Сегодня:

Полвека человека: Стремление к центру

То, как сильно поменялся город за половину столетия, красноречивее всего демонстрируют те алма-атинские новостройки, которые в 50-60-е годы возникали на городских окраинах
Гармоничным фоном для памятника великому Абаю служили в те времена только величавые горы.

Гармоничным фоном для памятника великому Абаю служили в те времена только величавые горы.

Сегодня все это с полным основанием относят к центральным районам мегаполиса.

Куда вел «Тещин язык»?

Послевоенное строительство Алма-Аты бурно развернулось к юго-западу от старых улиц, существовавших еще с верненских времен. Граница города проходила тут в те времена по Головному арыку и речке Поганке (Весновке). А дальше начинались сады, поля и огороды пригородных совхозов, таких как Горный Гигант.

Нынешний проспект Абая еще только пробивался, и основной широтной магистралью считалась улица Курмангазы, которая на западе изгибалась к югу и переходила в Каргалинский тракт (ныне улицы Байзакова и Джандосова), на котором заметными были лишь приземистые корпуса Плодоконсервного комбината. О курортном статусе этого района свидетельствовал «загородный» санаторий «Весновка» — для детей с легочными заболеваниями. А еще одной местной примечательностью был Ботанический сад, заложенный среди садов в 1932 году.

Любопытны проекты приобщения этой зоны к городской жизни, витавшие в начале 60-х годов. В том районе, где ныне располагается КазГУград, предполагалось строительство обширного городского водоема. Искусственное озеро с гранитными набережными и плавательным бассейном должны были породить воды перекрытой Весновки. (Старожилы упорно кликали этот отток Малой Алматинки Поганкой.)

Еще более волнующая судьба ждала район пересечения Каргалинского шоссе с проспектом Абая — знаменитый «Тещин язык», где должен был появиться «второй общественный центр города» для обслуживания жителей обильных новостроек («линий»), значительно прирастивших городскую территорию в начале того славного десятилетия. Этот проект оказался реализованным лишь частично, но уже в ином статусе и в иное время — в 70-е годы.

Головной арык: магистральное направление

Сам проспект Абая еще не был проспектом Абая. Бывшая Арычная улица в те годы примеряла на себя название Студенческого бульвара. Что имело основание — тут, за Головным арыком, уже располагались вольготные территории трех крупных вузов столицы Казахстана: Высшей партшколы, двух аграрных институтов — Сельскохозяйственного и Зооветеринарного и техникума связи. По планам, еще довоенным, вся эта часть должна была отойти учащейся молодежи и образовать огромный массив студенческого городка.

Этот любопытный казус из истории нашего города относится еще к 30-м годам, когда новая столица Казахской АССР стала задумываться о своем новом имидже. Сонный «полковничий город» должен был (по велению времени и хотению властей) значительно помолодеть, превратившись, между прочим, и в студенческий центр республики. Для этого и предполагалось сконцентрировать все юношество в одном месте и построить на южной окраине новый студенческий городок, в котором нашлось бы место и для университета, и для ком. вуза, и для Сельхозинститута, и для многих других вузов, теснившихся в помещениях старых верненских гимназий.

Специальная комиссия признала, что «намеченный участок за Головным арыком от Ленинского проспекта до аэродрома (...) вполне соответствует по своим климатическим и санитарным условиям для постройки учебного городка краевых вузов, воспитывающих казахскую молодежь, которая особо страдает от городских условий жизни».

Неожиданным препятствием на пути строительства студгородка стала Красная армия, которая и владела этими окраинами, где еще с дореформенных времен располагались казармы, лагеря и стрельбища. Потому, наверное, до конца идея так и не была воплощена. Хотя многое удалось. Чему свидетельствует Аграрный университет и КИМЭП (бывшая партшкола), до сих пор стоящие на отведенных тогда участках.

Знаменитый памятник Абаю занял свое место на пустыре в 1960 году. Здесь, на виду Веригиной горы, снеговых пиков Малоалматинской группы и городских мельниц, существовало старое торжище, куда мы с бабушкой ходили за хлебом и керосином в магазинчики-сарайчики и «за зеленью» к торговкам-колхозницам. Тогда же началась укладка асфальта на окраинной улице, на которую был устремлен взор кумира, и которой не стыдно стало носить имя великого казаха. (До того времени гордое имя это носила нынешняя улица Тулебаева.)

«Кайрат» — чемпион!

Еще одно стихийное торговое место на окраине, «толкучка», располагалось выше Головного арыка — вверх по улице с говорящим названием Уйгурская (Таранчинская, позже — Космонавтов, а в современном Казахстане — Байтурсынова). Туда мы ходили с дедом. Правда, от «толкучки» к тому времени остались уже только воспоминания, а на ее месте, словно Колизей, возвышался над домиками и бурьянами новый стадион, изначально называвшийся «Урожай».

Заполняемость Центрального стадиона тогда была более чем стопроцентной!

Заполняемость Центрального стадиона тогда была более чем стопроцентной!

Большая арена Центрального стадиона появилась еще в 1958 году, но только в 1960-е это место (по советским стандартам все «колизеи» назывались «Малыми Лужниками») стало самым заветным для алма-атинских болельщиков. Еще бы — там играл «Кайрат»!

Дед, сам в прошлом футболист (он в 1920-е выступал за первую команду Чимкента правым полузащитником), оставался страстным поклонником футбола. Хотя по возрасту и перешел в разряд болельщиков. Болел дед в основном дома, в пижаме у телевизора, но иногда, по особым случаям, надевал парадный костюм и ходил на стадион. Куда пару раз брал с собой и меня.

В детской памяти от тех посещений застряло ощущение невиданной людской массы, прочно связанной воедино какими-то невидимыми нитями и нервно подергивающейся вослед за непонятными событиями на поле. Перипетии на поле, где на огромном пустом пространстве сновали взад и вперед какие-то мураши двух видов, никак не связывались в детском восприятии с нервной и энергичной жизнью трибун. Зрители в те времена не только до отказа заполняли трибуны самого большого в республике алма-атинского стадиона, но и стояли у кромки поля, сидели на лестницах в проходе, и даже заглядывали через решетки с улицы!

А еще запомнились долгие «излияния» стадиона расходящимися болельщиками после окончания баталий. Боление за «Кайрат» всегда сулило непредсказуемые эмоции. Основная масса, как теперь говорят, «фанатов» расходилась в разные стороны, возбужденная (в случае победы кумиров) или угнетенная, рассасываясь по мере удаления от стадиона.

Болеть за «Кайрат» алматинцы приучались сызмальства.

Болеть за «Кайрат» алматинцы приучались сызмальства.

...Очень скоро проспект Абая стал самой оживленной магистралью города. И это было естественно — в середине 1960-х на дальнем западном конце длинной «поперечной» улицы появились первые микрорайоны, куда вскоре переехала значительная часть алматинцев. А вдоль Абая засновали не только автобусы, но и троллейбусы.

Фото из архива автора и источников 1960-х годов.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz