Казахстан
+17°
Boom metrics
Сегодня:
Политика13 апреля 2022 3:25

Указания снизу

Утвержденный указом президента Общенациональный план реализации Послания народу-2022, без сомнения, документ весьма амбициозный — по сути, это проект строительства «Нового Казахстана»
Разумеется, это здорово, и грядущие перемены можно только приветствовать.

Разумеется, это здорово, и грядущие перемены можно только приветствовать.

Тут вам и запрет для родственников президента занимать любые государственные и вообще публичные должности, и запрет для региональных акимов (вплоть до местных на самом низовом уровне) возглавлять филиалы партии и, конечно же, отлучение самого президента от руля этой партии, и снижение численного ценза для регистрации новых партий аж вчетверо — с 20 тысяч человек до 5 тысяч, и воссоздание Конституционного суда, и отказ от стопроцентно списочной избирательной системы с разбавлением ее «мажоритаркой» и, таким образом, частичное возвращение прямой зависимости конкретного депутата от воли его избравших (императивный мандат).

Как сделать ударную стройку общенародной?

Разумеется, это здорово, и грядущие перемены можно только приветствовать. Тем более что обещаны они не через десятилетия, и даже не к любимому всеми нашими стратегами-планировщиками 2025 году. Начать строительные работы на объекте «Новый Казахстан» собираются уже грядущим летом. Можно не сомневаться в том, что начальники строительства и их начальники возьмутся за дело, засучив рукава, получив уже к лету первую партию проектно-сметной документации — законодательных поправок в Конституцию и в соответствующие конституционные законы. Это в плане обозначено.

Нет в нем ответа на один — самый главный вопрос: как сделать эту стройку не только «ударной», но и массовой, не побоюсь этого слова — общенародной?

В самом тексте плана на это отвечает лишь один крохотный абзац о создании общенационального курултая «в продолжение деятельности Национального совета общественного доверия». Замечательно! Но вся соль в том, какими будут механизмы деятельности этого «Всеказахстанского народного собрания», какими реальными полномочиями это высокое собрание будет обладать. С НСОД все было понятно: этот «консультативно-совещательный орган при президенте» играл роль своего рода «личного марсианина» Касым-Жомарта Токаева, его внутреннего голоса — чтобы президент всегда мог сказать народу: вот мы тут посоветовались и я решил. Формировался НСОД келейно, в стенах Администрации президента, ротация его членов проводилась по абсолютно невнятным для широкой публики критериям. Во многом поэтому НСОД не снискал сколь-нибудь широкого общественного признания и быстро утратил привлекательность даже для профессиональных политологов — не говоря уже об их диванных «коллегах».

Сегодня существует большой риск «успешного» наступления на старые грабли. Нет сомнения в том, что курултай должен формироваться исключительно снизу — по рекомендациям активистов местного самоуправления, неправительственных организаций, возможно, советов аксакалов и просто авторитетных на местах ЛОМов (лидеров общественного мнения). А сверху эта конструкция должна увенчиваться чем-то вроде исполкома народных представителей — из знаковых персон уже в масштабах страны — политиков, юристов, бизнесменов, журналистов и просто неравнодушных к судьбам отечества людей. И никакой «обкатки» в Акорде, никаких проверок на лояльность и главное — никакого намека на причастность к этому самого президента, его помощников-советников и кураторов так называемого «идеологического блока». В противном случае на выходе получится очередной «личный марсианин», а значит — масштабные и в целом вполне себе прогрессивные пункты общенационального плана пройдут мимо самой нации. А потом в соцсетях ее многочисленные радетели станут всячески — и вполне оправданно, кстати, — изгаляться на эту благодатную тему.

Только после того, как этот народный курултай будет сформирован, есть смысл приступать к реализации других судьбоносных пунктов токаевского плана. Сегодня, если верить последним социологическим замерам, главе государства доверяют до 75 процентов его подданных. И теперь, как считают многие из числа тех же ЛОМов, власть должна ответить обществу встречным доверием — уже не как своим подданным, а как полноценным согражданам.

Послание двойного назначения

Пойдут ли наши рулевые на то, чтобы реально допустить нас к совместному рулению? Вопрос краеугольный, от ответа на него зависит будущее — не только общества, но и власти. В ближайшей перспективе многое будет зависеть от новой конфигурации партийного поля, от того, сколько — и каких — новых партий будет зарегистрировано к концу года, когда президент с большой долей вероятности объявит дату досрочных выборов парламента. В этом смысле трудно не согласиться с новоиспеченным вождем Народной партии Казахстана Ермухаметом Ертысбаевым, поставившим успех строительства «Нового Казахстана» в прямую зависимость от появления в стране разнообразного и конкурентного политического рынка. Без этого, заметил он в одном из многочисленных интервью последних недель, идти на выборы бессмысленно — они превращаются в «бой с тенью». Сам Ермухамет Кабидинович, заметим в скобках, много лет посвятил непримиримой полемике с вполне себе реальными оппонентами первого президента, а когда оппозиция стала тенью, с удовольствием переквалифицировался в дипломаты.

Не менее важна предложенная главой государства новелла о Конституционном суде. Многие полагают необходимым наделить правом обращения в КС депутатов, представителей политических партий, общественных (в том числе, правозащитных) организаций и даже отдельных граждан. К слову, в свое время стражи Конституции распустили Верховный совет 13 созыва именно по запросу гражданки Квятковской, проигравшей на выборах. Конечно, власть опасается «переиграть в демократию» — и ее легко понять. Уже в 2024 году истекает первая каденция президента, и продлить свой мандат Касым-Жомарту Кемелевичу будет не так просто, как многим кажется. Именно поэтому, уверены многие наблюдатели, он решился на «форсированную демократизацию». К тому же в свете тотальной экономической зависимости Нур-Султана от Москвы нелишне продемонстрировать коллективному Западу готовность отказываться — пусть и постепенно — от «тяжелого наследия авторитаризма». Так что обнародованный 29 марта Общенациональный план исполнения президентского послания рассчитан как на внутреннего, так и на внешнего потребителя. И его утверждение отдельным президентским указом призвано дополнительно подтвердить исключительную серьезность намерений.

Испытательный стенд президента

Но все же главное, чего не хватает в этом, безусловно, беспрецедентном в новейшей истории страны документе — ответа на простой на первый взгляд вопрос: какой Казахстан хочет построить власть? Не будет ли продекларированная «Вторая республика» задрапированной демократическими декорациями Первой республики?

Вот почему столь принципиально добиться реализации Послания-2022 снизу, а не сверху, как и было всегда. И здесь, как ни банально это прозвучит, решающее слово за нами — народом Казахстана. По большому счету, президент Токаев своими руками смоделировал для казахстанцев испытательный стенд на соответствие параметрам гражданственности. Честно говоря, пока результаты этих «стендовых испытаний» просматриваются довольно смутно. Будущие свободные граждане Второй республики пребывают в ступоре, напряженно ожидая развития событий на «украинском фронте». Понять их несложно: на наших глазах рушится ставшая уже привычной мировая архитектура.

Так что вопрос дня на сегодня звучит просто и тревожно: будет ли в рождающемся новом мире место для «Нового Казахстана»? Ответ же в числе прочего зависит от того, кем все мы видим себя на его стройплощадке — бессловесным «стройматериалом» или требовательными заказчиками.

Увы, пока первое реальнее второго...