Сегодня:
Общество

Привязка к местности

Корреспондент «КП» попытался разобраться, почему в отношении школьного образования профильное ведомство придерживается политики «сам не ам и другим не дам»
Из-за дистанционного режима обучения во время пандемии участились случаи перехода в зарубежные учебные заведения. Фото: myplanet-ua.com

Из-за дистанционного режима обучения во время пандемии участились случаи перехода в зарубежные учебные заведения. Фото: myplanet-ua.com

«Обеспечение посещения»

В конце января родительское сообщество взволновала новость о запрете обучения казахстанских детей в зарубежных школах. Даже в формате «дистанционки».

— Из-за дистанционного режима обучения во время пандемии участились случаи перехода в зарубежные учебные заведения — как альтернатива обучению в казахстанских школах. Родители решили, что возможно обучение в дистанционных школах других стран. Это противоречило действующему закону. В связи с этим внесены изменения в Закон «Об образовании», — заявила на брифинге руководитель департамента по обеспечению качества образования Алматы Гульнара Ермекбаева.

Не будем заострять внимание на том, что образование за бугром, со слов спикера, «противоречило действующему закону», но изменения в него все равно подсуетились внести. Наверное, чтоб уж наверняка. Гораздо интереснее последствия молниеносных корректировок. Так, отныне родители обязаны обеспечить получение детьми среднего образования именно в организациях образования Казахстана или международных школах, имеющих нашу лицензию.

Гульнара Ермекбаева напомнила о необходимости выбывших в зарубежные школы ребят вернуться в родные пенаты, а затем, окончательно поставив казахстанцев в тупик, добавила:

— Родители или законные представители обязаны обеспечивать посещение детьми занятий в учебном заведении. Слово «посещение» означает физическое прибытие и нахождение ребенка. Законодатель использует понятие «посещение», а не «обучение». В случае применения слов «обеспечивать обучение» основным критерием для оценки действий родителей было бы получение детьми образования независимо от формы его получения.

Но позвольте, «обеспечение посещения» по сей день остается миссией сложно выполнимой: обучение в штатном режиме школьникам хоть и разрешили, но не всем и с особыми условиями. Львиная доля учебного материала преподносится через Zoom, а то и вовсе через неприспособленные для этого мессенджеры. То есть «посещает» ученик — в лучшем случае — видеоконференции и чат школы, но никак не ее саму. Это первое.

Второе и главное — оттого, видно, и проблемы в нашем образовании, что цели и задачи у нас неправильные: на первый план выходит не «обеспечение обучения», а «обеспечение посещения». Чиновников волнует не объем усвоенного детьми гранита науки — им важен факт просиживания оными штанов за партой. Лишь бы парта эта была своя, отечественная.

Между двух стульев

После резонансного выступления своей чиновницы Министерство образования спохватилось и выпустило опровержение. Оно получилось еще более странным, чем само выступление. С одной стороны, МОН успокаивает: «Информация о запрете обучения в зарубежных организациях не соответствует действительности». С другой стороны, цитата: «Согласно Конституции граждане должны получить среднее образование, которое является обязательным, и оно обеспечивается государством. Ребенок, являющийся гражданином Казахстана и постоянно проживающий на территории страны, получает среднее образование в школах, находящихся в стране. Это могут быть общеобразовательные школы, гимназии, лицеи или международные школы. Получение образования в дистанционном режиме в иностранных школах возможно в качестве дополнительного».

Пассаж о дополнительном образовании, если и актуален, то для случаев изучения одной дисциплины или направления. Например, ребенок учит английский с преподавателем — носителем языка или осваивает мир гейм-дизайна. Но какому школьнику под силу тащить на себе сразу две полноценные учебные программы? Потреблять вдвое больше теории, выполнять вдвое больше «домашки» и при этом успевать быть одной ногой — «здесь», а другой — «там»?

Ведь усидеть на двух стульях разом под силу далеко не каждому. Хотя МОН РК, например, справился: запретил, не запретив.

Дальний поход за знаниями

Как уже было сказано, «своя рубаха» оказалась не ближе к телу для многих родителей школьников. Для понимания предпочтительности «чужих» образовательных систем мы связались с семьей, доверившей свое чадо в руки российских педагогов.

— Самая главная причина — это катастрофически низкий уровень знаний у ребенка, несмотря на его невероятную загруженность, после обучения в местной школе. Мы учились первые три года в частной организации, где ребенок проводил время с 8.30 утра до 17.00. Полноценный рабочий день! При этом каждый день по расписанию пять разных предметов. И почти к каждому в третьем классе были домашние задания. В общем, когда во второй половине 3-го класса наш ребенок до конца так и не знал английский алфавит — при том, что в их расписании четыре урока английского каждую неделю — мы решили нанять репетитора. Так что решение о том, что надо подключать дополнительные силы, пришло независимо от «удаленки». Мы стали пробовать заниматься онлайн на российской платформе дополнительно еще в начале 2019-го. Катастрофа с обучением на «удаленке» просто окончательно нас добила. Мы осознали, что если сейчас, в самом срочном порядке не поможем своему ребенку сами, то пробелы станут невосполнимыми и приведут к печальным последствиям в его взрослой жизни, — объяснила свое решение о переводе мать школьника, пожелавшая остаться неназванной.

Рассказала она и о преимуществах, заставивших осесть в российском учреждении окончательно:

— Главным плюсом по сравнению с тем, что было у нас в казахстанской школе, является большая фокусировка. И, как результат, лучшее усвоение материала. Так, например, сейчас у нас в четвертом классе пять основных предметов распределены по дням недели. При этом изучаемая тема или несколько тем даются достаточно широко и глубоко. И ребенок лучше, на наш взгляд, погружается в материал. Не теряет фокуса внимания.

Женщина отметила трепетное внимание российской программы к изучению регионального, характерного для учеников из стран СНГ материала. Например, в ходе изучения климатических зон школьник из Казахстана должен был исследовать и описать особенности родной природы, природные богатства, реки, горы, озера и т.д.

— Странно и досадно, что в Казахстане до сих пор не проработаны и не утверждены на уровне закона положения о домашнем образовании, как у наших соседей в России, Узбекистане, Украине, Беларуси и Молдавии. Абсурдно, что чиновники, наоборот, пытаются «запретить» такую практику, забывая о базовом праве гражданина Казахстана на образование, форму которого родители и ребенок вправе выбирать самостоятельно. Причем насколько мне известно, и Кодекс о браке и семье и Закон об образовании это подтверждают, — подытожила собеседница.

Ни себе, ни людям

Пока власти пытаются через силу запихнуть юных соотечественников в недра казахстанских школ, а те упираются, сами «недра», как ни странно, «отфуболивают» этих учеников. Взять хотя бы недавнюю историю в Шымкенте, когда часть детей банально не пустили на порог образовательного госучреждения. Их «попросили», непрозрачно намекнув, мол, что вы сюда претесь, есть же рядом частная школа.

Частная школа, в которой детей обещано было обучать на государственные дотации, представляла собой не внушающее доверия строение со складом мусора на заднем дворе, бродячими собаками, сырыми стенами и импровизированным хранилищем провианта прямо на улице. Как говорится, добро пожаловать...

К слову, «недружелюбная» госшкола работает в три смены и обучает гораздо больше учеников, чем ей положено, исходя из возможностей здания. Ситуация неприятная, но, увы, не уникальная. Несмотря на регулярные пламенные речи представителей МОН о необходимости перевода школ даже не на две, а на одну смену работы, воз и ныне там. Более того, число школ-трехсменок за последнее время не то что не сократилось — оно выросло! Так, по данным Бюро национальной статистики, в 2019-2020 учебном году в три смены трудились более 130 общеобразовательных учреждений. Лет пять назад их было на порядок меньше — около 90.

— В стране функционируют 54 аварийные и 183 трехсменные школы, насчитывается дефицит в 168 тысяч мест. С учетом демографических и миграционных процессов ситуация с нехваткой инфраструктуры в городах может ухудшаться. По прогнозным расчетам к 2025 году дефицит мест может составить порядка 500 тысяч в наших школах. Поэтому в госпрограммах развития образования и науки заложен этот показатель, мы планируем строительство не менее 800 школ. Это позволит решить проблему, — заявлял в прошлом году министр образования Асхат Аймагамбетов.

Однако учиться школьникам нужно уже сейчас, не могут они ждать момента, когда ответственное ведомство решит, наконец, проблему. И казалось бы, «утопающие» выкрутились из ситуации, стали, как водится, спасать себя сами. А министерство вместо помощи решило отнять у них спасательный круг.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz