2019-09-25T07:56:20+03:00

В школу ходить - по волчьи выть

Немало песен сложено о, казалось бы, самой волшебной поре в жизни - беззаботных детстве и юности
Ирина Мишура
Поделиться:
Далеко не каждый шестилетка готов сесть за парту.Далеко не каждый шестилетка готов сесть за парту.
Изменить размер текста:

Время это тесно связано с учебой в школе. Но за партой ребят любого возраста подстерегают самые неожиданные трудности. О них «Комсомолке» рассказала психолог Надежда Хасанова.

- Сейчас многие родители недовольны переходом на образование с шести лет. Да и современной системой обучения в целом...

- Их можно понять. Во-первых, родители настолько перегружены своими делами, что даже совместное выполнение домашнего задания с собственным чадом превращается для них в испытание. При этом система образования, подразумевающая, что большую часть программы школьник должен изучить дома, не оставляет родителям выбора.

Надежда Хасанова.

Надежда Хасанова.

Во-вторых, далеко не каждый шестилетка готов сесть за парту. Тут дело даже не в интеллектуальной развитости. Ребенок может уметь читать, писать, считать, но не быть готовым эмоционально. Некоторые дети в таком возрасте совсем не умеют общаться со сверстниками, говорить «нет», когда это нужно. Бывает, малыш элементарно стесняется отпроситься в туалет. Поэтому стоит адекватно оценивать возможности конкретного ребенка.

- Каким детям тяжелее всего адаптироваться к школе?

- Больше страдают, конечно, стеснительные, замкнутые дети. Общество оказывает на них огромное давление, требует: «Давай! Действуй! Тяни руку!». Учителя о таких говорят: «Все знает, но не отвечает на уроках». А ребенок просто не может - вплоть до того, что тело не слушается. Если человек по природе такой, его нельзя заставить быть самоуверенным и раскованным. Зато можно научить принимать себя таким, какой он есть.

Проблема еще и в том, что родители, учителя порой даже не догадываются, что происходит внутри у тихого ребенка, как он себя чувствует, о чем думает. С такими детьми очень тяжело наладить доверительный контакт. Стеснительные ребята с трудом впускают других людей в свой личный безопасный мирок.

- Учитель может как-то повлиять на ситуацию?

- С учителями вообще сложно. Есть дети, которые пришли в школу, отучились и побежали дальше. А есть те, для кого фигура авторитетного взрослого очень важна. Особенно это касается детей, очень привязанных к родителям. В их отсутствие они «прилипают» к учителю. Но отношения с учителем могут и не сложиться. Это может травмировать ребенка.

- Порой отношения не ладятся даже не столько с учителями, сколько с одноклассниками...

- Да. Самое страшное, что может случиться в классе, - это травля. Отличный кинематографический пример - фильм «Чучело». Там как раз описан весь механизм школьной травли: как это происходит, как это тяжело пережить, сколько ресурсов тратит ребенок, насколько беспомощными в этой ситуации могут оказаться взрослые люди. Рекомендую ознакомиться.

Примечательно, что оказывать психологическую помощь лишь объекту буллинга бесполезно. «Болен» весь класс, нужна групповая терапия.

- Какие дети чаще всего становятся жертвами агрессии?

- Вообще у буллинга нет портрета. Издеваться могут над кем угодно и по совершенно разным причинам.

Но нередко жертвами становятся ребята, привыкшие жить по сценарию боли. Если ребенок подвергся или систематически подвергается любому виду насилия, живет в неблагополучной семье, у него зачастую отсутствует механизм: «Я имею право на свое место». Такие дети не могут ответить «нет», сказать, что их обижать нельзя, постоять за себя.

- Получается, в группе риска те, кто по каким-то причинам позволяет себя обижать?

- Отчасти да. Но это не оправдание насилия. У нашего общества есть возмутительная особенность - выставлять жертву виноватой. Но даже если я живу по сценарию боли, это ни в коем случае не освобождает агрессора от ответственности.

Ужасно то, что если ребенка, например, бьют и в школе, и дома, сложно научить его защищать себя при одноклассниках. Родитель не может сказать: «Вот мне можно тебя бить, а им нельзя». Потому что насилие не является нормой ни в каком виде. Да и потом взрослым, которые поднимают руку на собственных детей, самим нужна помощь специалиста.

- Как реагировать, если ваш ребенок стал жертвой школьной травли?

- Если родитель в прошлом сам переживал травмирующий опыт, он может либо пойти и устроить разборки, либо отсидеться в сторонке. Это две незрелые позиции, только первая подростковая, а вторая детская.

Лучший вариант - это когда родитель жертвы спокойно беседует с родителями обидчика. Важно сохранить больше экспертную позицию. Можно пойти к учителю и поинтересоваться, как он, человек, находящийся внутри этой системы, оценивает ситуацию.

