Сегодня:
Политика

Буревестники резолюции

Принятая 11 февраля абсолютным большинством голосов (598 евродепутатов из 693) резолюция Европейского парламента о ситуации с правами человека в Казахстане не стала политическим событием номер один для нашей страны
Если судить по тексту этого захватывающего документа, то именно наша страна предстает главным «нарушителем конвенции» в Центрально-Азиатском регионе.

Если судить по тексту этого захватывающего документа, то именно наша страна предстает главным «нарушителем конвенции» в Центрально-Азиатском регионе.

Судя по реакции отечественного форин-офиса, в Нур-Султане были готовы к чему-то подобному.

Неожиданно прозвучали, пожалуй, только беспрецедентные для нас предложения старосветских парламентариев ввести против отдельных представителей нашего государства адресные санкции, сформировав для Казахстана аналог известного «списка Магнитского».

Раззудись, плечо, размахнись, рука!

Если судить по тексту этого захватывающего документа, то именно наша страна предстает главным «нарушителем конвенции» в Центрально-Азиатском регионе. Что по меньшей мере странно на фоне гиперавторитарного Узбекистана, тоталитарного Таджикистана и де-факто диктаторского Туркменистана. При этом 27 адресованных руководству республики рекомендаций практически лишены какой-либо конкретики. Хотя предыдущие пять подобных документов, принятых в Страсбурге в период с 2009 года, содержат точечные и предметные призывы и рекомендации, вроде требования «немедленно освободить» Мухтара Джакишева, Макса Бокаева (на сегодняшний день оба на свободе) и других «политзаключенных», высказанные европарламентариями в 2019 году.

Тем не менее, новых поводов попенять Нур-Султану на «нарушения прав человека» у наших (внутри себя, конечно же, безупречных!) учителей демократии нашлось предостаточно: начиная с 350-ти активистов, задержанных полицией в предвыборные дни и осужденных по административным статьям и заканчивая кордайской трагедией, которую авторы резолюции назвали «продолжающейся межэтнической напряженностью в южных регионах Казахстана».

Вообще, резолюция составлена размашисто и «дальновидно» — порой несколько разрозненных фактов, действительно тянущих на нарушение прав человека, подаются, как тенденция, перманентный процесс. К примеру, такой пассаж. «Власти Казахстана регулярно препятствуют проведению мирных протестов, критикующих политику правительства», — подчеркнули в ЕП, указав на то, что Закон о мирных собраниях и поправки к Законам о политических партиях и выборах, принятые в мае 2020 года, «не соблюдают основные права граждан Казахстана».

Между тем, казахстанский политолог Марат Шибутов приводит красноречивые цифры: согласно статистике Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности, количество мирных собраний растет: в 2017 году их было всего 36; в 2018 году — 32; в 2019 году — 227; в 2020 году за январь-апрель, дальше карантин, — 176. «Такой рост гражданской и политической активности невозможен без улучшения правоприменительной практики и политической ситуации в стране», — резонно замечает политолог. Но европейские «демо-коучи» предпочитают не делать различий между демократизацией (возможно, не столь быстрой и последовательной, сколь хотелось бы не только страсбургским заседателям, но и большинству из нас) и демократией, торжествующей в Старом свете не одно столетие. Тут, правда, хочется сделать оговорку — «до последнего времени»...

Несомненно, спикер казахстанского МИД Айбек Смадияров был неточен, назвав приведенные в еврорезолюции факты «старыми кейсами, кочующими из одной резолюции в другую». Хронологически все события, описанные в этом демонстрационном документе, относятся к 2020 году — то есть, поданы «к столу» с пылу с жару. Тем не менее, г-н Смадияров высказал «полное недоумение и непонимание относительно достоверности сведений, использованных при его (документа Европарламента. — Авт.) подготовке». Хотя мог бы ответить примерно так:

«Приведенные факты нам известны. Многим из них руководство страны дало принципиальную оценку. Однако, их трактовку и выводы, сделанные авторами документа, считаем тенденциозными и не отражающими реальную картину». Дипломату стоило сказать о том, например, что претензии налоговиков к нескольким неправительственным организациям на сегодняшний день сняты, штрафные санкции отозваны. И вообще, уважаемые господа, «все это — наши внутренние дела, с которыми мы с вашего позволения разберемся сами». Тем более, что ход обсуждения текста резолюции в зале заседаний ЕП то и дело заставлял вспомнить поговорку о соринке в чужом глазу и бревне в собственном.

Синдром Лаврова

Не имея ни желания, ни газетной площади для постатейного разбора страсбургских «предъяв», заметим: разумеется, Казахстан за свою короткую суверенную историю не был и пока не является «эталоном демократии». Но утверждать, что «переход к демократическому обществу потерпел неудачу не вчера, а годы назад», по меньшей мере, сомнительно. Особенно для испанского евродепутата сеньора Начо Санчеса Амора. И дело даже не в том, что его страна относительно недавно освободилась от франкистской диктатуры. Вспомним о совсем свежих событиях в Каталонии, несколько сторонников независимости которой от Мадрида осуждены на серьезные сроки только лишь за попытку организовать референдум по вопросу независимости. Об этом на днях напомнил европейским коллегам министр иностранных дел России Сергей Лавров.

Главный дипломат соседней державы упомянут в этих заметках совсем не случайно. Его непростые переговоры с главой европейской дипломатии Жозепом Боррелем и резолюция Европарламента по Казахстану выглядят двумя звеньями одной цепи. По итогам встречи в Москве с еврокомиссаром по международным делам г-н Лавров не исключил возможности полного разрыва России с ЕС, отметив, что сотрудничество Москвы и Брюсселя давно стремится к нулю по вине последнего. Крым, Донбасс и вот теперь Навальный — эти три «кейса» грозят полной заморозкой контактов России с Европой, заявил Лавров. Глава российского МИД подчеркнул: Москва готова к сотрудничеству на принципах невмешательства во внутренние дела друг друга и в сферах, представляющих взаимный интерес. Но, по его словам, европейцы стремятся увязать с политикой даже такие аполитичные сферы, как совместные проекты в космосе.

И вот теперь, похоже, коллективная Европа решила надавить на Москву, что называется, с тыла — послав «последнее предупреждение» Казахстану, ее самому надежному стратегическому союзнику на постсоветском пространстве. А поскольку у нас нет своего Навального, поскольку мы не «аннексировали», к примеру, Иссык-Куль у братьев-кыргызов, проведя среди жителей одноименной области референдум, постольку остается единственный, изрядно уже замусоленный козырь — «права человека».

Укол страсбургским зонтиком

Разумеется, никто не возьмется утверждать, что Казахстан в этом смысле младенчески безгрешен. Безусловно, есть, что нам предъявить — к примеру, печально памятную многочасовую «блокаду» молодых активистов, протестовавших против «выборов без выбора» на площади в Алматы в январский мороз. Вероятно, кого-то несправедливо осудили, незаконно задержали. Но, во-первых, такого у нас не происходит повсеместно и ежедневно. А, во-вторых, сказал же президент Токаев: никому в стране не возбраняется протестовать, если это делается по закону.

Законы несовершенны? Это вполне очевидно. Но наша страна не входит в Евросоюз, члены которого по определению обязаны строго следовать общеевропейским канонам демократии и прав человека. Да, мы присоединились ко многим международным конвенциям. Да, подписали в 2015 году соглашение о сотрудничестве с Евросоюзом. Но разве это обязывало нас завтра же «проснуться европейцами»? И насколько это удалось самим европейцам? На фоне тех же польских стражей порядка, жестко «винтивших» протестующих против запрета абортов, наши — просто «ангелы во плоти». Да, у нас еще нередки случаи административного давления на прессу и отдельных журналистов. Но мы не гнобим «чуждые» медиа планомерно и тотально, как та же Латвия, в одночасье прекратившая вещание полутора десятков российских каналов. Или Украина, без всяких судебных «заморочек», легким движением руки артистичного и супердемократичного президента Зеленского «прихлопнувшая» сразу три собственных телеканала. И хотя у нас в стране тоже есть люди, призывающие немедленно заглушить «пропагандистские рупоры» северных соседей, у казахстанской власти хватает здравого смысла не затыкать им рот. Соблюдая основополагающее право человека — право свободно высказывать свои убеждения. И уважая право собственных граждан на получение разносторонней информации.

Наши работодатели нередко нарушают права своих работников — например, право полностью и в срок получать законное вознаграждение за свой труд. И это ключевое право, как ни крути, помогает отстаивать прокуратура — орган, традиционно считающийся силовым, чуть ли не репрессивным. Но зачастую именно люди в синих мундирах помогают нам отстаивать наши ключевые права. Вот и на днях президент на совещании с прокурорскими поблагодарил их за помощь в погашении долгов по зарплате на астрономические суммы. Спросите сотню прохожих на улице: что для них важнее — право на митинг или на своевременное получение зарплаты в полном объеме? Ответы подавляющего большинства, без сомнения, разочаруют господ евродепутатов.

Что еще? Ах, да — выборы! «Отсутствие реальной оппозиции», «с 2013 года в стране не появилось ни одной новой партии», а в ходе голосования 10 января «власти чинили препятствия независимым наблюдателям»? «Ограниченная миссия БДИПЧ по наблюдению за выборами (МНВ) сообщила, что власти обременяли и препятствовали работе независимых наблюдателей, в то время как проправительственным наблюдателям было разрешено наблюдать за избирательным процессом», — сообщается в резолюции. Но к подобным «вердиктам» нам не привыкать. Как прозорливо заметил еще до появления пресловутого доклада в недавнем интервью «Комсомолке» Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в РК Алексей Бородавкин, «хорошо известно, что оценки выборов БДИПЧ/ОБСЕ в наших странах традиционно грешат предвзятостью, двойными стандартами и высокой негативной политизированностью. Ничего иного от БДИПЧ/ОБСЕ и не стоило ожидать».

«Пламенные резолюционеры» жгут мосты?

Что ж, никто и не испытывал особых иллюзий. Вот только непонятно, стоила ли «овчинка выделки». Ведь эта пресловутая «резолюционная ситуация», созданная на ровном месте, не будет иметь никаких правовых последствий. Этот «парламент» куда независимее нашего — от него не зависит вообще ничего. Всеевропейский «законодательный орган» изначально был призван обсуждать консолидированный бюджет ЕС и принимать рамочные законы для всех постояльцев еврообщежития. И вот совсем недавно надзиратели за «брюссельской капустой», томимые перманентной парламентской скукой и рутиной, придумали себе новое развлечение — так называемый «режим глобальных санкций в области прав человека». Теперь они могут «преследовать виновных в нарушении прав человека по всему миру». Ну, почти как великий и ужасный Дядя Сэм! А на ком испытать новое «оружие»? Попробовали с Россией — получили отлуп. «Хочешь мира — готовься к войне», — устало вздохнув, сказал Сергей Лавров и, судя по всему, не был понят правильно. Как заявил в ответ его германский коллега Хайко Маас, Берлин одновременно и за «Северный поток», и за санкции — чтобы Москва, как говорится, не «расслаблялась».

Правда, с северным нашим соседом этот номер едва ли пройдет — не та весовая категория. Вот и решили в Страсбурге припугнуть Нур-Султан: вдруг Барс «поведется» и перестанет дружить с Медведем?

Впрочем, это вряд ли возымеет действие. В отличие от евродепутатов, представляющих полувиртуальные «общеевропейские» партии, в столицах ведущих стран Старого света сидят прожженные прагматики. И Россия, и Казахстан для них — важные экономические партнеры, объекты инвестиций. Только в нашу страну государства Евросоюза в доковидном 2019 году инвестировали 25 млрд. евро, а в прошлом — около 18 млрд. Теперь же «пламенные резолюционеры», если к ним все-таки прислушаются евробюрократы в Брюсселе, могут, как говорится, сломать кайф серьезным людям. И «сжечь» дотла все нажитое непосильным трудом политиков и бизнесменов из отдельно взятых Нидерландов, Германии, Франции, Италии... И тогда в далекий от них Казахстан с его немалым экспортным и инвестиционным потенциалом придут на смену старушке Европе те же соседние Китай с Россией. И тот, и другая давно уже здесь, но никогда не откажутся увеличить свое присутствие.

Свято место пусто не бывает, курметты евродепутаттар!

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz