2018-12-05T11:55:45+03:00

Владислав Третьяк: Анатолий Тарасов не давал нам быть аристократами

10 декабря исполняется 100 лет со дня рождения Анатолия Тарасова, великого хоккейного тренера
Поделиться:
Комментарии: comments2
У Анатолия Тарасова были очень жесткие тренировки. Но время для улыбок все равно находилось. Фото: Сергей ЛИДОВ/РИА НовостиУ Анатолия Тарасова были очень жесткие тренировки. Но время для улыбок все равно находилось. Фото: Сергей ЛИДОВ/РИА Новости
Изменить размер текста:

Мы знаем, что в советском хоккее есть Легенда №17, и множество легенд под другими номерами. Но стали бы они такими звездами, завоевали бы столько «золота» если бы у них не было Анатолия Тарасова. В его карьере были потрясающие взлеты, куча медалей со всех возможных турниров и государственные ордена. Но любые награды меркнут перед простым неофициальным титулом «отец советского хоккея».

«Два раза в неделю на машине, а в остальные - в метро, потолкаться среди народа»

Рассказы Владислава Третьяка об Анатолии Тарасове

Много-много лет назад мы с братом в одном кинопроекте работали помощниками сценариста. В планах было снять фильм про наш хоккей, про «Красную машину» еще той, советской сборки. Нашей задачей было делать интервью со свидетелями той эпохи, чтобы потом реальные истории вплести в сценарий. Было много интересных встреч, но больше всего нам запомнились рассказы Владислава Третьяка про Анатолия Тарасова. Что-то потом мы увидели в «Легенде №17». Но большинство из тех историй публикуем только сейчас.

МАГАЗИН

Первый международный турнир в 1969-м у нас был в Швеции. А я знал, есть правила: командировочные деньги дают только в последний день, чтобы мы по магазинам не ходили - что там делать, если денег нет? И вот мы с дублером моим и другом хорошим Колей Толстиковым пошли погулять. Выходим - там спортивный магазин! И чего там только нет. Красотища!

И полка с вратарской амуницией!

А у меня маска в то время была как у всех - облегающая. Как шайба попадала, резало все. И шлем у меня был. Раньше ведь считалось, кто в шлеме играет - тут трус. Но мне отец сказал: «Либо играешь в хоккей в шлеме, либо вообще не играешь».

А в магазине в том все есть! И шлемы, и маски, и маски-сеточкой - в такой же я потом играл, и ее называли потом «знаменитая маска Третьяка». Коля мне говорит: давай зайдем, посмотрим, интересно ведь. И мы пошли. А там уже Полупанов, и Викулов и еще кто-то, не помню уже.

И вдруг заходит Тарасов…

У меня прямо дух захватило. Думая про себя: «Мама родная, я то как туда попал! Как я мог вообще сюда зайти! Теперь точно скажут, что это за молодой человек приехал в первый раз в Швецию и сразу в магазин! Нет, не думает о хоккее».

Слава богу, это спортивный был магазин. А у Тарасова настроение было хорошее. И вот входит он и смотрит так. А там Толстиков и Полупанов костюмы смотрят, меряют.

Он подходит и вкрадчиво спрашивает:

- Почем товар, ребята?

- Да вот Анатолий Владимирович. Смотрели, может завтра… 300 крон стоит.

- Дороговато. Дешевле возьмете?

- Ну не знаем…

И тогда Тарасов зовет продавца:

- Швед! - там швед стоял, смотрел за нами. - Швед! Иди сюда!

Все, главное, по-русски, Тарасов иностранных языков не призновал.

И так ему на себя показывает пальцем и говорит важно:

- Та-ра-сов!

Тот:

- О! Тарасов, ля-ля-ля.

А Тарасов ни черта не понимает, естественно, но все равно начинает:

- Дорого берешь. Ребятам отдай подешевле!

И уже к нам:

- Ребята, я по 150 договорился! Берете?

Все конечно: «О! Берем, берем!».

Швед:

- Нет! Нет!

А он ему на грудь значок повесил и опять себя в грудь:

- Я - Та-ра-сов! Уступи мальчишкам!

Я же недалеко стою, шлем меряю. И вдруг Анатолий Владимирович оборачивается ко мне мне:

- Ну что, полуфабрикат (он всех молодых так называл), нравится тебе этот шлем?

- Да, конечно Анатолий Владимирович, смотрите какой шлем!

- И что завтра в нем играть будешь?

- Конечно, смотрите, какой хороший!

Он к шведу поворачивается:

- Сувенир Третьяку!

И сразу ко мне:

- Владислав, забирай, я договорился!

А швед, владелец, подарил еще и по кепке каждому.

У Владислава Третьяка всегда наготове большой набор историй про великого Тарасова. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

У Владислава Третьяка всегда наготове большой набор историй про великого Тарасова.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

НЕВЕСТА

Тарасов нам говорил: «Вы так должны к друг другу на площадке относиться, как к невесте. Чтобы пас отдавать с любовью. Чтобы не тукнуть так, чтобы не поймал, а как невесте!».

ТЕННИСНЫЙ МЯЧ

Нас, вратарей, Тарасов заставлял с собой постоянно носить теннисный мяч. Как свободная минутка, надо было кидать его и ловить, развивая реакцию. Мяч должен был бысть с нами везде! Даже когда плавали! Я карман себе пришил к плавкам, чтобы, когда купаешься, он с тобой был.

За столом сидишь, кушаешь. Заходит Тарасов.

- Ребята, а где ваш мяч?

- ?!

- Вы даже когда борщ едите, в одной руке - ложка, а во второй - мяч!

МАШИНА

В 1971 году я взял машину «Жигули». Но это Тарасов мне выбил. Так же просто не купишь - очередь. А он подписал документы какие надо. И вот я подъезжаю на базу. И тут же Анатолий Владимирович, на «Волге».

Я выхожу:

- Доброе утро.

- Так ты что, на машине?!

- Ну да, вы же мне дали.

- Нет-нет-нет. Значит так: два раза в неделю на машине, а в остальные - в метро, потолкаться среди народа. С ума что ль сошел! На машине! Смотрите, какой аристократ!

Анатолий Владимирович Тарасов в душе до последнего оставался тренером. Пересъемка Владимир ВЕЛЕНГУРИН/«КП» - Москва

Анатолий Владимирович Тарасов в душе до последнего оставался тренером. Пересъемка Владимир ВЕЛЕНГУРИН/«КП» - Москва

ПЕРСТЕНЬ

Была у нас, хоккеистов, такая мода: клетчатые пиджаки и перстни. И я себе тоже купили пиджак и перстень. А Тарасов, как увидел, заставил нарисовать карикатуру на меня в клетчатом пиджаке с перстнями на всех пальцах! И вывесили в боевой листок – стенгазета, стихи, поздравления, карикатуры. Я потом, когда был комсоргом, тоже эти боевые листки принимал.

ТАМОЖНЯ

Заграничные командировки в то время были одной из привилегий хоккеистов. А когда мы возвращались, нас на таможне никогда не проверяли, но мы всегда переживали: может, два магнитофона нельзя везти? Может еще квоты на что-то? На одежду?

И вот однажды прилетаем в Шереметьево, и тут нам неожиданно таможенник один:

- Стоп! Проверка!

А Тарасов всегда последний шел. К нему капитан команды побегает, и говорит, мол, так и так, Анатолий Владимирович, поверяют нас! Таможня!

Анатолий Владимирович подходит к таможеннику и строго так:

- Полковник Тарасов!

- О! Тарасов, как же!

- Молодой человек, вы что же? Красную Армию собираетесь проверять?!

Там все упали. И таможенник уже сразу исчез:

- Нет-нет! Что вы! Проходите…

Тарасов нам:

- Ребята, проходите, я договорился.

ГРЕЧКО

Анатолий Владимирович Тарасов как-то говорит:

-- Министр обороны к нам едет! Гречко! Представляете сейчас зайдет! Так, Владислав, ты – комсорг. У нас пять свадеб, будешь сейчас просить три машины и две квартиры молодоженам. Так, Петров, ты – парторг. Ты будешь просить звания. Понял?... А вдруг он сейчас придет и скажет: «Здравия желаю товарищи офицеры!» А вы же офицеры, вы должны же кричать: «Здравия желаю товарищ министр обороны!». Понятно? Давайте репетировать!

Тарасов выходит, заходит опять, говорит:

-- Здравия желаю товарищи офицеры!

-- Здравия желаю товарищ министр обороны!

-- Плохо, давайте еще.

Повторили пару раз. А потом Тарасов говорит:

-- Если он спросит, кто научил, скажете полковник Тарасов? Понятно?!

И тут заходит Гречко:

-- Здравствуйте, ребята.

Мы орем:

-- Здравия желаю товарищ министр обороны!

-- Что?! Кто вас учил здороваться по должности?! Надо кричать не «министр обороны», а «маршал Советского Союза»! Кто научил?!

-- Полковник Тарасов!!!

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

«Он сделал счастливым детство моего поколения»

Олег Меньшиков, актер сыгравший Тарасова в фильме «Легенда № 17:

- Сто лет – это очень много. И вот же время Анатолий Владимирович - наш современник. Мы помним, цитируем, восхищаемся им, молодые люди знают и равняются на него. Хочу сказать большое спасибо Анатолию Владимировичу, команде ЦСКА и сборной Советского Союза за то, что сделали детство моего поколения счастливым.

Олег Меньшиков. Кадр из фильма

Олег Меньшиков. Кадр из фильма

«Весь мир играет в его хоккей»

Заслуженный тренер Советского Союза, заслуженный деятель культуры России, дочь Анатолия Тарасова - Татьяна Тарасова:

- Я была в музее мировой хоккейной славы Канады. Там написано: «Мир должен быть благодарен России за то, что она подарила ему гений Тарасова».

Я счастлива, что дожила до этого дня и до этой минуты, когда им гордится страна, весь мир. Он действительно в авангарде русских людей. Он мыслитель, он созидатель, он прекрасный человек, знающий свое дело. Он настоящий гений. К счастью, мой отец.

Я помню, как его в 54 года освободили от работы. И он, как человек, полностью посвящавший себя своему делу, работая каждый день с четырех утра, не знал, куда себя деть и писал. Живя с нами в двухкомнатной квартире, он написал 42 книги! Такие люди, как он, не сдаются. В то тяжелейшее для него время это было самое настоящее убийство гения. Но он не останавливался и придумал у нас во дворе дома № 75 по Ленинградскому проспекту «Золотую шайбу». И они с моей мамой заливали там лед на маленькой баскетбольной коробке, которая была построена для дяди Саши Гомельского. И туда сбегались все дети с соседних дворов. Тренировки начинались в половине седьмого утра, до школы. И оттуда пошла «Золотая шайба». Человек не опустил руки, сделал огромное дело для страны, для того, чтобы занять мальчишек. А потом уже – занять весь мир. И весь мир играет в его хоккей.

Татьяна Тарасова. Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Татьяна Тарасова.Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

«Ну что полуфабрикат, будем работать»

Владислав Третьяк о Тарасове:

- Он был великий артист. Если бы ему дали любую роль в кино, он бы сыграл ее. Вспоминаю 1971 год, Швейцария. Мы в финале чемпионата мира играем со шведами, после второго периода проигрываем - 2:3. Идем в раздевалку. Мы думали: сейчас он нам пару слов хороших скажет. А он зашел, сел на скамеечку и «Черный ворон» запел. Спел песню, но так ничего и не сказал. Мы просто вышли и разорвали шведов. (Сборная СССР в третьем периоде забросила 4 шайбы, победила 6:3 и завоевала «золото», - Ред.)

***

- Он психолог. Он мог тебя, когда надо, поругать. К примеру, когда видел, что молодой человек, который стал чемпионом мира, стал зазнаваться... Он всегда знал, что творится в команде. У нас был женский совет. Он с нашими женами и с подругами разговаривал. Он очень дорожил своей командой и был как отец родной. Всех собирал в Новый год или после чемпионата мира. А если случались какие-то неприятности – он их не выпускал за дверь.

***

- Перед тем, как меня с ним познакомить, я всю ночь не спал. Потому что я мальчишкой очень любил хоккей. И для меня Тарасов, Фирсов, Рагулин были кумирами. Меня пригласили в команду, когда мне было 17 лет. Первые слова Тарасова: ну что, полуфабрикат, будем работать? Если выживешь, будешь великим. Не выживешь – извини.

Эти слова мне запомнились на всю жизнь. Я тренировался и играл больше всех. Потому что он сказал, что у меня опыта мало, ты будешь играть за молодежную, юношескую команду, и за мужскую команду. Я играл практически каждый день. И страшно уставал. А он говорил: я хочу, чтобы тебе было 25 лет, чтобы ты стал опытней.

В ЦСКА было четыре вратаря: Толмачев, Пашков, Полупанов, Рагулин. Я хотел уйти в «Динамо», потому что мне места не было. Но так получилось, что Тарасов все разрулил, и меня взяли вторым вратарем сначала, а потом я уже стал первым номером.

Тарасов присутствовал на моем экзамене в сборную вратарей в Швеции. Сказал: ты должен записывать все упражнения, чтобы понимать, для чего это нужно. Он пристально смотрел за мной. Он поверил в меня. И хотя федерация в 1970 году, когда основными вратарями сборной были Зингер и Коноваленко, не хотела брать меня на чемпионат мира, он на этом настоял. Тарасов сказал: это наше будущее. И я от Коноваленко многое почерпнул. И это заслуга Тарасова.

***

У него было интересно, он всех заражал своим примером. Он был суровым, но в то время надо было быть таким жестким… У него тренировка проходила час, но на таком темпе, на таком вдохновении! Он мало говорил, но все у него летало. Мы получали удовольствие от этих тренировок. Он мне был как отец, хотя, пока я играл, я этого не чувствовал. Только потом, когда уже закончил, я уже почувствовал его особенное отношение ко мне. Я имею больше всех медалей в мире, я думаю, что все медали – это его. Если бы не он, мне бы трудно было их завоевывать.

Досье

Анатолий Владимирович ТАРАСОВ

Родился 10 декабря 2018 года

Умер 23 июня 1995 года

В 1937 году поступил в Высшую школу тренеров, а потом играл в одесском «Динамо». В 1940 году был призван в армию и попал в ЦДКА. В годы войны сначала охранял объекты Москвы, а потом закончил офицерские курсы и стал инструктором по боевой подготовке. После войны выступал за команду ВВС. Там начал тренерскую карьеру.

В качестве главного тренера ЦДКА, ЦДСА, ЦСКА выигрывал чемпионаты СССР (1948—1950, 1955—1956, 1958—1960, 1963—1966, 1968, 1970—1973). В качестве второго тренера сборной СССР побеждал на Олимпийских играх (1964, 1968, 1972) и чемпионатах мира (1963—1971).

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также