Главное - не терпеть. Класс, в котором возникает ситуация травли, начинает «болеть». Негатив распространяется, как плесень. Это должен прорабатывать школьный психолог.

- Что делать родителям того самого обидчика?

- Понять первопричину. Если в семье все спокойно, надо «отматывать назад», чтобы заметить, с какого времени ребенок начал вести себя подобным образом. Найти стартовую точку. Должна быть ситуация, которая запустила все это. За злостью зачастую стоит большой страх. Возможно, ребенок пережил насилие, о котором никто не знает. Или есть проблема в классе, опять же. Агрессия - это только реакция, просто импульс. Реакция должна быть чем-то спровоцирована.

- Вы ранее сказали, что если буллинг уже случился, «лечить» нужно весь класс. Есть какие-то первые признаки «болезни», благодаря которым можно предотвратить подобное?

- Это работа школьного психолога, он должен следить за поведенческими особенностями, климатом в классах. Любая агрессия детей в адрес друг друга или педагогов уже должна вызывать вопросы специалиста. Хорошо, если в школе есть психолог, который реально мониторит микроклимат, умеет работать не индивидуально, а с группами. Как только подобное начинается, нужно немедленно идти разбираться. Потому что класс не может «выздороветь» сам. Члены детских, а особенно подростковых коллективов зачастую живут по принципу стаи.

Родители тоже должны забить тревогу, если вдруг ребенок начинает наотрез отказываться ходить в школу, плачет, идет туда со скандалами и истериками.

- Видимо школьные психологи далеко не всегда справляются со своей задачей.

- У них при большой загруженности бумажной работой очень маленькие зарплаты. А хороший психолог должен иметь достаточно средств, сил и ресурсов, чтобы постоянно работать над собой. Например, специалист сам обязан регулярно проходить терапию - это своего рода профессиональная гигиена. В законе такое не прописано, но это этика психолога. Не лечишься сам - не лезь к людям, особенно к детям.

- Педагогов это тоже касается?

- Педагогика и психология - разные сферы. Но, да, касается. Вы знаете, учителя иногда сами поддерживают травлю, ненормальные взаимоотношения между учениками. Педагог, например, постоянно высмеивает какого-то ребенка за низкую успеваемость. Это подхватывают одноклассники, начинают смеяться над товарищем, называть его глупым.

Тем, кто работает с людьми, особенно с детьми, самим нужно быть здоровыми. Только психологически здоровый человек способен вести группу адекватными методами, а не давлением и манипуляциями. К сожалению, учителя редко ходят к психологам, хотя, будь моя воля, я бы каждому из них вручила по личному терапевту. Не для того, чтобы «ткнуть носом» в педагогические промахи, а для того, чтобы помочь. Это ведь непростая работа, полгода и все - выгорание. Учительская черствость сигнализирует об обыкновенной усталости, у человека не остается ресурса для эмпатии и он начинает действовать на автомате, как машина.

- Как семья может помочь школьнику?

- Установить доверительные отношения. Научиться слушать не перебивая. Как правило, даже самые закрытые дети готовы делиться с близкими. Но ведь когда они пытаются это делать, взрослые сразу начинают комментировать: «А почему ты не сделал вот так? Можно же было сказать так»... Ребенок еще не успел закончить фразу, а на него уже вылился целый поток советов, осуждения и критики. Неудивительно, что в следующий раз он скорее предпочтет промолчать. Поэтому важно выслушать его проблему от и до, и лишь потом задавать вопросы. Например, спросить: «Что ты чувствуешь?». Прекрасный трюк в общении с младшеклассником спросить: «Представь, что прилетел твой любимый герой. Какой бы совет он тебе дал?». Тогда ребенок начнет рассуждать как бы от своей лучшей, сильной стороны, дистанционно. Но ведь это все равно его мнение. После этого взрослый может поделиться своим мнением, но спокойно, ничего не навязывая.

Ну и, конечно, важна комфортная обстановка дома, никакого насилия. Речь не только о физическом, эмоциональном. Есть еще такое понятие, как экономическое насилие. Очевидно, что несовершеннолетний материально зависим от семьи, он пока не способен обеспечивать себя самостоятельно. А взрослые порой «воспитывают» детей ограничением карманных денег. Или все время дают понять, мол, ты живешь на моей территории, на мои средства и будешь делать то, что я скажу. Нарушение личного пространства, тотальный контроль - это тоже насилие.

- Какому учителю вы, как психолог, не доверили бы своего ребенка?

- Скажу даже не как психолог, а как мама: не доверила бы человеку без души. Серьезно, педагог может иметь какие угодно привычки, внешность, голос. Главное - душевная теплота. Человек, несклонный к эмпатии, не умеющий чувствовать боль в другом, опасен, потому что может навредить.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также