Политика

Запрос до Киева доведет?

Чего только не сделает политик, чтобы добиться своей главной цели — достижения власти!
Виктор ВЕРК
Недавно одна из трех парламентских партий — ДПК «Ак жол» (Светлый путь) — адресовала правительству депутатский запрос.

Недавно одна из трех парламентских партий — ДПК «Ак жол» (Светлый путь) — адресовала правительству депутатский запрос.

Раньше мы привыкли считать, что только в странах «развитой демократии», где давно существует так называемый «политический рынок», представители партий, борющихся за власть, способны использовать ради этого даже те темы, которые априори считаются очень тонкими и деликатными. И в чем-то «неполиткорректными». Судя по всему, и в нашей стране, где политический класс только-только формируется, тоже появляются такие прецеденты.

Недавно одна из трех парламентских партий — ДПК «Ак жол» (Светлый путь) — адресовала правительству депутатский запрос. Проблемы в нем ставятся не просто серьезные, а в некотором смысле судьбоносные. К примеру, парламентарии требуют, чтобы «декоммунизация» стала частью государственной политики. И аргументы вроде бы приводятся железные: нужно, чтобы Казахстан жил по повестке дня всего цивилизованного мира, а не советского тоталитарного прошлого.

Звучит убедительно и, в принципе, верно. Только актуально ли в сегодняшних геополитических реалиях? Страна уже три десятка лет живет в рыночных условиях, причем, по многим позициям опережает бывшую «коммунистическую метрополию» — Россию. Мы давно признаны на Западе, на нашем рынке работают брендовые транснациональные корпорации, наши дети получают образование в ведущих университетах мира. То есть, «декоммунизация» состоялась де-факто. Вопрос на засыпку: нужно ли сейчас затевать ее «де-юре»?

Стоит вспомнить, что совсем недавно происходило в той же России. Там тоже требовали полного запрета деятельности Компартии и объявления вне закона коммунистической идеологии. Но в итоге предпочли более цивилизованный путь — дали коммунистам возможность побороться за места в парламенте. И сегодня думская фракция КПРФ стала одним из штатных оппонентов Кремля, как бы кто к ее «оппозиционности» не относился. Коммунисты — постоянные участники выборов президента соседней страны — до последнего времени были широко представлены в губернаторском корпусе.

По похожему пути — понятное дело, со своими особенностями — пошли и в Казахстане. При всех разговорах об «искусственности» Коммунистической народной партии Казахстана именно депутаты от КНПК смотрятся активнее многих других в нашем не слишком ярком парламенте. Айкын Конуров и Ирина Смирнова — вот те немногие депутаты мажилиса, чьи имена на слуху у широкой публики. Оба избраны от КНПК. И, честно говоря, на этом фоне акжоловцы (за исключением их энергичного лидера Азата Перуашева) выглядят побледнее. Так что поднятый ими на партийный щит призыв к «декоммунизации» можно воспринять как попытку нанести упреждающий удар по конкурентам в преддверии будущих парламентских выборов. И не более того...

А вот другое требование «светлопутейцев» куда менее невинно — при всей его кажущейся обоснованности. «В целях исторической справедливости Демократическая партия «Ак жол» призывает дать организованному тоталитарной властью большевиков на казахской земле Великому голоду (Ашаршылық) правовую оценку как факту геноцида против нашего народа. Для сравнения — признанный мировым сообществом Голодомор в Украине унес жизни 3,9 млн. человек, тогда как по недавним публикациям самих украинских исследователей, они оценивают жертвы голода в Казахстане более чем в 4 млн. жизней, а потери нашего народа — в 70%. В этой связи полагаем необходимым Министерству иностранных дел начать работу по признанию Ашаршылық фактом геноцида на международном уровне, включая ООН, ОБСЕ, Конгресс США, Европарламент и др.», — говорится в их фракционном запросе.

Партия скользкого пути

Что ж, давайте разбираться. Начнем, пожалуй, с ответа на ключевой вопрос: что считать геноцидом? «Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него», принятая резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН еще в 1948 году, выделяет пять признаков геноцида, совершаемых «с намерением уничтожить, полностью или частично, какую-либо национальную, этническую, расовую или религиозную группу как таковую: а) убийство членов такой группы; b) причинение серьезных телесных повреждений или умственного расстройства членам такой группы; с) предумышленное создание для какой-либо группы таких жизненных условий, которые рассчитаны на полное или частичное физическое уничтожение ее; d) меры, рассчитанные на предотвращение деторождения в среде такой группы; e) насильственная передача детей из одной человеческой группы в другую». Голодомор (Ашаршылык) 1932-33 годов в Казахстане не подходит ни под один пункт. Это, кстати, признают не только большинство серьезных российских и казахстанских исследователей, но и их западные коллеги. Ни один из них не нашел документальных подтверждений намерений Сталина или кого-либо из его окружения «уничтожить полностью или частично» казахскую нацию.

Разумеется, это ни в коей мере не оправдывает колоссальные просчеты, ошибки и даже преступления, допущенные и совершенные при массовой коллективизации и принудительном «оседании» скотоводов-кочевников. Об этой страшной трагедии, унесшей, по разным оценкам, от 1,5 до 4 миллионов жизней, написаны десятки книг, сняты фильмы, перечислять и цитировать их можно бесконечно. О необходимости помнить эту черную страницу нашей истории не раз говорили и Елбасы, и нынешний президент. Но стоит ли превращать эту неизбывную (а для тех, кому удалось документально подтвердить гибель родных людей, еще и личную) скорбь в инструмент «разборок» — пусть даже исторических — с ближайшим соседом и союзником, с которым Казахстан, по выражению Нурсултана Назарбаева, «обречен на вечную дружбу»? Этот стратегический курс не раз подтверждал и Касым-Жомарт Токаев — в том числе, в недавнем эксклюзивном интервью «Комсомолке». «Для граждан нашей страны Россия была и остается самым близким государством... В периоды тяжелых испытаний мы всегда были вместе», — особо подчеркнул глава государства.

И вот теперь одно жесткое слово — «геноцид» — способно серьезно омрачить многовековую историю наших отношений? Вопрос, между прочим, далеко не праздный. Во-первых, Российская Федерация — правопреемник СССР. А значит, формально несет правовую ответственность за все, что происходило в нашей некогда общей стране. Которую депутаты «Ак жола» — партии достаточно влиятельной в тех же бизнес-кругах — поставили (возможно, сами того не осознав) во всех смыслах убийственным словом «геноцид» в один ряд с каким-нибудь людоедским режимом Африки или с истреблявшими самих себя «красными кхмерами» Пол Пота.

Кривая партийная линия

А вообразите на секундочку, что акжоловская затея увенчалась успехом — Ашаршылык официально признан международным сообществом геноцидом. Тут же экономические (торговые) санкции накладываются не только на Россию, но и на торговлю с ней (равно как и на транспортировку товаров через ее территорию), всех ее партнеров, включая, естественно, Казахстан. Стоит ли объяснять, чем это обернется для нашей транзитной страны, лишенной, к тому же, выхода к морю? Связанной с РФ многообразными и многомиллиардными экономическими связями и целыми международными союзами? Многочисленные «доброжелатели» Москвы на Западе и особенно — за океаном — вряд ли упустят такой шанс сделать ей «приятное» и попытаться провести между нами «линию разлома»...

Можно понять, когда подобных целей добивается оппозиционное объединение «Жана Казахстан», не так давно почившее в бозе. Но слышать призывы такого рода от легальной и респектабельной парламентской партии по меньшей мере странно. Тем более, если эта партия позиционирует себя защитницей бизнеса в целом и МСБ — в частности, во многом зависящего от партнерства с Россией.

Вряд ли в «Ак жоле» некому просчитать политические и экономические риски своего демарша. Тот же Азат Перуашев — опытный игрок, всегда хорошо ориентирующийся на политическом поле. Значит ли это, что на властном Олимпе принято негласное решение поменять стратегический вектор? Крайне маловероятно. Остается предположить почти невозможное, но допустимое: кто-то руками Азата Турлыбековича решил запустить «пробный шар». Если сработает, тогда к парламентским выборам вполне можно либо оставить эти «голодные игры» собственно «Ак жолу», либо подарить «перспективную» идею новой парламентской партии национал-патриотического толка, о необходимости которой сегодня говорят все настойчивее. Если предположение верно, то в следующем году нас ждут самые увлекательные и рисковые выборы парламента за всю новейшую историю страны.

Как бы то ни было, а нашим политикам впредь стоит аккуратнее обращаться со словом «геноцид». Дома-то вряд ли примут всерьез, а вот за кордоном могут понять правильно. Это сегодняшние власти Украины могут позволить себе эксплуатировать заезженную в Незалежной тему Голодомора исключительно ради того, чтобы «насолить» Кремлю. У них там в экономике полный и, похоже, необратимый раздрай, ни отступать, ни наступать некуда — вот и остается политиканствовать. А мы серьезно пытаемся преодолеть поствирусный синдром, восстановить и дальше развивать экономику. И будет очень обидно, если одно неосторожное слово, что называется, до Киева доведет...

А там и до пресловутого Майдана рукой подать?

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz