода на свалку истории в прямом и переносном смысле? Не поверите — инициатива вывести ряд исторических объектов из реестра памятников изошла от Дирекции по охране памятников (!) Управления культуры акимата Жамбылской области! Именно оттуда в Министерство культуры поступило предложение на этот счет, которое Минкульт ничтоже сумняшеся и удовлетворил. Таким образом, в 2021 году статуса памятников градостроительства и архитектуры были лишены 13 зданий, которые пополнили скорбный список утраченных творений городской застройки прошлого столетия. Среди этих «отверженных» — здание «Казпочты», представляющее собой уникальный архитектурный сплав русского и восточного зодчества. Неужели у собственника — АО «Казпочта» — не нашлось бы средств для реставрации этого замечательного образца аулие-атинского стиля?..

— Подобный исход был вполне прогнозируем, — рассуждает таразский краевед, член Историко-краеведческого центра «Обелиск» Искандер Торбеков. — Было непростительной ошибкой передавать историко-культурное наследие в частные руки, так как частники превратили памятники старины в источник личного обогащения и только. В середине 80-х, работая младшим научным сотрудником в заповеднике-музее «Памятники древнего Тараза», я лично занимался паспортизацией этих объектов, потому что государство взяло их под охрану, присвоило им статус памятников. Но, как показывает жизнь, даже этот статус не спасает, когда на кону интересы частного капитала. По неизвестным причинам каким-то чудесным образом тайно от народа и при молчаливом согласии властей некоторые здания были переданы в частную собственность тогдашним руководством заповедника-музея. На месте одного из них уже вырос помпезный ресторан, разрушающий уникальный стиль исторического квартала. Оставшиеся здания, видимо, ждет та же участь — быть снесенными, как это и произошло со зданием, где начинал свой творческий путь писатель-фронтовик Кемель Токаев. И это под разговоры о сохранении исторического наследия, о развитии туризма. Но у нас какое-то избирательное отношение к истории. Мы почему-то занимаемся только периодом средневековья, а вчерашний день нашего государства, который запечатлен в архитектурном облике зданий, в городском ландшафте, остается без внимания. Но если одну часть истории восстанавливать, а другую всячески замазывать — это уже манкуртизм какой-то! На том историческом отрезке, когда в этих местах селились русские люди, наблюдалось мощное развитие края: возникла промышленность, появилась железная дорога, открывались производства, строились школы, больницы. Это не какая-то чужая — это наша казахстанская история! И ее необходимо сохранить! В этот аулиеатинский квартал можно было бы водить туристов, предлагая им путешествие во времени: от средневековых мавзолеев, расположенных в десяти минутах ходьбы, в XIX и XX века, а затем в день сегодняшний. Можно было бы восстановить мостовую, отреставрировать здания, предварительно выкупив их у тех хозяев, которым эти здания не нужны, и использовать их в качестве сувенирных магазинов, стилизованных закусочных, небольших музейчиков. В этом квартале своя аура, и я, например, очень люблю здесь бывать. Сюда заходишь — и будто попадаешь в другой мир, когда под раскидистыми кронами в арыках журчала вода, и мы, босоногие мальчишки, пускали по ним бумажные кораблики... В 2019 году я высказал идею восстановления квартала тогдашнему акиму Жамбылской области Аскару Мырзахметову. Думал, он человек серьезный, найдет способ сохранения городской истории. И, казалось, лед тронулся: появилась комиссия и первые проекты... Но потом все заглохло. И вот мы сейчас слышим, что еще несколько зданий вычеркнуто из реестра памятников. Это развязывает руки их владельцам: теперь они просто снесут эти дома. И не будет никакого туризма, никакой истории, а будут очередные торговые центры, рестораны и сауны. Как хочется, чтобы я ошибся...

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz