Сегодня:
Политика8 сентября 2021 6:10

С оглядкой вперед

Послание президента образца 2021 года — документ вроде бы вполне традиционный, но в то же время — совершенно особый
По убеждению президента, страна защитила и укрепила свою независимость, имеет четкий план социально-экономического развития аж до 2025 года, запустила политические реформы.

По убеждению президента, страна защитила и укрепила свою независимость, имеет четкий план социально-экономического развития аж до 2025 года, запустила политические реформы.

Фото: пресс-служба Акорды

И особость эта заключена в некоем «дуализме» целеполагания: с одной стороны, попытка решить наконец неотложные тактические задачи (инфляция, рост цен, вопиющие диспропорции в развитии регионов, стремительное падение уровня жизни «простых граждан»), с другой — стремление закрепить за верховной властью репутацию последовательного проводника судьбоносных перемен, а за подданными этой власти — стойкое впечатление безоговорочно поддерживающих все ее прогрессистские устремления. Причем, даже те из них, которые еще вчера не вызывали у думающей части социума особого оптимизма.

При этом типичные для всех трех посланий народу нынешнего президента пассажи про «цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи» — содержались преимущественно в дебютной части выступления президента, а о конкретных проблемах и путях их решения упоминалось в середине. Концовка же, которая, как известно, запоминается лучше всего, была отдана впечатляющим посулам народу и недвусмысленно-жесткому предупреждению чиновникам: «Все, кто сомневается в курсе главы государства, не справляется с работой, возможно, хочет каким-то образом отсидеться, уклоняется от выполнения поручений президента, мне кажется, должны уйти с занимаемых постов». Честно говоря, подавляющему большинству казахстанцев тоже так кажется — причем, уже не первое десятилетие. Только вот подчас уходят почему-то не те, не за то и не туда...

Старые и новые песни от Главного

Итак, чего же мы достигли, где провалились и что будет с нами дальше? По убеждению президента, страна защитила и укрепила свою независимость, имеет четкий план социально-экономического развития аж до 2025 года, запустила политические реформы и останавливаться на достигнутом не собирается. С другой — «мы столкнулись с неконтролируемым ростом инфляции. Нацбанк, правительство оказались бессильными перед ней, сославшись на мировые тенденции. Подобного рода отговорки высвечивают уязвимость национальной экономики. Возникает еще один вопрос: в чем тогда состоит роль наших профессиональных экономистов? Этот посыл, к слову, содержался еще в дебютном послании президента Токаева в сентябре 2019 года, когда он призывал этих самых экономистов помочь родному государству. Не помогли стало быть?

Другая «старая песня о главном» — контроль за ценами. «Необходимо также обеспечить единый контроль над ценами по цепочке от производителя до потребителя. Сейчас за эту работу отвечают несколько ведомств. После очередного скачка цен они вместо вдумчивого анализа и принятия эффективных мер начинают «кивать друг на друга». Пора навести порядок в этом деле. Следует разграничить зоны ответственности, определить один орган в качестве основного, прописать четкие регламенты взаимодействия остальных ведомств. Правительство должно принять решение по этому вопросу в месячный срок». Об этом и ранее настойчиво и многократно говорил не только действующий президент, но и его предшественник Елбасы. А цифры на ценниках знай себе растут...

Из относительно новых, крайне актуально звучащих «напевов», — требование создать, наконец, Национальную геологическую службу, чтобы облегчить недропользователям доступ к нашим подземным кладовым. Вывод из этого напрашивается очевидный: многолетнее «наше все» — добыча сырья — переживает не лучшие времена. На этом фоне слова президента о том, что «по итогам 2020 года, впервые за 10 лет индустриализации, вклад обрабатывающей промышленности в развитие экономики превысил долю горнодобывающей отрасли» звучат несколько двусмысленно: то ли это победа переработчиков, то ли провал добытчиков. А призыв «к 2025 году увеличить экспорт обрабатывающей промышленности в 1,5 раза, до 24 млрд. долларов, а производительность труда — на 30 процентов» выглядит в контексте нынешней общей ситуации в экономике преувеличенно оптимистичным.

Магия цифр, обаяние дат

Вообще, вся риторика послания свидетельствует: авторы этого программного документа в который раз оказались в плену «магических» цифр и дат. Вот, например, посыл, явно подсказанный главе государства доморощенными романтиками от цифровизации, далекими от повседневных реалий: «Для Казахстана крайне важны трансферт современных цифровых технологий, внедрение элементов Индустрии 4.0. Мы должны активно работать с нашими стратегическими партнерами за рубежом. При этом важно взращивать и усиливать отечественный IT-сектор. Стране нужны молодые, образованные, мотивированные кадры. В рамках Национального проекта по цифровизации необходимо подготовить не менее 100 тысяч высококлассных IT-специалистов. Экспорт услуг и товаров цифровой отрасли к 2025 году должен достичь как минимум 500 млн. долларов». Мощный текст, дух захватывающие цифры! Такие темпы должны вызвать панику в Силиконовой долине — того и гляди проспят конкурента... Что ж, стартовавшая 1 сентября перепись населения, которая впервые пройдет преимущественно в цифровом формате, как говорится, план покажет. И уровень соответствия захватывающей перспективы повседневным реалиям — тоже...

Хотя, если непредвзято судить по сегодняшнему удручающему технологическому оснащению отечественного образования, ждать прорыва всего через четыре года явно не стоит. Сам глава государства сказал об этом со свойственной ему профессиональной дипломатичностью: «Вместе с тем в условиях глобальных изменений велика вероятность, что получаемые знания устареют раньше, чем выпускник выйдет на рынок труда. Поэтому перед профильным министерством стоит неотложная задача по адаптации учебных программ к новым реалиям. Итоги дистанционного обучения в период пандемии свидетельствуют о недостаточной эффективности национальных телекоммуникационных сетей. Это привело к появлению большого количества учащихся, не владеющих базовыми, элементарными знаниями. Возникла еще одна проблема, можно сказать, беда — дети бросают учебу, потому что не видят в ней необходимости». По сути, эти слова президента — еще одно косвенное признание фактического провала многолетних попыток государства реформировать отечественную систему образования. А ведь давно общепризнано и подтверждено практикой: без современно образованного общества нет и не может быть конкурентоспособной страны.

«Мирный атом»: отложенный взрыв?

Впрочем, ни общество, ни даже тех его представителей, которых в наших палестинах принято величать «лидерами общественного мнения», судя по первым откликам на президентское послание, перспектива остаться «на обочине» особо не напрягает. А вот слова Касым-Жомарта Токаева о безальтернативности развития в Казахстане атомной энергетики вызвали настоящий ажиотаж. В стране, подавляющее большинство населения которой больно радиофобией, вопрос о строительстве АЭС неизбежно перетекает из экономической плоскости в общественно-политическую. Именно поэтому президент Токаев, говоря об этом в рамках послания, был максимально осторожен, хотя и однозначен. «Мировой опыт подсказывает наиболее оптимальный выход — это мирный атом. Вопрос непростой, поэтому к его решению нужно подойти максимально рационально, без домыслов и эмоций. В течение года правительство и «Самрук-Казына» должны изучить возможность развития в Казахстане безопасной и экологичной атомной энергетики», — провозгласил он с парламентской трибуны.

А двумя днями позже, в онлайн-режиме, по приглашению российского коллеги Владимира Путина участвуя в работе Восточного экономического форума, глава государства выразился более предметно (причем, сославшись на свое же послание народу): «В своем послании народу Казахстана я поставил задачу всесторонне изучить возможность создания в Казахстане атомной энергетики. При этом важно в должной мере учесть насущные потребности государства, естественно, включая граждан и бизнес. Я сам считаю, что пришло время предметно рассмотреть данный вопрос, поскольку Казахстану нужна атомная станция». Тем самым Касым-Жомарт Кемелевич, вопреки своим действительным намерениям и здравому смыслу, дал повод сетевым критикам в Казахстане подозревать себя в политической «ангажированности» Кремлем. Ведь тема строительства первой в нашей стране атомной станции всплыла еще в ходе дебютного визита второго президента РК в Москву — причем, с прямой подачи российского лидера. Тогда в нашем «глубинном» обществе реакция оказалась настолько бурной, что «Второй Первый» посчитал необходимым однозначно пообещать: вопрос о строительстве АЭС будет решаться только после всенародного обсуждения. Судя по тому, что президент счел возможным вернуться к этой щекотливой теме не где-нибудь, а в послании, которое в постсоветских государствах традиционно считается программой действий власти на предстоящий год, принципиальное решение принято и «обжалованию» не подлежит. А министр энергетики Нурлан Ногаев, говоря о планах ведомства по реализации послания президента, заявил: «В области подготовки квалифицированных кадров в атомной сфере министерством совместно с заинтересованными государственными органами и организациями будет проведена работа по выделению грантов и стипендий на обучение студентов в ведущих мировых вузах по специальностям атомной отрасли». Продемонстрировав тем самым наличие в нашей стране не только слышащего президента, но и слышащего его правительства...

Классика жанра

Если честно, это обстоятельство, помимо традиционных радиофобских комплексов, внушает, пользуясь некогда любимым выражением Касым-Жомарта Кемелевича, «осторожный оптимизм» — в том смысле, что такое исполнительное правительство не «заиграет» не только атомную станцию, но и важные для всех казахстанцев пять президентских инициатив, озвученных в послании. Это, во-первых, увеличение минимальной заработной платы до 60 тысяч тенге; во-вторых, льготы для работодателей, регулярно повышающих довольствие своим работникам; в-третьих, снижение с 34 до 25 процентов нагрузки на фонд оплаты труда для микро- и малого бизнеса; в-четвертых, ежегодные 20-процентные прибавки к зарплате самым безденежным — библиотекарям, водителям, егерям и т.д. И, наконец, в-пятых — регулярный перевод части пенсионных накоплений, превышающих порог достаточности, на специальный накопительный жилищный счет.

Разумеется, найдутся граждане — в том числе, профессиональные экономисты, которые поспешат упрекнуть президента в популизме — грехе, который сам Токаев неоднократно называл самым страшным для политика. Возможно, кто-то из них даже возьмется доказывать это с цифрами в руках. Зато Послание-2021 войдет в историю как самое «народное» из всех двадцати пяти прозвучавших за годы независимости. После такого сам жанр президентских посланий народу можно считать исчерпавшим себя: ничего лучшего уже не пообещаешь. Остается только делать. И здесь весь наш непрерывный «созидательный процесс» неизбежно столкнется с теми же проблемами и препятствиями, с которыми перманентно сталкивается на протяжении всех трех независимых десятилетий, — найти на все это деньги и людей, способных их грамотно и, главное, честно потратить...

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz