Политика

Избирательный подход

Утром понедельника, 11 января, мы не проснулись в другой стране. Впрочем, мало кто сомневался в том, что так оно и будет
О новой конфигурации депутатского корпуса говорили многие. Но они ошибались.

О новой конфигурации депутатского корпуса говорили многие. Но они ошибались.

Фото: Борис Юрьев

Выборы в мажилис и маслихаты прошли ожидаемо тихо, практически незаметно для значительной части сограждан. И, по сути, единственной интригой остается теперь то, что скажут нам «учителя демократии» из-за океана, сами едва избежавшие «кыргызского синдрома».

Сомневаться нельзя верить

О новой конфигурации депутатского корпуса говорили многие. Но они ошибались. Утром выборного воскресенья президент Токаев, исполнив свой гражданский долг в столичном Дворце школьников, заявил журналистам: он хотел бы видеть в новом парламенте как можно больше партий. Его предшественник — Елбасы Нурсултан Назарбаев не стал говорить о количестве. Он подчеркнул важность народного волеизъявления и призвал каждого соотечественника исполнить свой гражданский долг.

Впрочем, большинство казахстанцев — как рядовых, так и лидеров мнений — не сомневались: даже если не выберем мы, выберут за нас. Может быть, поэтому утром 10 января на избирательных участках царили, что называется, «тишь да гладь». Да и не только утром. В ФБ поздним воскресным вечером гуляло фото подписного листа с одного из алматинских пунктов голосования, на котором красовались всего две подписи. О подлинности этого «документального свидетельства», разумеется, можно спорить, но многие коллеги и просто знакомые уверяли: далеко за полдень на избирательных участках было, мягко говоря, не слишком многолюдно. Тем не менее ближе к 3 часам пополудни ЦИК сообщила: средняя явка по стране на этот час — около 47 процентов. Сомневаться в подлинности цифры не было оснований, но и поверить в нее что-то мешало. На ум приходила реплика героя культовой советской комедии: «Меня терзают смутные сомнения...» А уж когда поздней ночью появилась итоговая «явочная» статистика, вопросов стало еще больше. К примеру, первоначально было объявлено: в Нур-Султане голосовали не очень активно, к урнам пришли около 40 процентов астанчан, что, как подчеркивалось, намного выше Алматы (25-30 процентов). Позже прозвучали уточненные сведения: Нур-Султан — 45 процентов, Алматы — те же 30. Многие в теплой южной столице откровенно иронизировали — мол, в городском избиркоме Нур-Султана по запарке вписали в графу «явка» показания термометра за окном. Правда, непонятно — по Цельсию или по Фарингейту... Зато «средняя температура по больнице» оказалась в итоге повыше и посолиднее — аж 63 с лишним процента.

Больше трех не избираться!

Зато с победителями избирательной гонки определенности вышло куда больше. На мажилисовском «манеже» остались все те же — «Нур Отан», «Акжол» и «народники», счастливо избавившиеся от тернового венца наследников коммунизма. При этом обращает на себя внимание один любопытный штрих: партия власти набрала почти столько же голосов (71,97), сколько выдвинутый ею в президенты Касым-Жомарт Токаев (70,96). Тогда как Нурсултан Назарбаев всегда набирал значительно больше, чем его партия. На последних своих президентских выборах Елбасы получил 97,7 процента, а «Нур Отан» на парламентских в 2016 году — «всего» 82,15. Пока были известны только предварительные итоги ЦИК и экзитполовские данные, практически совпадающие друг с другом, существовала версия, согласно которой окончательные результаты немного «оторвут» партию власти от ее «конкурентов». Либо — и это выглядело даже более вероятным — подбросят процентик тем же бывшим коммунистам, чтобы не увеличивать разрыв с результатами президента, которые уже не подправить... Мелочь, конечно, а соратникам товарища Конурова было бы приятно... Однако ведомство Берика Имашева опередило ход экспертных размышлений и подвело окончательные итоги с невиданной для нормальной электоральной практики оперативностью — буквально за сутки. Друзья-соперники «Нур-Отана» так и не дожались добавки.

Впрочем, и без того Азат Перуашев и Айкын Конуров обиженными не выглядят. Первый по горячим следам народного волеизлияния проникновенно горячо поблагодарил всех проголосовавших — как за его партию, так и за остальные. Поскольку «каждый голос, отданный на выборах, служит делу укрепления демократии в Казахстане». И ожидаемо поздравил Елбасы и его партию с победой. Примерно в том же духе высказался и второй из тройки победителей: «Предварительные данные exit poll дают нам возможность говорить о том, что у нас достаточно высокие результаты. Также, в свою очередь, у меня есть возможность поздравить партии, которые прошли». А ведь еще совсем недавно с трибуны съезда НПК Айкын Ойратович уверенно вещал: " Я считаю, что мы обязательно должны принять участие и победить в грядущих выборах в мажилис парламента и маслихаты" Что ж, в нашем резко континентальном политическом климате умение не отличать поражение от победы — бесценное качество для выживания. Товарищ Конуров с господином Перуашевым давно овладели этим искусством.

И главное для них — не победа, а участие, Тем более что преодолевшие 7-процентный проходной барьер получают вполне осязаемые утешительные призы в виде государственного финансирования. Это сотни тысяч (а в случае «Нур Отана» — миллионов) тенге из бюджета. Так что, и у власти, организовавшей эту избирательную гонку с заранее известным победителем, были свои резоны «экономить» на количестве парламентских партий: по некоторым данным, пресловутый 7-процентный барьер преодолели все пять «гонщиков», но за финишную ленточку пропустили только троих. Причем, как уверяют политические аналитики, с которыми беседовал автор этих строк, самоустранение ОСДП, грозившей замкнуть на себя весь протестный электорат, сыграло на руку прежде всего «Нур Отану», который в противном случае рисковал «потерпеть победу», набрав самое большее 45-50 процентов голосов. Сойдя с дистанции еще до «заезда», социал-демократы существенно облегчили выполнение негласной установки «больше трех не избираться».

Между Прерией и Степью

Случившееся 6 января «Капитолийское побоище» в столице США стало замечательным контрастным фоном для наших «выборов без выбора». Все оставшиеся до голосования в Казахстане дни соцсети разбирали по косточкам причины и последствия захвата сторонниками Дональда Трампа здания конгресса. Большинство осуждало 45-го квартиранта Белого дома за неумение достойно уйти по истечении срока «аренды». Но были и желающие экстраполировать заокеанскую бучу на наши реалии: вот, мол, как нужно бороться за каждый голос на выборах, а не покорно ждать, когда ваши голоса «украдет» власть. Разумеется, между их прерией и нашей степью, как говаривал герой Грибоедова, «дистанции огромного размера», и любые аналогии весьма сомнительны. Но заслуживает внимания то, как избранный президент Джо Байден отреагировал на события, унесшее жизни пятерых американцев, и то, как действующий президент Токаев оценил эту реакцию. С подачи 46-го президента США произошедшее названо «мятежом» и «актом внутреннего терроризма». А второй президент Казахстана поддержал оценку и действия своего свежеизбранного коллеги, но при этом дал понять: Казахстан рассчитывает, что выводы главы будущей администрации США станут универсальными в отношении любой другой страны мира.

Посыл хозяина Акорды можно, наверное, трактовать по-разному. Однако, на наш взгляд, он читается однозначно: после случившегося Соединенные Штаты утрачивают моральное и любое другое право подходить к событиям за их пределами с позиций двойных стандартов. Будучи в недавнем прошлом кадровым дипломатом, Касым-Жомарт Токаев, естественно, облек эту очевидно жесткую мысль в гораздо более мягкую обертку. И теперь будет весьма любопытно послушать оценку казахстанских выборов новой американской администрацией после инаугурации Байдена 20 января. Если, конечно, в вашингтонском обкоме найдут время и желание вспомнить о нас грешных...

На встречных курсах?

Впрочем, некоторые в Казахстане считают, что дядя Сэм скорее обратит взор на нашего южного соседа, у которого в один день с нашими парламентскими прошли президентские выборы. Уверенно победивший в Кыргызстане Садыр Жаппаров с самого начала не скрывал намерения покончить с парламентской «вольницей» в своей маленькой, но гордой стране. И, судя по всему, ему это удастся: в ходе прошедшего параллельно с выборами президента референдума более 80 процентов участников высказались за президентскую республику вместо нынешней парламентско-президентской. Казахстан же в последнее время хотя и с большой осторожностью, но все же движется в обратном направлении — к явному удовольствию наших западных, в том числе заокеанских «наставников». Вот и в день выборов президент Токаев в очередной раз заинтриговал, объявив: уже в эту пятницу, 15 января он выступит перед старо-новым парламентом. А затем соберет уже подзабытый Национальный совет общественного доверия — для обсуждения пакета политических реформ.

Вот вам, читатель, и интрига — пусть не на самих выборах, так сразу после. К тому же ждать развязки осталось всего ничего...

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz

Рекомендуемые