Казахстан
+15°
Boom metrics
Общество13 мая 2022 9:03

Из жизни тонкокожих «динозавров»

Есть гениальное высказывание, что театр не отвечает на вопросы, он их ставит. А уж зритель в меру возможностей должен попытаться на них ответить
В шести новеллах переплетаются элементы фарса и трагедии.

В шести новеллах переплетаются элементы фарса и трагедии.

В этом и есть предназначение театра. Спектакль «Жизнь таки прекрасна (Из жизни ископаемых)» по пьесе американского драматурга Фредерика Строппеля, который алматинцы смогут увидеть в эту субботу, 14 мая на Малой сцене Национального русского театра драмы им. М. Лермонтова приготовил для зрителей немало вопросов.

С возрастом, мы все чаще начинаем спрашивать себя, как мы прожили эту жизнь? Считается, ничто не залечивает раны лучше, чем возраст, и по прошествии многих лет забываются любые прошлые обиды. Так говорят. Вот только грехи молодости, старательно спрятанные в самый темный уголок шкафа со скелетами, выскакивают наружу, как чертик из табакерки, в самый неподходящий момент, даже через 40 лет брака. И что «старики - диназавры», не такие уж толстокожие, как кажется, а наоборот. Реально ли простить, понять и забыть? Эти вопросы прозвучат в шести новеллах о людях, которых объединяет только их возраст - «сильно за 50». В шести историях режиссер спектакля Дмитрий Скирта, художественный руководитель театра, щедрыми мазками рисует картину, где элементы фарса, лирики, трагедии накладываются друг на друга. Когда зрители хохочут над шутками, а уже через минуту шокировано замирают.

- Очень непривычные для нашего зрителя миниатюры о жизненных ситуациях, о которых мы стараемся не говорить публично, - рассказывает заслуженный артист Казахстана Геннадий Балаев, играющий в одной из новелл. – Вся соль в том, что зритель получает возможность, словно в реалити-шоу понаблюдать за жизнью и судьбами людей.

Зритель получает возможность вживую, словно в реалити-шоу, понаблюдать за судьбами людей.

Зритель получает возможность вживую, словно в реалити-шоу, понаблюдать за судьбами людей.

При этом иногда сюжет проходит на грани. История о том, как дама приводит к могиле бывшего мужа своего нового избранника, и фантасмагорическая просьба к усопшему супругу о благословении превращается в гневный монолог, где она вспоминает все обиды, которые были между ними когда-то. А после справляет нужду на его могилу. Весьма шокирующе для нас, привыкших, что о покойных или ничего или хорошо. Вдвойне шокирующей выглядит история из дома престарелых, где разыгрывается типичный в общем то сюжет о встрече бывших палача и жертвы. Вот только заканчивается он не типично. Словоохотливый и добродушный 91-летний Самуил беседуя с молчаливым и мрачным 95-летним Полом, выясняет, что это эсэсовец Пауль, более полувека назад убивший в Краковском гетто всю его семью. И на одной чаше весов оказывается «я выполнял приказ», а на другой «месть, которую, как известно нужно подавать холодной». Или весы перевесят пирожные, которые для Самуила сейчас кажутся самым главным в жизни?

Шесть историй, прикоснувшись к которым, чувствуешь некое щемящее послевкусие. И чувство «белой» зависти к зрителям, которым еще предстоит прочувствовать это в первый раз – попытаться найти ответы на эти вечные вопросы.