Политика

Время рассудит

Переименование Коммунистической народной партии Казахстана в просто народную стало едва ли не самым запоминающимся событием парламентской электоральной кампании, до завершения которой остались считанные дни
Михаил ЧИРКОВ
Владислав КОСАРЕВ. Фото: Ratel.kz

Владислав КОСАРЕВ. Фото: Ratel.kz

Многие наблюдатели так и не смогли понять логику ребрендинга «красных». «КП-Казахтан» попросила многолетнего лидера КНПК, старейшего депутата парламента Владислава КОСАРЕВА высказаться на эту, безусловно, больную для него и резонансную для многих тему. В его беседе с коллегой по депутатскому корпусу Михаилом ЧИРКОВЫМ многое выглядит небесспорным, но рассуждения старейшего коммуниста страны подкупают своей искренностью и убежденностью в своей правоте.

— Владислав Борисович, начнем с очевидного. Переименование КПНК вызвало неоднозначную реакцию в обществе. Даже в нашей медийной среде. И вовсе не по идейным, а вполне рациональным соображениям. Возьмем близкую нам аналогию.

Газета «Комсомольская правда», которой в ушедшем году исполнилось 95 лет, сохранила свое название и продолжает оставаться старейшим авторитетным изданием, узнаваемым информационным брендом не только в России, но и практически на всем постсоветском пространстве. При этом в содержании газеты не осталось ничего «комсомольского», а среди многомиллионной аудитории читателей, конечно, уже нет комсомольцев.

Коммунистическая народная партия Казахстана — серьезный политический бренд, который нарабатывался не одно десятилетие и сделал партию парламентской. Кому и зачем понадобилось от него отказываться именно сейчас?

— Небезразличный для меня вопрос. И острый. Постараюсь так же остро ответить. Считаю, что вымарывание слова «коммунистическая» из названия народной партии сделано в угоду так называемым смотрящим с Запада, которые не хотят видеть в колониальном Казахстане слово «коммунист».

— «Колониальный» Казахстан?

— А вы сомневаетесь? Пройдитесь по нашей столице, почитайте вывески, объявления, рекламу, где 80% английских слов. Если у нас какая-то фирма в Казахстане открывается, то она открывается с названием на английском языке или хотя бы на окончание слов приклеивают английское. Да и перелицовку партии «ребрендингом» обозвали. Неблагозвучным словом хорошее дело не назовешь.

Я думаю, что нашим правящим кругам подсказали: не надо в Казахстане ничего коммунистического, иначе мы подумаем, надо ли с вами сотрудничать. Поэтому так скоренько и сработали. Да подобрали такой момент — перед самыми выборами. Мол, будете народной партией — люди проголосуют за вас, наберете проходной балл... Это спекулятивная сделка, которая очень похожа на все другие сделки, которые у нас, в Казахстане, под видом демократического обновления осуществляются и на политическом, и на экономическом поле. Да и на медийном, согласитесь, тоже без подобного не обходится.

Думаю, что люди, которые переживают за будущее своей страны, понимают, что в слове «коммунистическая» есть стремление к социалистическому образу жизни. А наша страна постепенно уходит от социализма, социальных вопросов и проблем. Почему отечественные руководители не понимают, что в душе, менталитете нашего народа социалистические идеи, устремления не исчезли?

— Вы были на том «историческом» ноябрьском съезде вашей бывшей партии?

— Да, был. Голосовал против переименования партии. К сожалению, единственный.

— Неужели все...

— Да, все были, так сказать, подготовлены. Их обработали как следует. Вообще съезд был очень корявым. Если на него посмотреть с точки зрения устава, то там делегатов, избранных по правилам, не было.

К тому же делегаты, избранные пять лет назад, собравшись вновь, неожиданно принимают такое судьбоносное решение. Это нарушение всего и вся. Столь принципиальный вопрос надо было обсудить внутри партии, на местах, а затем уже принимать решение. И потом — как это «народная»? Народ им доверил, что ли? Где основания считать, что они народная партия? В названии партии, которой не стало, самая суть заключалась в том, что она была Коммунистическая народная партия. А раз эту суть убрали, возникает вопрос: почему она народная?

— Владислав Борисович, вы — старейший депутат, опытный функционер еще с советских времен и хорошо разбираетесь в политической и аппаратной конъюнктуре. Скажите, мог ли номенклатурно чуткий Айкын Конуров решиться на переименование партии без подсказки руководящих товарищей?

— Не мог. Айкын, как и я, остро переживал, болезненно воспринимал все, в последний день особенно. Я метался между руководящими работниками, которые работали в онлайн-режиме, а вот воочию мне удалось с двумя аппаратными начальниками встретиться, которые мне прямо сказали, что поезд уже ушел, ты опоздал.

— Возникает тогда вопрос о компетентности этих начальников. Дело даже не в поспешности. Дело в бесцеремонном давлении сверху, которое вызывает безусловный рефлекс сопротивления, естественное желание отрицать навязываемое. Сомневаюсь, что соответствующая обработка коммунистов велась в городах и весях нашей огромной страны...

— Это так и есть. Если бы это было тщательно продумано и грамотно сделано, то мне бы не поступали десятки и сотни звонков от коммунистов практически из всех областей Казахстана.

— Если не секрет, о чем шла речь?

— Все звонившие настаивали на том, чтобы Коммунистическая партия осталась. Но теперь мы сохраниться можем лишь как общественная организация. Сейчас прорабатываются соответствующие документы, заявки.

