Казахстан
+30°
Boom metrics
Общество23 февраля 2022 3:40

Найти и обессмертить

В Таразе открыли мемориальную плиту в память о советском воине Егоре Щелочкове, умершем в одном из здешних эвакогоспиталей в годы войны
Галина ВЫБОРНОВА
Мемориал представляет собой гранитное сооружение, символизирующее дзот, и справа 11 мраморных плит с фамилиями бойцов. Точнее, их было 11. А стало 12.

Мемориал представляет собой гранитное сооружение, символизирующее дзот, и справа 11 мраморных плит с фамилиями бойцов. Точнее, их было 11. А стало 12.

Давно не видело столько посетителей старое городское кладбище, что за пятым микрорайоном. Военные, курсанты, ветераны афганской войны и школьники с алыми гвоздиками в руках... Замерли в строю перед мемориалом в честь умерших в эвакогоспиталях воинов Великой Отечественной войны.

Мемориал представляет собой гранитное сооружение, символизирующее дзот, и справа 11 мраморных плит с фамилиями бойцов. Точнее, их было 11. А стало 12. Ряд надгробий продолжила плита с надписью «Егор Иванович Щелочков 1896 — 1944».

Ряд надгробий продолжила плита с надписью «Егор Иванович Щелочков 1896 — 1944».

Ряд надгробий продолжила плита с надписью «Егор Иванович Щелочков 1896 — 1944».

...История эта началась в 2016 году, когда два брата-пенсионера МВД решили во что бы то ни стало отыскать могилу своего деда — Егора Ивановича Щелочкова. Старший брат — полковник милиции Владимир Щелочков — когда-то возглавлял УВД Жамбылской области, младший — подполковник Павел Щелочков — работал заместителем начальника Сарысуского РОВД. То есть возможности вести поиск тогда у братьев были. Времени не было. Руки не доходили.

— Искать могилу деда Володя и Паша начали с середины десятых годов, когда оба были уже на пенсии, — рассказывает Ольга Щелочкова, сестра Владимира и Павла. — Почему мы не знали о месте захоронения?.. Начну с нашей родословной. До войны бабушка с дедушкой проживали в городе Камень на Оби Алтайского края. Когда началась война, дед Егор и старшие сыновья ушли на фронт, а бабушка Евдокия с младшим сыном Александром приехали сюда, в Джамбул. Александр — наш будущий отец — пошел работать кочегаром на паровозе, а чуть погодя ему доверили водить состав, несмотря на его 15 лет. Забегая вперед, скажу, что отец стал заслуженным железнодорожником и умер в 2003 году в возрасте 78 лет. А в те трудные военные годы, будучи юным подростком, Александр содержал себя и мать. И именно к ним привезли с фронта на санитарном поезде деда Егора, всего израненного и вдобавок больного туберкулезом. Шансов выжить у него не было. Он умер в эвакогоспитале, но тело для захоронения родным не отдали — возможно, из-за боязни распространения инфекции. Старожилы потом рассказывали, что всех умерших в госпиталях — а у большинства из них здесь никого из родственников не было — хоронили в братской могиле на дальнем кладбище — том самом, перед которым впоследствии вырос 5-й микрорайон. И вот наш Павел стал искать эту братскую могилу и в самом конце кладбища перед спуском к реке обнаружил место с безымянными захоронениями — просто холмики с номерными табличками — и таких холмиков он насчитал 75. Рядом стоял указатель: «Здесь захоронены воины Великой Отечественной войны». И Павел уже не сомневался, что именно тут дед Егор нашел свой последний приют!

Пенсионеры МВД Владимир и Павел Щелочковы при жизни.

Пенсионеры МВД Владимир и Павел Щелочковы при жизни.

Да, но в какой из могил? Для ответа на этот вопрос, по словам внучки фронтовика Ольги Щелочковой, необходимо было провести архивный поиск. Однако архив больницы, где размещался госпиталь, сгорел, все ниточки оказались оборваны. Потом горе обрушилось на семью: в 2020 году от ковида скончался Павел, а в прошлом году коронавирус забрал и Владимира... Ольга уже не верила, что когда-нибудь сможет прийти на могилу своего деда. И вдруг она узнает, что плита с его именем уже установлена, и ее приглашают на открытие...

Вернуть потомкам имя

Кто же оказался тем добрым волшебником, что воплотил мечту семьи Щелочковых об увековечении памяти деда, внесшего свою лепту в победу над фашизмом?

Здесь начинается уже другая история.

В кругу друзей Владимира и Павла Щелочковых был бывший облвоенком, бывший первый заместитель командующего РгК «Юг» Абдыхаппар Казиев. Потомственный офицер, герой афганской войны, а ныне представитель РОО «Совет генералов» по Жамбылской области. Генерал-майор в отставке Казиев настолько проникся идеей отыскать захоронение воина и увековечить его имя, что принялся активно действовать.

Начал с того, что обратился в городской акимат с просьбой привести в порядок мемориал и найти там место для Егора Щелочкова. Получил отписку. Это было еще в 2017 году. С тех пор генерал Казиев пять раз отправлял письма в местные исполнительные органы, более того, встречался с городскими акимами, регулярно сменяющими друг друга, но все безрезультатно. Поистине, сломить оборону противника в Афганистане было проще, чем разрушить стену равнодушия и бюрократизма в коридорах власти. Но Казиев не сдавался. Параллельно с ним бастионы акиматов письмами и обращениями штурмовали члены Историко-краеведческого центра «Обелиск», доказывая, что негоже содержать охраняемый государством объект в состоянии обветшания и запустения. В конце концов, терпение генерала Казиева лопнуло: перед Новым годом он решительным шагом зашел в кабинет нынешнего акима Тараза Ержана Жилкибаева и поговорил с ним «по-генеральски». И, надо же, сработало! Градоначальник дал «слово акима» привести в божеский вид территорию перед мемориалом и поставить памятную плиту Егору Щелочкову. И, знаете, слово сдержал.

Эстафета подвига

Дата 15 февраля для открытия плиты была выбрана неслучайно.

— Мы намеренно приурочили церемонию ко Дню вывода советских войск из Афганистана, — поясняет Абдыхаппар Казиев. — В этом — эстафета подвига: от поколения наших дедов и отцов, одержавших Великую Победу над фашизмом, к воинам-афганцам, с честью выполнивших свой интернациональный долг. Таким образом, мы демонстрируем приверженность армейским традициям, важнейшая из которых — чтить подвиг героев Великой Отечественной войны. Поэтому добиться установления этой плиты солдату Победы Егору Щелочкову, вернуть его имя потомкам для меня было делом чести и долгом памяти перед моими безвременно ушедшими товарищами — офицерами Щелочковыми...

Генерал Абдыхаппар Казиев.

Генерал Абдыхаппар Казиев.

Звучит военный оркестр. Красные гвоздики ложатся на белый мрамор. Мимо мемориала с теперь уже 12 памятными плитами торжественным маршем проходят военнослужащие Регионального командования «Юг».

Значит ли это, что в истории с увековечением имени одного из 34 с половиной миллионов бойцов Красной Армии, спасшей планету от фашизма, поставлена точка? Нет. Ведь предстоит еще разгадать тайну 75 безымянных могил под номерами. Кто в них спит? Об этом мы знаем пока только из слов ныне покойной зампредседателя городского совета ветеранов Ларисы Алексеевны Щукиной, попросившей директора ТОО «Специализированные ритуальные услуги» Кадырхана Абдуллаева присматривать за этим участком, где «покоятся воины Великой Отечественной войны». И если это действительно умершие в госпиталях бойцы, то разве они не достойны монумента?.. И тот мемориал, что с именными плитами, воздвигнутый в начале 80-х годов, давно нуждается в реставрации, а прилежащая к нему территория — в благоустройстве. В 2015 году в рамках подготовки к 70-летию Великой Победы на это выделялись деньги. Но ремонт был проделан тяп-ляп, для показухи, и сейчас гранитные плитки на памятнике — разных оттенков, вместо брусчатки — асфальт с проросшей травой... И что теперь делать, оставить все так? Не пойдет. Не в характере это генерала Казиева. А значит, война для него еще не закончилась...

Фото Ольги ЩУКИНОЙ