2020-03-27T10:21:05+03:00

Казахстанский космос: движение вверх

Космическая отрасль является одной из ключевых и стратегически важных для Казахстана [газетная статья]
Алтынай БАЕДИЛОВААнастасия Брусенко
Поделиться:
Фото: ztb.kzФото: ztb.kz
Изменить размер текста:

В последнее время о наших успехах в этой сфере слышно совсем немного. О том, как сегодня развивается казахстанский «космос» и какие перспективы нас ожидают в недалеком будущем, нашим читателям рассказал главный редактор журнала «Космические исследования и технологии» Нурлан Аселкан.

— Как сегодня обстоят дела в космической сфере Казахстана?

— Космическая отрасль нашей страны представляет собой несколько комплексов: космодром «Байконур», наземная инфраструктура, созданная в последние годы, ряд научно-исследовательских институтов, две спутниковые группировки: система связи «KazSat», состоящая из двух работающих спутников, и система дистанционного зондирования Земли, на данный момент в ней работают три спутника. Главное событие конца прошлого года — сдача СБиКа — сборочно-испытательного комплекса космических аппаратов под Нур-Султаном. СБиК — это предприятие, на котором проводятся подготовительные работы, тесты, где производится ряд компонентов космической техники и их сборка.

Нурлан Аселкан.

Нурлан Аселкан.

Это очень интересный проект, его значение порой недооценивается. Посредством СБиК Казахстан имеет возможность включиться в производственную цепочку ведущих мировых компаний по созданию космической техники. Я считаю, что создание СбиК может быть наибольшим вкладом в космическую отрасль Казахстана с момента ее создания в начале 90-х годов. Здесь можно увидеть уникальные стенды, камеры, стапеля, на которых будут испытываться компоненты и сами космические аппараты. Причем этот комплекс создан в сотрудничестве с известной европейской компанией Airbus, и его загрузка будет также связана с заказами от Airbus. Специфика космической техники такова, что она малосерийная, и очень большой объем работ и времени уходит на ее испытание и доведение до рабочего состояния. Поэтому это основа космической отрасли любой страны, своя национальная испытательная и стендовая база.

Еще одна важная новость — это сообщение о желании Казахстана на конкурсной основе приобрести третий спутник связи с условным названием «KazSat-2R». Объявлено, что выделена сумма порядка 105 миллионов долларов, будет производиться поиск подрядчика для изготовления спутника и той компании, которая осуществит выведение этого спутника на орбиту. Система связи «KazSat» получит дополнительное развитие.

В 2020 году создается Центр компетенций по анализу геопространственных данных. Это означает, что все те данные, которые мы получаем со спутников дистанционного зондирования Земли и которые мы получаем от своей системы точной навигации, будут собираться в одном центре, будут объединены в готовые продукты, чтобы их могли использовать строители, энергетики, сельхозники. Это очень нужный центр прикладной космонавтики.

— Дает ли нам сегодня Россия возможность готовить свои кадры на Байконуре? И каковы ближайшие перспективы нашего космодрома?

Россия дает нам возможность готовить свои кадры, но мы сами не всегда этими возможностями пользуемся. Приведу пример: последние годы работа такого российского носителя, как «Протон-М», проходила в тесной связке с нашими специалистами, около 100 казахстанцев работали на техническом комплексе и на стартовом комплексе. Они прошли соответствующее обучение, сертификацию. Другой пример — объект на правом фланге космодрома «Байконур», комплекс «Зенит-М». Он перешел к Казахстану и находится в управлении совместного предприятия «Байтерек». В состав комплекса входит порядка 243 объектов, и на нем работают чуть менее 200 человек. Все наши специалисты прошли подготовку в Российском Центре эксплуатации наземной космической инфраструктуры, где получили все необходимые квалификации. То есть, если говорить о малом числе казахстанских специалистов, то это скорее наша слабая активность и слабое желание тратиться на их подготовку.

Что касается других объектов, которые выходят за рамки Байконура (тот же СБиК), там специалисты готовились по приглашению компании Airbus в Великобритании и Франции. Вот эти молодые ребята и девушки получили хорошую подготовку на аналогичных предприятиях Гилфорда и Тулузы. Есть еще у нас такое предприятие, как Республиканский центр космической связи, который занимается спутниками KazSat. Там тоже специалисты очень квалифицированные, молодые. Я полагаю, что проблема стоит скорее в загрузке специалистов, новых сферах деятельности, а что касается нашего потенциала, то он вполне нормальный. У нас не всегда принимаются правильные решения в космонавтике, как и везде. Зачастую космическая отрасль становится заложником политики или, скажем, каких-то ошибок верхнего менеджмента, но инженерные кадры воспитаны в последние годы достаточно конкурентоспособные. Их численность — порядка полутора тысяч человек. Должен сказать, что это хорошо подготовленные люди, а в любой стране специалисты по космонавтике — это элита нации.

