Сегодня:
Общество4 июня 2021 6:00

Что отдых детский нам готовит?

С наступлением лета многих волнует вопрос — будут ли работать детские лагеря?
Министерство образования и науки решило, несмотря на пандемию, открыть детские лагеря. Фото из архива Аружан Саин.

Министерство образования и науки решило, несмотря на пандемию, открыть детские лагеря. Фото из архива Аружан Саин.

Об этом и многом другом «КП» решила спросить у основателя общественного фонда «Добровольное общество «Милосердие», уполномоченного по правам ребенка в РК Аружан Саин.

Аружан Саин.

Аружан Саин.

— Аружан, все казахстанские школьники, утомленные онлайн-образованием, ждали с нетерпением начала лета. Насколько система организации детского отдыха готова обеспечить детей доступным досугом?

— В середине мая мы как раз обсуждали этот вопрос, и Министерство образования и науки решило, несмотря на пандемию, открыть детские лагеря. Естественно, с соблюдением всех санитарных норм. Также важно занять детей в секциях и кружках. Однако встает вопрос: как обеспечить детей достаточным количеством объектов отдыха и досуга, если в предыдущие годы значительная их часть поменяла свой профиль? Сами ведь знаете, что многие детские лагеря и Дома культуры, объекты спорта и образования были приватизированы... На недавней встрече с главой государства я передала свое обращение о том, чтобы объекты образования, спорта и культуры исключили из списков приватизации. Сейчас важно сохранить хотя бы то, что у нас осталось. Достаточно вспомнить недавний скандал с попыткой приватизировать три музыкальные школы в Алматы.

— Обычно в таких случаях утверждают, что, если подобные учреждения передать в бизнес-сферу, то ими будут лучше управлять...

— Я считаю по-другому. Прежде всего, нужно принимать во внимание то, что они принадлежат народу. И неважно, построены они были в советское время или к Универсиаде, например. Я убеждена, что эти объекты не могут быть приватизированы, потому что они построены на деньги налогоплательщиков. Нет ничего сложного в организации управления подобным объектом, чтобы это отвечало нуждам народа. Зачем приватизировать те же Халык и Алматы Арены в южной столице, если государство все равно продолжает их содержать? Также я просила президента, чтобы был проведен аудит ранее приватизированных объектов детского досуга, культуры, спорта и образования. И если там были нарушения, то нужно вернуть эти объекты в собственность государства. Сейчас мы реализуем реформу по организации бесплатных секций и кружков, и акиматы часто говорят, что у них нет инфраструктуры, где могли бы проводиться занятия для детей. Я надеюсь, что аудит позволит увеличить количество таких мест. Важно, чтобы и детские лагеря были доступными, а они приватизируются по сей день. Кроме того, здесь интересен опыт России, где в этом году решили компенсировать родителям 50% стоимости затрат на детский отдых.

БЕСПЛАТНЫЕ СЕКЦИИ ПОКА НА БУМАГЕ

— Почему детская реформа по организации бесплатных секций и кружков пробуксовывает?

— Мы создали экспертную команду и подготовили проект изменений в законы о культуре и спорте. В нем прописан механизм подушевого финансирования занятий детей в спортивных секциях и кружках искусств через государственные спортивные и творческие заказы. 1 мая этого года закон вступил в силу. Однако тут выяснилось, что акиматы не выделили на его реализацию достаточно средств. У меня не было иллюзий, что это будет легким процессом. Есть определенное сопротивление тому, чтобы значительные средства, которые тратили на содержание профессиональных спортивных команд и пышные концерты и торжества, перенаправили детям. Это можно назвать бюджетной революцией, потому что в итоге из непрозрачной и сомнительной сферы деньги перераспределятся на реальные нужды, и каждый ребенок сможет бесплатно посещать секции и кружки. Это позволит ребенку заниматься любимым делом, научит его трудиться, потому что любые результаты требуют усилий. У него появятся вера в себя, уважение к способностям других детей. В итоге дети будут оценивать друг друга не по стоимости гаджетов и марке автомобиля, на котором ездят родители, а по талантам и способностям, уважать за Дело. То есть им будут прививаться истинные ценности.

— Неужели все секции и кружки будут бесплатными?

— Большая часть. Доплата подразумевается только за большой теннис, а также те виды спорта, которые связаны с бассейнами и ледовым покрытием. По этим секциям подразумевается доплата, которую установят поставщики услуг.

— Что тормозит этот проект?

— В стране достаточно средств на эту и другие реформы, если бы не две большие проблемы. Первое — это коррупция, которая пустила свои корни по всем направлениям, даже в те сферы, которые касаются детей. И второе — это дефицит опытных кадров. В исполнительных органах власти не хватает специалистов, которые могли бы эффективно распоряжаться средствами. Начиная с аналитики, планирования и заканчивая распределением средств. Нам зачастую не нужно изыскивать дополнительные средства, потому что они есть внутри системы. Должно быть грамотное планирование, разумный подход и четкие приоритеты.

— Как реализуется ваша программа по снижению детской инвалидизации?

— В каждом роддоме и перинатальном центре после рождения ребенка должны оценивать его здоровье. Это прописано во всех нормативно-правовых актах, на это выделяются средства, но на деле скрининги, например, офтальмологический и аудиологический, охватывают лишь 15-30% новорожденных. Мы стали проверять эту систему и обнаружили, что деньги тратятся бесконтрольно. При рождении ребенок должен пройти в роддоме несколько скринингов — в том числе, на зрение, слух, психофизический и другие. У недоношенных детей часто бывает незрелость зрительных нервов. Если это вовремя выявить, то в течение недели можно провести несколько видов медицинских манипуляций или операцию. В итоге ребенок будет видеть, он не станет слепым или слабовидящим. Но этот вид скрининга делают только в нескольких городах, где есть необходимая аппаратура. А хирургов, проводящих подобные операции, всего несколько на весь Казахстан. То есть кадры и оборудование в необходимом объеме отсутствуют.

Слабослышащих детей нередко выявляют, когда ребенок идет в садик. Но этот скрининг также должны проводить в роддоме, а затем — в поликлиниках. Это четко прописано в приказах и стандартах, но не исполняется. Если ребенка группы риска вовремя выявили, и он получит слухопротезирование в возрасте от 6 месяцев до года, он станет слышать и развиваться по возрасту, будет говорить! Я еще в 2019 году писала в акиматы о необходимости обеспечить все перинатальные центры оборудованием и подготовить специалистов-офтальмологов. В большинстве случаев это не было сделано.

— Получают ли роддома деньги за непроведенные скрининги?

— Это самое интересное. Мы изучили, как оплачиваются все эти исследования, и выяснили, что они оплачиваются 100%. Оказалось, что плата за них входит в общий тариф родовспоможения или в тариф поликлинической службы. И даже если скрининги не проводятся, деньги учреждения получают в полном объеме! Сейчас мы работаем над тем, чтобы вывести эти скрининги в отдельные тарифы и оплачивать их по факту оказания услуги. Этот хаос в распределении государственных средств влияет на то, что огромное количество денег у нас тратится бестолково. И за это никто не отвечает. Поэтому во всех этих проектах я, как уполномоченный по правам ребенка, инициирую системные изменения. Я напоминаю чиновникам, что это деньги налогоплательщиков, и они должны быть потрачены с максимальной пользой для народа.

ГЛАВНЫЙ РЕСУРС СТРАНЫ

— Достаточно ли у вас сил, чтобы преодолеть сопротивление при распределении бюджетов в пользу детей?

— Что касается финансирования государственного творческого и спортивного заказа, то значительную часть пути мы прошли. Я хочу, чтобы люди осознали: нет ничего невозможного. Просто нужно грамотно подойти к закону и правильно его исполнять. К сожалению, на сегодняшний день это требует фактически ручного управления. Но мне помогает большая команда экспертов-волонтеров, в которую входят доктора наук, педагоги, врачи, специалисты в области финансов, цифровых технологий, искусства, спорта. Это очень сложная работа, но я занималась в детстве балетом и научилась не сдаваться. Наши ряды растут, и мы идем в правильном направлении.

У Казахстана много ресурсов, но главный из них — люди. Есть пример стран, которые не имеют природных ископаемых, и при этом великолепно живут, потому что они грамотно распоряжаются своим человеческим капиталом. Все реформы должны сопровождаться улучшением нашего образования. В связи с этим повышается уровень баллов, с которыми можно поступать в педагогические вузы, увеличивают зарплаты педагогам, и есть надежда, что в образование придут качественные кадры. Принимая все эти меры, государство сможет избежать опасностей, которым будут подвергаться наши дети в будущем. Если в обществе низкий уровень образования и воспитания, то вырастают дети, которые не уважают права других людей. Поэтому сегодня мы должны создавать фундамент, на котором появится качественно новое поколение — здоровое, образованное, талантливое, влюбленное в свою страну и благодарное ей за свое счастливое детство. Меня вдохновляет то, что в результате всей детской реформы по снижению инвалидизации детства и обеспечения занятиями спортом и искусством вырастут здоровые, высокообразованные люди, наполненные смыслом жизни.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz