Сегодня:
Общество7 апреля 2021 7:30

Полвека человека: Брутальное утро советского мужчины

Что занимало в 60-е годы советских женщин, мы с вами выясняли в прошлый раз. А сегодня припомним то, что заботило среднестатистического мужчину той поры
Так одевались модные селяне (снимок сделан в Талгаре). Стрелки на брюках были важным моментом мужской одежды.

Так одевались модные селяне (снимок сделан в Талгаре). Стрелки на брюках были важным моментом мужской одежды.

Фото: Архив автора

Время спешить!

Утро в советских квартирах протекало под бодрый аккомпанемент радиоэфира (о чем мы также уже говорили). «Пионерская зорька», «Утренняя производственная гимнастика», «Полевая почта Юности», выпуск новостей. Как рано в те годы пробуждалась Алма-Ата? Думается мне — не так уж. По крайней мере, если вести речь про обитателей квартир в многоэтажках. Даже если рабочий день начинался в 8 утра (на заводах и фабриках), добраться до рабочего места в компактном городе было не таким долгим занятием. (А из пригородов вообще практически не приезжали — работали у себя.)

Правда, уже к концу десятилетия такое положение начало разительно меняться с появлением микрорайонов. Переселившиеся туда работники сильно дистанцировались от оставшихся на своих прежних местах предприятий. И хотя рядом со спальными районами строилось кое-что для исправления ситуации («кое-что», вроде величайшего в стране текстильного комбината — АХБК), для большинства микрорайонцев утро оставалось самым нервным и дерганным временем суток.

Костюм и галстук были непременными атрибутами одежды интеллигентов и чиновников.

Фото: Архив автора

Выскочить из теплой постели по истошно-жестяному сигналу будильника, собраться, добежать до остановки, втиснуться в переполненный автобус (троллейбус) — все это было расписано по минутам. Опоздание на работу автоматически вытягивало из дисциплинарных глубин карающий перечень всяких неприятностей — от простого объяснения с начальством до выговора (с занесением), пропесочивания коллективом (на профсоюзном собрании) и лишения премии (в квартал). Любопытно, что многие работники всяких проектных НИИ, многочисленных управлений и хитрых контор при этом вовсе не были обременены непосильными трудами и часто выполняли весьма символическую работу, а то и вовсе изнывали от безделья.

Но трудовая дисциплина в государстве, где официально не существовало безработицы, а тунеядство рассматривалось как преступление, равнозначное хулиганству, была своеобразным административным культом. Нарушать ее означало противопоставлять себя не только существующим правилам, но и родному коллективу. Вот почему советское утро обыкновенно бывало таким нервозным и лихорадочным.

В каком ухе жужжит?

«Собраться» (для среднестатистического мужчины) означало в первую очередь «побриться». А бритье в начале 60-х было еще вполне традиционным и архаичным процессом — посредством мыльного раствора, помазка и «станка» (в который вставлялись бритвенные лезвия типа «Звезда», «Нева», «Экстра»). Ну а последним аккордом было массирование выбритых до голубоватого неприличия щек руками с помощью ядреного одеколона «Шипр». Одеколон освежающе щипал раздраженные щеки и смачно благоухал весь рабочий день, разбрасывая в разные стороны на приличное расстояние неистребимые миазмы мужского достоинства.

Брились в те времена каждое утро все поголовно. Несколько бородачей (в основном, художники и ученые, в том числе мой отец Вячеслав Федорович Михайлов), появившихся на волне солидарности с Кубой и «барбадос» Фиделя Кастро, были в той Алма-Ате столь экзотичны, что автоматически становились предметом повышенного внимания обывателей.

Бритвенное лезвие «Север».

Фото: Архив автора

Бритье занимало 10-15 минут, и вид мужчины с намыленным лицом был столь же знакомым элементом бытового ландшафта квартиры, как и классическая картинка домохозяйки с бигуди.

Но я недаром подчеркиваю, что рассматриваемые здесь 1960-е годы были эпохой перемен во всем. К концу десятилетия процесс бритья изменился весьма кардинально. Бритвенные лезвия стремительно ушли в прошлое, уступив место электробритвам. Первая увиденная мною электробритва появилась у деда. Ему как инвалиду войны было непросто возиться непослушной рукой с опасным станком. Это был легендарный «Харьков» — в кожаной коробочке, на внутренней крышке которой помещалось маленькое зеркальце.

Отныне утреннее жужжание элетробритв стало непременной нотой утренней какофонии во всякой нормальной семье. Они же заняли главное место в перечне достойных подарков для всякого уважаемого мужчины (на Новый год, 23 февраля, юбилей, свадьбу).

Не только подпоясаться...

Вообще, те времена, хотя и декларировали «проводы по уму», обращали куда больше внимания на «встречу по одежке». Изрядно намаявшиеся жить в сапогах и ватниках, в 60-е годы мужчины начали следить за своим внешним видом не меньше женщин! А это было не столь просто, как может показаться в нынешний синтетический век.

Одежда, изготавливаемая в основном из природных волокон (хлопок, лен), требовала куда больше внимания. Рубашка должна была быть белой, свежей, накрахмаленной и отглаженной. Брюки, по крайней мере — отутюжены, с аккуратными стрелками. В этом деле, разумеется, не обходилось без женских рук, но...

Но именно из того времени у меня, к примеру, остались неистребимые навыки глажки брюк, прививаемые всем нам с детства, — создание идеальной стрелки достигалось с помощью тщательной выкладки и мокрой марлевой тряпки, которая так коварно шипела под раскаленным утюгом. К тем же эпохальным навыкам, начисто утраченным современными поколениями, может быть отнесено латание дыр на рубашках (а особенно — трико для занятий физкультурой) и штопка носков, натянутых для этого на старую электролампочку. Считалось, что этим умением должен был владеть каждый мужчина, независимо от семейного положения.

Как и еще одним видом имиджевого искусства — самоличным завязыванием галстука. Красота узла могла влиять на реноме в глазах окружающих. Галстук, кстати, был еще одним распространенным в то время подарком для мужчины. В костюмах с галстуками тогда ходили не только интеллигенты и чиновники, но и все прочие — это была своего рода повседневная одежда для большинства. Она же и праздничная.

В начале 60-х существовал еще один непременный атрибут мужского костюма — запонки. Маленький элементик для застегивания рукавов рубашек стремительно ушел в прошлое очень скоро, уступив место банальным пуговицам. Ныне те запонки заняли место рядом с японскими нэцке и превратились в предмет страстного собирательства коллекционеров. Оно и понятно — наряду с ординарными и массовыми продуктами промышленности среди них встречались истинные произведения, созданные из золота и драгоценных камней, призванные вызволить владельца из среды прочих носителей.

Запонки.

Фото: Архив автора

И еще одним моментом, предшествовавшим мужскому выходу на улицу (вот сколько забот!), была обязательная чистка обуви.

Но про обувь мы поговорим отдельно в следующий раз.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz