2019-07-16T19:38:26+03:00

«Снова съемка, погони и риск без конца»

Руководитель и основатель Nomad Stunts Жайдарбек Кунгужинов рассказал «Комсомолке», как попасть в их команду, для чего новичков заставляют чистить конюшни и в чем главное отличие наших каскадеров от западных
Поделиться:
Сейчас у нас в команде работает 86 человек, причем не только казахстанцев, есть ребята из России, Украины, Кыргызстана, Азербайджана, Новой Зеландии, Болгарии, Турции.Сейчас у нас в команде работает 86 человек, причем не только казахстанцев, есть ребята из России, Украины, Кыргызстана, Азербайджана, Новой Зеландии, Болгарии, Турции.Фото: Павел ЗЛОБИН
Изменить размер текста:

Не знаю как вы, уважаемые читатели, а я в детстве мечтал стать не космонавтом или милиционером, а каскадером. Со временем эта мечта забылась, но преклонение перед мужественной профессией, уважение к каскадерам, для которых каждодневный риск – это обычная рутина, остались у меня до сих пор. Тем приятнее было побывать в гостях у легендарной каскадерской группы Nomad Stunts, участники которой во всем мире заслужили репутацию уникальных специалистов. Они снимаются в лучших кино и телепроектах Голливуда, Болливуда и России, а их рабочий график расписан на два года вперед.

Жайдарбек Кунгужинов. Фото: Павел ЗЛОБИН

Жайдарбек Кунгужинов.Фото: Павел ЗЛОБИН

- Жайдарбек, я лично знаком с человеком, у которого мечта всей жизни - стать каскадером «Номада». Насколько это реально?

- Все реально, главное, очень сильно захотеть. Сейчас у нас в команде работает 86 человек, причем не только казахстанцев, есть ребята из России, Украины, Кыргызстана, Азербайджана, Новой Зеландии, Болгарии, Турции. Одним словом, настоящий интернационал. Каждые два года мы делаем отбор и к дружной семье Nomad Stunts присоединяются еще по двое ребят. Но для этого они должны пройти конкурс - самые настоящие соревнования, после которых в финал выходят только лучшие из лучших. Сразу предупреждаю, конкуренция жесточайшая. Следующий отбор мы проведем будущим летом, и уже сегодня у нас более 50 человек претендентов, которые хотят пройти кастинг. Необходимо соответствовать целому ряду строгих критериев. Основное ограничение по возрасту - от 18 до 25 лет. Старше 25 мы не берем. Пока новичок чему-то научится, ему уже стукнет 30, к этому времени замедляется реакция, а это уже опасно. Само собой претендент должен обладать великолепной физической формой. И еще. У каскадера должна быть интересная внешность: он может не быть красавцем, но должна быть харизма. Все-таки мы снимаемся в кино, и зачастую бывает, каскадеры работают как актеры. Ну и, конечно, стабильная психика, стрессоустойчивость.

- А это для чего?

- На съемочной площадке бывают моменты, когда ты сутками не спишь, работаешь в холод, под дождем и под снегом, несмотря на усталость или травмы. Эти нагрузки каскадер должен выдерживать. Знаете, как в армейской присяге говорится: «Должен выдерживать тяготы и лишения воинской службы». Так что, когда к нам приходит новичок, первый год мы погружаем его, по сути, в армейский режим. Например, бреем наголо, в любой момент может зайти старший и заставить отжиматься, каждые три-четыре дня - обязательное суточное дежурство в конюшне: чистить лошадей, убирать навоз.

И в первый год - никакой зарплаты. Многие не выдерживают и уходят. Кандидаты сначала думают, что у них будут только тренировки и съемки в фильмах - сплошная романтика. - На деле же - адский труд и нагрузки. Из 20 претендентов может остаться один. Все это мы делаем не ради издевательств, а потому что дисциплина – это главное в работе каскадера. Люди же все абсолютно разные, у всех свой менталитет, характер, и чтобы соединить все это в единый организм, необходима железная дисциплина. Но жесткость должна быть обоснованной, иначе люди разбегутся. Парни и девчонки приходят к нам с мыслями о славе, красивой жизни и больших деньгах, но чтобы всего этого достичь, должно пройти достаточно много времени. Просто так ничего никому не дается. Для того чтобы каскадер вышел на более-менее профессиональный уровень и его можно было задействовать в разных проектах, необходимо минимум пять-шесть лет непрерывных упорных тренировок. И еще не факт, что у него получится. Например, у меня есть несколько ребят, которые до сих пор сырые, хотя занимаются по три года. В какой-то момент их придется отсеять.

- Знаю, что на Западе все каскадеры имеют свою специализацию: например, хорс-мастеры занимаются только постановкой трюков с лошадьми и ничего более. У вас, я слышал, принципиально другой подход?

- Я считаю, мои ребята должны уметь все. Когда мы только начинали и работы было не так много, брались за все предложения. Это дало нам необходимый опыт и сейчас каскадеры Nomad Stunts - универсальные специалисты, которые умеют и на лошадях скакать, и драться, и падать, и гореть. Свою работу мы делаем первоклассно. Благодаря чему нас сейчас приглашают и в Голливуд, и Болливуд. На Западе, кстати, наша универсальность очень многих удивляет. К примеру, на съемках фильма «Марко Поло» возник интересный момент: второй режиссер, такой типичный англичанин - чопорный, высокомерный, со всеми держал дистанцию. Я в этом фильме работал как каскадер, в основном с лошадьми и в один момент срочно понадобились каскадеры для съемок под водой на глубине 10 метров. Мы с нашей каскадершей Алией Искаковой поднимаем руки: «Мы хотим!». А как раз незадолго до этого мы окончили курсы дайвинга в Австралии. Британец был в шоке: «Я не пойму, вы и на лошадях трюки ставите, и фехтуете, еще и под водой работаете?!». Обычно так никто не делает, и его это настолько поразило, что всю его чопорность как рукой сняло. И потом он всегда как меня видел, чуть ли не обниматься бежал со словами: «Привет, брат!»

- Как проходят тренировки «номадов»?

Тренируемся пять дней в неделю - по два раза. Но если готовимся к какому-то конкретному проекту, то сокращаем количество выходных. Работаем с лошадьми, фехтуем, отрабатываем драки, падения. Наша работа требует отличной физической подготовки, поэтому все ребята обязательно занимаются - в тренажерном зале. Вообще под каждый конкретный проект мы готовимся отдельно. Например, привлекаем специалистов, которые учат нас определенному стилю фехтования. Для фильма «47 ронинов» нам ставили японскую технику работы с катаной. Для картины «Конан-варвар» нужен был уже совсем другой стиль - рубились, как настоящие варвары. Для фильма «Томирис» - специально разрабатывали драки с коротким скифским мечом - акинаком.

- Сколько времени уходит на подготовку лошадей?

Не менее трех лет. В принципе лошади быстро обучаются. В основном это время уходит на то, чтобы лошадь не боялась взрывов, выстрелов, падений. Например, у меня из 33 лошадей четыре не пригодны к трюкам и работают в цирке. Они слишком нервные, а трюковая лошадь должна быть более спокойной и уравновешенной. Все так же, как и у людей. Например, некоторые лошади, как и актеры, перегорают перед съемками. Мы работаем по испанской системе. Она самая близкая к фильмам, в отличие от английской или французской, которые, на мой взгляд, больше подходят для цирка. Но в тоже время я немного видоизменил эту систему. Испанцы работают с лошадьми жестко, доминируют над ними, у нас все-таки немного другое отношение к лошади. Скорее как к другу, как это было у кочевников.

- Насколько большая разница в гонорарах у наших каскадеров и их западных коллег? Нет такой ситуации, что ребята из Казахстана умеют делать все, но возьмут меньше денег, поэтому нам выгоднее позвать их.

Когда мы только заходили на кинорынок, так и было, потому что о Nomad Stunts тогда никто не знал. И нам надо было показать, что мы умеем работать. Продюсеры даже понятия не имели, где находится Казахстан. Иной раз даже путали с Афганистаном. Но сейчас нам платят достойные деньги и нет абсолютно никакой разницы с гонорарами каскадеров из Америки или Европы.

- Как со страховкой?

Выезжая за рубеж, при заключении договора мы обязательно страхуем людей, лошадей, а также технику и оборудование. Например, риггерские системы, которые мы закупили в Австралии очень дорогие, стоят по 30 тысяч долларов. В Казахстане, к сожалению, законодательство эту сферу пока никак не регулирует. Недавно был принят закон «О кинематографии» поэтому, я думаю, ситуация должна измениться.

- Вы работали со многими голливудскими звездами. Как у них со «звездной болезнью»?

- Сильвестр Сталлоне, Арнольд Шварценеггер, Брюс Уиллис и Жан-Клод Ван-Дамм оставили о себе самые приятные впечатления. Они абсолютно простые, без всякой звездности. В отличие от того же Джейсона Стэтхэма, например. Меня еще до проекта предупреждали знакомые каскадеры из Болгарии, что это «звездный парень с короной на голове». Как-то раз получилось, что мы оказались вместе на съемочной площадке. Попросили сфотографироваться с ним, в ответ он попросту отвернулся. Джет Ли тоже своеобразный парень, держит всех на дистанции. Но, к счастью, большинство актеров абсолютно адекватные, приветливые и открытые люди. Вы удивитесь, но актеров со звездными понтами гораздо больше в Индии, чем в Голливуде.

- С Болливудом вы тоже сотрудничаете?

- Не просто сотрудничаем. Возможно уже в скором времени филиал Nomad Stunts появится в Индии, он прибавится к уже существующим подразделениям в Турции и Азербайджане. Индия – это гигантский кинорынок и он продолжает расти. Вы наверняка замечали, что индийское кино имеет свою специфику, оно всегда отличалось некоей театрализованностью. Для Индии, Пакистана, Афганистана это нормально, но у нас другой менталитет. Поэтому мы смеемся над индийским стилем. Сейчас индусы хотят изменить подход к кино в сторону большей реалистичности в своих фильмах и начать завоевывать мировой рынок. В чем мы и сможем им помочь.

Справка КП

Жайдарбек КУНГУЖИНОВ – руководитель каскадерской группы Nomad Stunts, в качестве постановщика трюков, каскадера и актера принимал участие в 55 фильмах. Заслуженный деятель РК, кавалер ордена «Курмет». В 2017 году в Лос-Анджелесе был номинирован на премию Мировой академии каскадеров «Таурус» (в номинации «Постановка трюков в фильме на иностранном языке», картина «Викинг», Россия). Обладатель награды «За популяризацию спорта в кино» Международной академии боевых искусств, которую также называют «Спортивным Оскаром» (2013 год, Атлантик Сити, США). В 1993 году на Международном фестивале циркового искусства в Китае получил награду «Серебряный лев», а в 2007-м стал обладателем «Золотого медведя» на Международном фестивале циркового искусства в России

5 самых известных фильмов с участием Жайдарбека Кунгужинова:

Мулан (2020),

Викинг (2016),

47 ронинов (2013),

Неудержимые-2 (2012), Дневной дозор (2005)

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также