— СМИ сообщают, что Россия сдает позиции в космической гонке. Как это отразится на будущем космодрома «Байконур»?

— Все так и есть. Дело в том, что российская космонавтика испытывает серьезнейшие системные проблемы уже не первый год. Они заключаются в том, что фактически не создаются новые изделия, не создаются те аппараты, которые могли бы сегодня реально заменить то, что оставлено Советским Союзом. Используется только то, что осталось от СССР, а разработки, которые велись последние годы, либо носят затяжной характер, либо вовсе терпят неудачу. Ушли кадры, а новых не подготовлено. Серьезнейшие проблемы космонавтика северного соседа испытывает в результате своеобразной внешней политики российского государства. Попав под режим санкций, Россия потеряла рынок пусковых услуг. Создаваемые спутники и космические аппараты на две трети состоят из зарубежных компонентов, доступ к которым сейчас закрыт. Развитие в режиме изоляции невозможно. И поэтому сужение возможностей российской космонавтики объективно.

Что касается Китая, то это сейчас вторая страна в мире по космической мощи. Она обладает всем набором ракет-носителей, четырьмя космодромами, отправляет исследовательские станции на Луну и в дальний космос. Есть определенные виды технологий, которые Китай заинтересован приобрести в России, но в целом КНР является самодостаточной космической державой, которая очень бурно развивается.

В настоящий момент вопрос о выживании Байконура становится во весь рост. Сейчас на Байконуре реализуется ограниченное количество программ. Российская Федерация заканчивает эксплуатацию тяжелого носителя «Протон». Их осталось менее десятка. После их пусков программа будет закрыта. В качестве перспективы для космодрома уже многие годы реализуется проект «Байтерек». Недавно ему исполнилось 15 лет, а результатов нет. В чем же загвоздка? Полагаю, что нам нужно поставить ракетный проект с головы на ноги. Казахстану нужна транспортная космическая система «под ключ», разработанная, испытанная, находящаяся в работе. Нам же все эти годы предлагают участвовать в разработке то одной перспективной ракеты, то другой. Вклад Казахстана по этой схеме — наземный комплекс. 10 лет было потрачено на ожидание первого полета новой российской ракеты «Ангара». Казкосмос, убедившись, что проект сырой и ракета не прошла всего комплекса летных испытаний, отказался от него. Сегодня нам предложен разрабатываемый носитель

«Союз-5», но это по сути «кот в мешке». Нам нужно потратить порядка 233 млн долларов США на модернизацию стартового комплекса для него, но это только входной билет. Какова будет финальная цена носителя, его характеристики, конкурентоспособность, когда он начнет летать — все это неизвестно. На том же Байконуре сейчас началась реализация другого проекта, модернизация комплекса «Гагаринский старт», под уже испытанный носитель «Союз-2». Здесь мы ожидаем совсем иные результаты, по этой схеме нам и нужно работать. И не забывать, что износ инфраструктуры Байконура совсем не за горами. Времени для того, чтобы дать ему второе дыхание, критически мало.

— Для космической промышленности требуются все более сложные конструкции, а значит, и требования к комплектующим к ним тоже ужесточаются. Какие узлы и материалы будут использоваться в ближайшее будущее?

— Существует такое понятие, как «конструктивное совершенство». То есть ракета, которую выводит спутник на орбиту, имеет определенную массу. Она состоит из двух частей: из топлива и из самой конструкции. Чем меньше весит эта конструкция, тем выше совершенство этого носителя. Если посмотреть на ракеты России и Украины, то они уступают самым передовым американским, европейским, японским аналогам. За последние годы сделаны очень крупные шаги в создании новых сплавов.

Используются новые виды сварки, внедряются другие технологии, применяются композиционные материалы. То есть получается, что все идет к тому, что масса конструкции постоянно становится меньше. И большая доля приходится на топливо и полезную нагрузку, которая выходит на орбиту. Что касается космических аппаратов и спутников, они состоят из электронных компонентов, которые могут выдерживать влияние космического излучения. Такого рода компоненты в последние годы практически полностью западного производства. Поэтому вопросы создания новых сплавов, новых видов сварки, компонентов космической техники на отечественной базе — это первостепенная задача.

Материал предоставлен информационным порталом platon.asia

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz

Подпишитесь на новости:

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также