— Владислав Борисович, вы сказали, что переименование партии — дело «западных смотрящих». Да, конечно, у них декоммунизация — постоянный вектор движения, до полного, так сказать, искоренения... Но, может, в нашем случае обошлось и без лишней подсказки, образно говоря — уловили движение бровей? Как отличники политподготовки? Такое, по-вашему, возможно?

— Вполне. Но здесь есть важный момент. Возможно, чиновники забеспокоились, потому что в целом ряде регионов опрос населения (в марте, апреле и мае) показывал большой рост популярности КНПК. В некоторых областях процент потенциально голосующих за КНПК достигал 56%. Я еще удивлялся, не подтасовка ли это? Ну, а потом, особо голову не напрягая, приняли то самое решение — сделать «ре-бре-ндинг».

— Еще о декоммунизации. Этой болезнью активно болели многие, однако многие еще продолжают недомогать. В том числе постсоветские страны. Всем и каждому видно, что этот процесс не привел их ни к бурному развитию демократии, ни к экономическому процветанию. В то время как Китай под неизменным руководством коммунистов неуклонно становится первой экономикой мира. Что вы об этом думаете?

— Вместо ответа один случай расскажу. Однажды в обеденный перерыв я шел по мосту, что рядом с мажилисом, домой. Вдруг ко мне подошел парень. Казах, бывший журналист. Поздоровался, сказал, что узнал меня и попросил проводить. Идем, он говорит: «Владислав Борисович, я уезжаю». Куда, спрашиваю, ты уезжаешь? «Во Вьетнам», — говорит. Почему именно туда? — интересуюсь. Отвечает: «Там социализм. Там люди совсем другие. Добрее. Я был там туристом. Вернулся, долго думал, сейчас уже оформил право на постоянное местожительство».

— Владислав Борисович, вопрос, наверное, больше личного характера. Разговаривали ли вы после ухода из партии с вашими бывшими однопартийцами? С тем же Конуровым наверняка видитесь в парламенте. Здороваетесь с «оппортунистом»?

— Нет, я с ними не общаюсь. Мне вполне хватает общения с теми, кто остался в Коммунистической партии.

— Скоро парламентские выборы. Заканчивается срок ваших депутатских полномочий. Может, есть какой-то запрос который вы не успели озвучить? На что вы бы обратили внимание правительства?

— Если бы мне представилась возможность чуть раньше, перед уходом дать оценку работе правительства... У нас сегодня такие перекосы в экономике, что оно заслуживает одного — отставки. Что это за экономическая политика — передавать целые отрасли в «саморегулируемую среду»?

Эта теория саморегулирования — она не рыночная, она взята из трудов Маркса. Этот классик говорил: общество должно развиться до такого состояния, когда люди будут работать на себя ответственно и с полной отдачей. Тогда государству не надо применять силу, чтобы вмешиваться и управлять. Такое естественное саморегулирование позволяло бы это.

А у нас сейчас взяли, раз — и на саморегулирование отправили лифтовое хозяйство. Елки зеленые! Лифты шлепаются один за другим, а они — на саморегулирование! Я тогда депутатский запрос сделал, попросил, чтобы министр устно ответил на этот вопрос. За последние два созыва это был единственный случай, когда министр лично пришел на трибуну парламента с ответом на депутатский запрос.

— Не помните, кто этот смелый министр?

— Это был Бейбут Атамкулов, министр индустрии...

А взять острейший из вопросов — жилье. Сейчас определили, что до 2023 года будут решать вопросы обеспечения жильем многодетных, молодежь и так далее. Мне газету «Вечерняя Астана» в руки брать страшно и стыдно, потому что я вижу там списки очередников. Люди стоят уже по семь-восемь лет в очереди на жилье, а мы строим город сказочными темпами! Но жилье-то бедным людям не достается!

Оно достается тем, кто покупает себе квартиры для сдачи в аренду. И таких «жилищных» бизнесменов у нас не просто много, а сверх-много! Я считал: около двух миллионов квартир в Казахстане сдается в аренду под жилье. Кстати, люди, кто этим занимается, получают в среднем в месяц 3-4 миллиона тенге дохода, а налоги платят только 1200 тенге — как формализованные самозанятые граждане. Это же насмешка над обществом!

Я был как-то в одной строительной фирме. Руководство куда-то уехало на совещание. Рабочие меня окружили, завязалась беседа. Спрашиваю их, покупают ли в их домах квартиры для сдачи в аренду? Отвечают: у нас до шестого этажа включительно квартиры продаются именно таким бизнесменам. Понимаете? Если учитывать этажность, то от 20 до 30% квартир покупаются для беззастенчивого навара, обдирания нуждающихся. Иначе не скажешь!

Выступал по этой проблеме с депутатскими запросами, лично говорил вице-премьеру, министру финансов, другим крупным руководителям. Отвечали мне, что, мол, разберемся, найдем рычаги воздействия, сократим теневой бизнес и так далее и тому подобное...

Но ситуация не улучшается. Наоборот. Вы знаете, что у нас спиртные напитки выпускаются предприятиями, половина из которых нигде не числится. На одном винно-водочном заводе мне люди шепотом рассказали: у них три линии, две линии работают на бюджет, а одна — налево. Что интересно, «небюджетная» линия работает круглосуточно, а две легальных — только в рабочее время, в световой день...

— Владислав Борисович, большое спасибо за беседу! От имени редакции позвольте поздравить вас с наступившим Новым годом и наступающим Рождеством! Кстати, сами вы Рождество празднуете или, исходя из убеждений, остаетесь атеистом?

— Я Рождество не праздную, а просто отмечаю. Потому что Рождество для меня — это зарождение христианской веры, страны, нации, к которой я принадлежу.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz

Рекомендуемые