Казахстан
+16°
Boom metrics
Экономика18 мая 2022 13:03

Прожектёры перестройки

Чем ближе всеказахстанский референдум 5 июня, тем чаще возникает далеко не праздный вопрос: на каком экономическом фундаменте будет строиться Новый Казахстан?
Виктор ВЕРК
На каком экономическом фундаменте будет строиться Новый Казахстан?

На каком экономическом фундаменте будет строиться Новый Казахстан?

С политическими «стройматериалами» все более или менее понятно, с этой колокольни будущая «Вторая республика» выглядит многообещающе. «Комсомолка» не раз писала об этом, посему мы не будем подробно останавливаться на политической составляющей «строительных работ».

Главная проблема составляющей экономической — преодоление многолетней привычки тратить деньги без крепкой привязки к конечному результату, по принципу «ввяжемся в бой, а там посмотрим». В прежние годы, которые нынче принято ностальгически именовать «тучными», одна за другой принимались государственные программы развития — отраслевые и комплексные, долгосрочные и, так сказать, среднего радиуса действия. С начала 90-х их счет пошел на десятки, но что-то не вспоминается ни одного публичного отчета ответственных чиновников о выполнении (не говоря уж о провале) хотя бы одного «стратегического документа». Правда, почти десятилетие назад власти «старого Казахстана» вдруг объявили о «досрочном выполнении» принятой в конце 90-х Стратегии-2030. Но тогда население, избалованное нефтяным «изобилием», не обратило особого внимания на это «историческое достижение», а сегодня вообще мало кто помнит о «казусе-2030»...

Ты помнишь, как все называлось?

Зато теперь тоже мало кто обратил внимание на тихое угасание пришедших на смену «дальнобойным» госпрограммам и стратегиям национальных планов развития, чей «выход на сцену» президент Токаев объявил совсем недавно — указ о старте первой нацплановской десятки Касым-Жомарт Кемелевич подписал прошлой осенью. Для тех, кто успел запамятовать, напомним, как все называлось:

1. Качественное и доступное здравоохранение для каждого гражданина «Здоровая нация».

2. Качественное образование «Образованная нация».

3. Устойчивый экономический рост, направленный на повышение благосостояния казахстанцев.

4. Технологический рывок за счет цифровизации, инноваций и науки.

5. «Ұлттық рухани жаңғыру».

6. Безопасная страна.

7. Сильные регионы — драйвер развития страны.

8. Развитие агропромышленного комплекса.

9. Развитие предпринимательства.

10. «Зеленый Казахстан».

На первый взгляд фундамент для здания Нового Казахстана вполне себе внушительный. Тем более что тогдашний председатель Агентства по стратегическому планированию и реформам Кайрат Келимбетов был, по своему обыкновению, убедителен, хоть и несколько велеречив. Впрочем, Кайрату Нематовичу надо отдать должное. После слов о «человекоцентричности» каждого из десяти нацпроектов (в отличие от госпрограмм, «многие из которых были недофинансированы на уровне примерно 30-50%. А когда они недофинансированы, трудно с кого-то что-то требовать. Всем сестрам по серьгам — хороший принцип, но он не работает, когда есть ограничения по ресурсам) он фактически открытым текстом дал понять, для чего на самом деле эти самые нацпроекты были придуманы. Вот что он сказал в декабре прошлого года в интервью «Коммерсанту»: «И вот здесь началась битва за обладание национальными проектами. Каждое министерство говорило: «Мне нужно два национальных проекта». Министерство спорта предлагает отдельную программу по спорту в дополнение к здравоохранению. А спорт у вас для чего, просто для своего удовольствия?». То есть фактически национальные проекты задумывались, как узаконенный распил выделенных денег под красивую риторику о «человеко-центричности»?

Вообще, эпоха сырьевых сверхдоходов сыграла с нашими государственными мужами злую шутку: они разучились не только считать деньги, но и отчитываться за них перед своим главным работодателем — народом Казахстана. Неслучайно тот же г-н Келимбетов в другом интервью — Казинформу — на вопрос о том, кто будет контролировать расход денег на реализацию нацпроектов, ответил довольно расплывчато: «В качественной реализации национальных проектов заинтересован каждый гражданин без исключения. Безусловно, Агентство по стратегическому планированию и реформам займется задачами, связанными с независимой оценкой их выполнения, но важнейшие роли в этом процессе сыграют и Счетный комитет по контролю за исполнением республиканского бюджета, и парламент, и эксперты, и общество в целом. Специально созданный офис цифрового правительства предлагает для этого все необходимые инструменты».

А между тем суммы на нацпроектирование планировались, без преувеличения, астрономические — в общей сложности 32 триллиона тенге до 2025 года. Чтобы читатель оценил масштаб, скажем: это больше, чем расходная часть двух из трех лет консолидированного бюджета страны на 2022-2024 годы! Есть за что побороться министерским лоббистам, правда? Разговоры некоторых ответственных чиновников вроде бывшего министра нацэкономики Асета Иргалиева о неких внебюджетных источниках финансирования (до 70-80 процентов стоимости конкретного нацпроекта) сегодня — на фоне общемирового падения инвестиционной активности — выглядят не слишком убедительно.

Мечтать вредно!

Вообще, надо признать, что привычка подходить к реформам, как к некоей «отложенной реальности» — якобы всесторонне просчитанной, но явно не насущно продиктованной моментом перспективе — сформировала у наших реформаторов некое потребительски-сослагательное отношение к поставленным перед ними задачам. Главное — написать умную (чтобы не сказать «заумную») концепцию, программу, стратегию (нужное подчеркнуть) и успешно презентовать ее руководству страны. Последнее — залог щедрого финансирования с регулярными отчетами об успешном «освоении» средств. Тем более что «наверху» все равно не спросят за качество и, главное, результат — в крайнем случае накажут невиновных и наградят непричастных. Вот почему за суверенные годы в Казахстане напринимали кучу госпрограмм с замечательными «индикаторами развития», но с очень слабой привязкой к реальности. И пришедшие на смену им нацпланы — по сути, перелицованные варианты этих самых госпрограмм.

Сторонники нацпланирования в качестве «железобетонного» (и едва ли не единственного) аргумента выдвигают сравнительную краткосрочность этих планов в отличие от их долгоиграющих предшественников. " Государственные программы разрабатывались на длительные сроки. К примеру, программа поддержки бизнеса, созданная в 2008 году во время экономического кризиса, до сих пор не закрыта, она все еще работает. Деньги выделяются каждый год, а где результат? Национальный проект рассчитан на короткий период — 2022-2025 годы. Его невозможно продлить как государственную программу», — утверждает замдиректора Института стратегических исследований Сабина Сабиева.

Те же яйца, только в профиль

Зато вполне возможно механически «переименовать» программные установки в плановые показатели и перетащить их из госпрограмм в нацпланы. Что, судя по всему, и сделали авторы последних. Достаточно взглянуть на целевые индикаторы тех и других. Вот, к примеру, что обещал нам упомянутый уже Асет Иргалиев в результате реализации нацпроекта «Сильные регионы — драйвер развития страны»: обеспечение равного доступа к базовым услугам и транспортной связанности страны как между регионами, так и внутри регионов. А теперь взглянем на официально обозначенные цели госпрограммы инфраструктурного развития «Нурлы жол», принятой еще при «старом режиме» и рассчитанной на 2020-2025 годы: «Цель программы — содействие экономическому росту и повышению уровня жизни населения страны посредством создания эффективной и конкурентоспособной транспортной инфраструктуры, развития транзита и транспортных услуг, совершенствования технологической и институциональной среды».

Практически те же яйца Фаберже — только в профиль! Зато теперь на старо-новое нацплана громадье выделяется (или уже выделено?) аж 7,6 трлн. тенге, больше половины — из бюджета. Результат, как вы понимаете, отнюдь не гарантирован. С остальными «нацпрожектами» примерно та же картина. Надо полагать, именно это имел в виду президент, когда на сухом берегу предупреждал архитекторов реформ из АСПиР: «В принципе, нужно единое понимание целей и задач вашей работы в плане разработки национальных проектов. Действительно, цели должны быть прагматичными, без шапкозакидательства, без излишней теоретизации. Высший совет по реформам не должен превращаться в «клуб мечтателей». Жизнь за окнами наших кабинетов развивается в сложной траектории».

Это предупреждение адресовалось еще г-ну Келимбетову — знатному комбайнеру-теоретику — и было вынесено в начале прошлого года. А на днях сменивший его Асет Иргалиев огорошил новостью: «ближе к лету» страна увидит...новый пакет экономических реформ, продиктованный «неспокойной геополитической и экономической ситуацией». Об этом «плане В» Асет Арманович объявил 5 мая на заседании Высшего совета по реформам. Вопросы типа «сколько он будет стоить?», «где деньги, выделенные на план А?» и «кто ответит, когда их не окажется?» повисают в воздухе... А ведь предупреждал президент: мечтать вредно! Только, похоже, не для самих мечтателей...

Меняем комбайнеров-теоретиков на практиков от сохи

Между прочим, Касым-Жомарт Кемелевич на старте (который теперь уже можно считать фальстартом?) эпопеи с нацпроектами высказал еще одну актуальную мысль: «Меня в этой связи беспокоит проблема, связанная с коррупцией. Как только появляются в печати большие цифры, связанные с реализацией крупных проектов, особенно в области инфраструктурного строительства, тут же эти цифры становятся предметом пристального внимания со стороны профессиональных охотников за такими проектами, желающих «отжать» соответствующие средства в свои карманы. Давайте будем говорить откровенно. Мы это знаем. Поэтому я хотел бы очень серьезно предупредить правительство и соответствующее агентство: внимательно подумайте над этой проблемой. Польза от реализации национальных проектов должна быть нацелена на обеспечение благосостояния наших граждан».

Нет, мы не собираемся упрекать в чем-то недостойном наших славных реформаторов. Несомненно, они хотят как лучше! Но почему же получается как всегда? Почему, не успев толком задумать один «пакет реформ», они спешат распечатать второй? Может быть, пора уже менять АСПириновых комбайнеров-теоретиков на практиков от сохи — из того же бизнеса, привыкших считать каждую копейку? Ведь практика свидетельствует, что бравых «прожектёров перестройки» стоит держать подальше от денег — тем более, больших. Ибо у них не получается правильно тратить — хорошо, если только по незнанию...

А ведь строительство Нового Казахстана еще даже не началось — оно только-только объявлено. И если заниматься его возведением станут те же, кто писал и презентовал «наверху» старо-новые стратегии, госпрограммы и нацпроекты, то на выходе останутся одни красивые фразы. Вроде той, что обронил г-н Келимбетов в интервью «Коммерсанту»: «В Казахстане последовательно принимались и реализовывались долгосрочные стратегии развития. Первый такой документ мы приняли в 1997 году, сейчас действует стратегия до 2050 года. Это позволило построить ту экономическую модель, которая кормит нас до сих пор».

Имею вопрос: «нас» — это кого?

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz