Политика31 марта 2021 7:00

Момент приземления

Земельный вопрос — традиционно один из самых сложных и политизированных в любом государстве, а в Казахстане — особенно
Наша страна занимает 6-е место в мире по площади сельскохозяйственных угодий, в среднем на каждого казахстанца приходится около 1,3 гектара пашни.

Наша страна занимает 6-е место в мире по площади сельскохозяйственных угодий, в среднем на каждого казахстанца приходится около 1,3 гектара пашни.

Ведь наша страна занимает 6-е место в мире по площади сельскохозяйственных угодий, в среднем на каждого казахстанца приходится около 1,3 гектара пашни. Однако, судя по прошедшему на прошлой неделе первому заседанию комиссии по земельной реформе, этот потенциал, способный прокормить не то что малонаселенный Казахстан, а полмира, используется крайне нерационально.

Сначала политика, потом экономика?

По данным сенатора Ахылбека Куришбаева — ветерана аграрной отрасли, в прошлом возглавлявшего Минсельхоз, в плане привлечения иностранных инвестиций в аграрку мы отстаем от ведущих сельскохозяйственных держав в десятки, а то и в сотни раз. На дебютном заседании земкома сенатор произнес эмоциональную речь, в которой то и дело сбивался на спор с самим собой. Вот две показательные цитаты: «Объем иностранных инвестиций в сельское хозяйство составляет 422 доллара на 1 гектар пашни в Австралии и 80 долларов в Канаде. А в Казахстане не хватает и 1 доллара. То есть в 400 раз меньше. Главным условием привлечения иностранных инвестиций является стабильность и высокая рентабельность сельскохозяйственного производства. Это формируется, прежде всего, за счет эффективной аграрной политики государства. Другими словами, если бы наши хозяйства, как и иностранные фермеры, были бы обеспечены долгосрочными и дешевыми кредитами, эффективными мерами государственной поддержки, субсидиями, системой льготного страхования и научно-технологическими достижениями, то и наша аграрная отрасль была бы инвестиционно востребована».

«В Казахстане земля сельскохозяйственного назначения — это, прежде всего, наше национальное достояние, историческое наследие предков, богатство всего народа и его главная ценность. Мое личное мнение, что земли сельскохозяйственного назначения в Казахстане должны находиться только в юрисдикции государства, а не в частной собственности».

Парадокс: с одной стороны, открыто признается отсутствие в государстве эффективной аграрной политики, с другой — звучит пламенный призыв передать всю землю в руки этого самого «неэффективного» государства! Иначе говоря, провозглашается приоритет политического подхода к решению земельного вопроса. И этот подход взяли на вооружение буквально все участники земельной комиссии — от председательствующего вице-премьера Ералы Тугжанова до бывшего активного члена НСОД Мухтара Тайжана.

Телега впереди лошади

Вообще, порой было трудно понять, зачем премьер Мамин подписывал распоряжение о создании этой многоликой и представительной по составу комиссии, если проект нового Земельного кодекса с поправками, запрещающими иностранцам, юрлицам с иностранным участием и почему-то кандасам, владение и аренду земли, президент отправил в мажилис еще в первой половине марта. Тем более, что, по словам главы аграрного министерства Сапархана Омарова, после этой политической инициативы главы государства нерешенным остался, по сути, технический вопрос. А именно: «размораживать» ли положения Земкодекса о предоставлении сельхозземель в частную собственность казахстанцам с отменой права аренды и об отчуждении землепользователями права долгосрочной аренды сельхозземель без выкупа у государства. Логично было бы сначала получить и изучить рекомендации земкомиссии по всем положениям кодекса, приостановленным после «земельных митингов» в 2016 году, а потом уже инициировать срочное рассмотрение их парламентом.

А сейчас экстренно образованная вдогонку комиссия по земельной реформе на фоне срочного президентского законопроекта позволяет так называемым «лидерам мнений» строить в соцсетях разнообразные конспирологические версии на тему «что за комиссия, создатель?»...

Сколько агро ни корми...

Между тем, вопрос о собственности на землю опрометчиво и неразумно переводить исключительно в политическую плоскость. Государству, не на шутку измотанному коронакризисом, нужны не столько одобрительные отклики «патриотической общественности», сколько живые деньги. Принести их в казну вполне могла бы «сокровищница агро», которая пока больше напоминает бездонную бочку. Только в предковидном 2019 году в «черную дыру» АПК улетело более 550 миллиардов государственных тенге: 356 — из республиканского и еще 200 — из региональных бюджетов. О том, сколько «съела» наша сельхозка в сложном и драматичном 2020-м, с учетом бесконечных субсидий из бюджета (читай — Нацфонда), остается только догадываться.

А инвестиций извне — кот наплакал. Почему? Да потому, что никто не будет нести свои денежки туда, где нет четких правил игры, где царят коррупция и произвол реальных хозяев земли казахской — районных и местечковых акимов и акимчиков, крупных и очень крупных латифундистов. И так было всегда — с самого 2003 года, когда премьер-министр Имангали Тасмагамбетов ценой своего кресла продавил в парламенте институт частной собственности на землю.

По большому счету, этот институт по-настоящему так и не заработал, «подарив» стране разве что латифундии. Чьи хозяева в подавляющем большинстве — никакие не «иностранцы», а наши люди, мягко говоря, не чужие власти. Что до «пришельцев», то и с ними вполне можно успешно сотрудничать, если строить отношения не собственной корысти ради, а пользы государства для.

Таких примеров, может быть, немного, но они же есть! Стоит вспомнить хотя бы крупнейшую транснациональную агрокорпорацию Inalca Eurasia, входящую в итальянскую группу Cremonini. Она инвестировала в казахстанскую компанию, занимающуюся производством мяса, более 100 млн. евро. Уже построен современный мясоперерабатывающий завод с годовой мощностью 7200 тонн мяса. Экспортный потенциал предприятия на начальном этапе — 12 тысяч тонн мяса и мясопродукции. При правильном государственном менеджменте и жестком контроле за «левыми движениями» тех же акимчиков страна давно получила бы современное сельхозпроизводство, построенное на современных мировых технологиях. Вместо этого мы имеем смешную статистику: из 99,5 млн. га арендованной земли во временном пользовании иностранцев находится всего лишь 65 тыс. гектаров, то есть — приблизительно 0,06%. Все остальное в аренде у наших — преимущественно мелкотоварных — ферм и немногочисленных крупных компаний. Понятно, что мелкотоварный аграрный сектор в стране, где площадь пахотных и пастбищных земель исчисляется сотнями миллионов гектаров, чреват не только угрозой продовольственной безопасности, но и массовой миграцией сельчан в города. А значит — потенциальным ростом социальной напряженности.

А мы не пашем, не сеем, не строим...

К тому же непонятно, как государство собирается решать проблему неиспользуемой, а, проще говоря, брошенной земли. Одними только космическими мониторингами, штрафами, да «драконовскими» налогами делу явно не поможешь.

Есть, конечно, среди хозяев таких земель «лендлорды», приберегающие свои наделы до «лучших времен». Но абсолютное большинство — обычные фермеры, не справившиеся с экономическими вызовами — кабальными банковскими кредитами, дороговизной техники... Насколько государство, становящееся по новым правилам игры единственным крупным землевладельцем, готово их поддержать — вопрос открытый. По крайней мере, на дебютном заседании Земкомиссии внятного ответа так и не прозвучало. Зато пафосных речей про «священную землю», «главное достояние народа», «наследие предков» и прочая, и прочая — хватало с избытком...

Впрочем, говоря языком штангистов, это только первый подход к снаряду. Судя по заявлениям некоторых комиссионеров, они, что называется, пришли всерьез и надолго.

Лишь бы в конце концов не получилось, как в бородатом советском анекдоте про заседание правления колхоза: «Товарищ председатель, про политику партии мы все поняли. Давайте проблемы нашего села порешаем...» — «Село мы порешим, товарищи, непременно порешим!».

Что ж, осталось только дождаться следующего заседания....

Вместо P.S.

Очень похоже на то, что уже на дебютном заседании агрореформаторов если не «похоронили», то отложили на неопределенное будущее заветную мечту миллионов наших сограждан о безвозмездных 10 сотках под индивидуальное жилищное строительство, право на которые для каждого казахстанца черным по белому прописано в действующем Земельном кодексе. Отвечая на соответствующий вопрос, вице-премьер Тугжанов заявил: «Это непростой вопрос, там необходимо провести всю инфраструктуру. Там, по средним расчетам, необходимо более четырех триллионов тенге средств для проведения инфраструктуры. Это все не решается в один день, поэтому мы должны все это взвесить». Неужто плакала наша законная личная «десятина»?

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz