Казахстан
+8°
Boom metrics
Политика11 мая 2022 10:55

К нам спешит плебисцит

Мысли по внесению поправок в Конституцию о республиканском референдуме.
Виктор ВЕРК
Касым-Жомарт Токаев

Касым-Жомарт Токаев

На минувшей неделе власть дала отмашку строительству Нового Казахстана. КасымЖомарт Токаев подписал указ о республиканском референдуме по внесению поправок в Конституцию. Менее чем через месяц, 5 июня, нам предстоит проголосовать за полсотни с лишним изменений в Закон Законов, чтобы получить вместо назарбаевской Конституции, по которой страна жила без малого 27 лет, … нет, не токаевскую, а жанаказахстанскую президентскопарламентскую взамен суперпрезидентской.

Избранников просят не беспокоиться

Событие это, безусловно, знаковое. Хотя бы потому, что происходит оно фактически без участия законодательной ветви власти, хотя все предшествующие новеллы (а их за 27 лет «жизни» Конституции95 случилось более девяноста) вносились во «всенародно» принятый 30 августа 1995 года Основной закон исключительно руками «народных избранников».

Впрочем, формально они участвовали в этом празднике демократии и на сей раз: сенаторы и мажилисмены согласовали законопроект «О внесении изменений и дополнений в Конституционный закон Республики Казахстан «О республиканском референдуме». Что ж, и на том спасибо, а дальше действовать будем мы народ Казахстана. Хотя со стороны это выглядит несколько странно: относительно свежеизбранный мажилис с удовольствием согласился бы выполнить архитектурнопланировочное задание по возведению Второй республики. Но в Акордагенплане решили иначе…

Вообще говоря, проектному офису президента надо отдать должное: под красивую риторику о демонтаже суперпрезидентской власти в пользу просто президентской «с сильным парламентом» проектировщики технично обошлись практически без помощи собственно парламентариев. И на то были серьезные резоны. В самом деле, стоит ли отдавать такой амбициозный объект, как «Жана Казакстан», на откуп людям, получившим мандаты в большинстве своем от партии бывшего президента, осиротевшей с выходом из ее рядов президента настоящего? Сегодня только ленивый не предсказывает стране досрочные парламентские выборы, по итогам которых б/у партия власти рискует превратиться в заднескамеечников. По крайней мере, ей предстоит изрядно напрячься, чтобы попасть в круг «омандаченных».

Разумеется, вслух о намерении отодвинуть депутатский корпус от конституционного «тюнинга» никто не заикался. Да и эта задача явно не относилась к числу стратегических. Просто глава государства подал всем и народу, и элитам четкий и недвусмысленный знак: отныне он не второй президент республики, а первый президент Второй республики. В этом, судя по всему, и заключен сакральный смысл употребленного КасымЖомартом Кемелевичем неологизма.

Говорим «референдум», подразумеваем «выборы»

Что ж, надо признать, это сильный шаг хотя и довольно рискованный. Ведь теперь от успеха президентской «стройки века» зависит не просто фигуральное «будущее страны», но и ближайшее политическое будущее самого Токаева. Правда, в последнее время все настойчивее звучат упреки в «половинчатости» конституционных новаций Токаева и даже в попытке примерить на себя «шапку Нурсултана». Судя по публикациям в соцсетях и некоторых других интернет-ресурсах, так думают многие. Но они ошибаются.

На самом деле голосование на июньском референдуме своего рода тестовое голосование на совсем уже близких президентских выборах2024. Тем более что сам формат референдума делает достаточным для его успеха более 50 процентов ответов «да» при явке 50+ процентов электората. С учетом общественного запроса на «деелбасизацию» и то, и другое вполне себе достижимо. А лишение Нурсултана Абишевича персонального упоминания в будущем Основном законе дополнительная гарантия успеха предприятия.

Расчет, признаемся, тактически безупречный. А вот стратегический успех будет зависеть от внешней и внутренней конъюнктуры. Которая, говоря откровенно, отнюдь не в пользу строителей Второй республики. Неслучайно о встающих перед Казахстаном «внешних рисках» на минувшей неделе заговорил даже всегда дежурнооптимистичный спикер сената Маулен Ашимбаев. «Мы сжимаем все последние годы именно кредитование нашей экономики. На это работает и высокая процентная ставка в 14%. Мы понимаем, что это сегодня чуть ли не главный механизм правительства для сдерживания инфляции. Ну а дальше как? Если внешние риски будут сохраняться, мы с этой достаточно высокой процентной базовой ставкой не сможем развивать нашу экономику», забил тревогу «шкипер». Дальше больше. Второй де-юре государственный чиновник в стране заговорил, как какой-нибудь оппозиционерзаднескамеечник. «С одной стороны, банки не кредитуют экономику или кредитуют на высокой процентной ставке. С другой стороны, мы берем наши же народные государственные деньги и субсидируем процентную ставку для малого и среднего бизнеса», сказал он. Ашимбаев привел два конкретных примера сомнительного использования трансфертов из Нацфонда. И резюмировал с несвойственной ему прямотой римлянина: «В этой связи, видимо, правительству и депутатам нужна дисциплина использования средств из фонда. Если нужно, можно ужесточить правила и следовать всем». Согласитесь, если уж даже тишайший Маулен Сагатханович прибегает к императивам «ужесточить» и «следовать всем», то…

Политика предполагает, экономика располагает?

А то и есть, что, по прогнозам многих неангажированных властью экспертов, экономический базис, на котором предполагается возводить политическую надстройку Нового Казахстана, не столь незыблем, сколь принято считать. «В апреле ускорились все компоненты инфляции. Самый большой рост в годовом выражении показала продовольственная инфляция 17,9% после 15,4% в марте. Если сравнить динамику цен на продукты питания на пиках кризисов 20152016 годов и коронакризиса (2020), то в апреле 2022го она оказалась самой высокой», отмечает экономический обозреватель Сергей Домнин. По словам редактора экономического издания «Курсив», «вторая половина года, по-видимому, станет периодом пика инфляции в нынешнем цикле роста цен». «Высокий уровень расходов бюджета, значительная часть которых направлена на социальные выплаты и зарплаты бюджетников, в ближайшие 812 месяцев будет усиливать тенденцию к росту цен», пишет аналитик. Нет сомнений в том, что смета строительства Нового Казахстана усилит эту тенденцию еще в разы. А если иметь в виду, мягко говоря, неоднозначную ситуацию у нашего основного торговоэкономического партнера и растущие, как на дрожжах, объемы импорта подсанкционной российской продукции в Казахстан, перспективы экономического «процветания» Второй республики под большим вопросом. А значит, энтузиазм рядовых строителей Нового Казахстана может иссякнуть, едва возникнув. Вот почему президент Токаев сначала перенес свое прорывное Послание парламенту и народу с сентября на март, а сейчас форсирует предстоящий плебисцит. Согласитесь, голодное брюхо к политическим лозунгам глухо: стремительно беднеющее, утомленное галопирующей инфляцией, по уши закредитованное население трудновато вдохновить умозрительной для абсолютного большинства перспективой превращения суперпрезидентской республики в президентскопарламентскую. Понятно, что в таком контексте проголосовать за полсотни конституционных поправок чохом на референдуме проще и, скажем так, технологичнее, чем месяцами обсуждать их по отдельности в парламенте.

А впрочем… Известный казахстанский адвокат Виталий Воронов в свое время, будучи депутатом парламента, голосовавший за Конституцию 1993 года, считает конституционный референдум не слишком уместным. «15 октября 2021 года Токаев утвердил Концепцию правовой политики РК до 2030 года, напоминает он. И в ней нет ничего о необходимости внесения изменений в Конституцию. Следовательно, такая потребность возникла не так давно и, очевидно, это вызвано январскими событиями этого года. Кризис, в том числе и очевидный кризис власти, показал, что нужно срочно проводить реформы, в том числе и конституционную. Но, как мне представляется, здесь надо решить всего две глобальных задачи: убрать из Конституции все, что мешает развитию Казахстана как демократического, правового и социального государства, и добавить нормы, которых не хватает для достижения этой цели. Надеюсь, что рабочая группа действовала именно в этом направлении. А если это так, то вынесение поправок на референдум усложняет и затягивает процесс».

Не возьмусь домысливать за Виталия Ивановича, но резюме напрашивается следующее: вполне можно было ограничиться вынесением на суд узкого круга политически грамотной публики через прессу с последующим принятием депутатским корпусом, тем более что референдум дело для казахстанской real politic довольно редкое, чтобы не сказать «экзотическое». А вдобавок ко всему, еще и затратное.

Так или иначе, а маховик народного волеизъявления запущен, и «час Х» стремительно приближается. Лето обещает быть жарким…

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz