Казахстан
+16°
Boom metrics
Политика22 июня 2022 9:40

В центре новой реальности

Что нас ждет после референдума?
Виктор ВЕРК
Касым-Жомарт Токаев и Владимир Путин

Касым-Жомарт Токаев и Владимир Путин

Если принять за основу деление новейшей истории страны на «до референдума» и «после референдума», то первая минувшая со дня плебисцита декада выдалась чрезвычайно богатой на события. Причем, президенту пришлось практически одновременно демонстрировать свои лучшие качества лидера нации и искушенного дипломата. Попробуем разобраться в том, насколько у него это получилось.

Двое из согласованного ларца

Для начала Касым-Жомарт Токаев «обкатал» на вновь созданных областях новый принцип «альтернативного назначения» акимов: маслихатовцы должны были выбрать одну из двух спущенных сверху кандидатур. Внешне все выглядело похожим на выборы из двух зол — в том смысле, что все соискатели вышли из одного и того же рукава властной шинели, и местным «парламентам» предстоял вроде бы нелегкий выбор между двумя «уважаемыми людьми». Интрига в некотором роде состояла в том, что одного из них поддерживала местная элита, а другого — центральная власть. В итоге победили «центровые», что дало основание политологу Данияру Ашимбаеву заявить: «Нужно отметить, что кандидатуры были представлены действительно альтернативные, и сразу хочу отметить, что некоторые проигравшие кандидаты могли бы стать не менее сильными руководителями, чем победители». О том, что думает по этому поводу население новых областей и есть ли у него свои кандидатуры, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Зато теперь у акординских политтехнологов появится предмет для гордости — квазивыборы «альтернативно согласованных» (выражение г-на Ашимбаева) глав регионов. Выбирать их всенародно публика, незадолго до этого сделавшая исторический выбор между старым и новым Казахстаном, по всей видимости, еще не готова...

Так или иначе, власть сделала изящный ход, еще раз дав понять: никаких неожиданностей в чрезвычайно важной и тонкой региональной политике она не допустит. А один из ключевых предвыборных лозунгов кандидата в президенты Токаева трехлетней давности — «сильные регионы — сильная страна» — следует читать справа налево. Правда, совсем не факт, что власти удастся успешно применять «альтернативно-согласовательную» процедуру в дальнейшем, когда маслихаты будут формировать мажоритарщики-одномандатники. Но тут, как говаривал первый и последний президент СССР, «хлавное — нАчать».

Испекли мы курултай

Но, пожалуй, самым ожидаемым и чрезвычайно бурно обсуждаемым «общественностью» событием стало дебютное заседание еще одной постреферендумной новинки — Национального курултая. При том, что статус этого «всенародного» органа, его полномочия и принципы формирования не до конца ясны, похоже, даже инициаторам его создания. Скорее всего, в недалеком будущем в парламент спустят проект закона. Детально расписывающего и то, и другое, и третье. Последовательность действий может показаться несколько странной, ну, да нам не привыкать...

А вот само выступление главы государства на первом заседании курултая в сакральном для казахов Улытау содержит несколько важных месседжей.

Во-первых, Касым-Жомарт Токаев сразу же заявил:

— Созыв Курултая — древняя традиция. На таких представительных встречах наши предки обсуждали важные вопросы. Люди, предварительно посовещавшись друг с другом, принимали необходимые решения. И такие решения объединяли весь народ. В нашей истории были курултаи, которые решали судьбу нации. Многие из них проходили в важное для нашего народа время. После Таласского курултая Золотая Орда стала независимым государством. Курултаи в Каракуме и Ордабасы объединили наш народ для защиты Родины. На Первом казахском курултае в Оренбурге была образована партия «Алаш», на втором — провозглашена Алашская автономия. С обретением Независимости был проведен Первый Всемирный курултай казахов, где впервые было озвучено приглашение нашим кандасам вернуться на историческую Родину. Следуя заветам предков, мы возродили традицию созыва Курултая. Сегодняшняя наша встреча призвана укрепить нашу страну и наше единство.

Первый в истории Национальный курултай

Первый в истории Национальный курултай

Столь пространную цитату привожу для того, чтобы читатель понимал: тема курултая предназначена скорее для внешней аудитории, нежели для внутренней. После триумфального (по крайней мере, судя по официальным итогам) референдума нужно было продемонстрировать соседям нерушимое единство перед лицом того, что у нас принято называть «новой геополитической реальностью» (впрочем, эта реальность действительно нова — без всяких кавычек). В условиях этой реальности Казахстан заявляет о себе, как о сплоченной нации с историческими традициями единства, а не «российским подбрюшием» без роду, без племени, чья территория чуть ли не полностью сформирована из «подарков» бывшей метрополии.

Во-вторых, Касым-Жомарт Кемелевич по всем канонам дипломатического искусства в очередной раз решил пресловутый языковый вопрос, заявив urbi et orbi:

— Позиции государственного языка укрепляются день ото дня. Кроме того, казахский язык проникает в мировую коммуникационную среду. Недавно известная компания APPLE добавила казахский язык в языковую систему iOS. Телеканал NICKELODEON, транслирующий на 40 языках, начал вещание на казахском языке. По инициативе молодежи уже 6 лет издается журнал NATIONAL GEOGRAPHIC на нашем родном языке. И таких хороших новостей немало. Поэтому, я думаю, нет причин для особого беспокойства. Тем не менее мы должны быть настойчивыми в нашей работе в этом направлении. Пока существует казахское государство, будет и казахский язык.

В-третьих, глава государства сделал чрезвычайно важный внутренний посыл:

— Курултай — это не просто место, где встречаются определенные люди. По сути, он должен стать общенациональным собранием. Это очень важная задача. И для этого мы должны в полной мере использовать преимущества новых цифровых технологий. Тогда отношения между государством и народом будут более эффективными. Предлагаю разработать специальное мобильное приложение Qurultay. Оно будет способствовать выражению людьми своих взглядов на модернизацию страны в онлайн-режиме. Граждане должны видеть реальные преимущества реформы.

И вот это заявление чрезвычайно показательно в контексте прошедшего плебисцита. По большому счету, вынесенный на референдум пакет конституционных поправок нужно было сначала вынести на Курултай, сформированный не сверху вниз, а с точностью до наоборот. И тогда даже самым отпетым критикам власти не пришло бы в голову задаваться вопросом: зачем Токаеву понадобилось проводить референдум, если абсолютное большинство конституционных новелл можно было быстро и дешево пропустить через парламент? А теперь выходит, что курултаевцы, которых, в отличие от тех же мажилисменов, никто даже формально не избирал, будут подотчетны народу куда прямее, чем «народные избранники». Так не проще ли сделать Курултай верхней палатой парламента — вместо аморфного и — по новым правилам ничего не решающего — сената? А так мы получаем некий «недопарламент» — исправленное и дополненное издание Нацсовета общественного доверия. Который пока никто не отменял, как и совершенно невразумительную Ассамблею народа. Не многовато ли для небольшой, в сущности, страны «консультативно-совещательных органов»? К слову, уже сейчас слышны предложения максимально формализовать Курултай, создав при нем президиум, секретариат и прочие «рабочие органы». Впрочем, в контексте разговоров о досрочных парламентских выборах трудно даже предположить, какие трансформации ждут наш видавший виды депкорпус...

Между Сциллой и Харибдой

И все же главной интригой выглядела предстоявшая сразу после Курултая поездка казахстанского лидера на Международный экономический форум в Петербург. Президент Токаев должен был сотворить политическую сенсацию, если не выйдя из ЕАЭС и ОДКБ, то, по крайней мере, приостановив членство нашей страны в этих объединениях. Так думали многие. Но они ошибались. В предваряющем «бросок на север» интервью «России-24» Касым-Жомарт Токаев сумел, по его же словам, пройти между Сциллой и Харибдой. К слову, этот путь — единственно возможный для Казахстана. Неслучайно выступление президента на ПМЭФ выглядело скорее содокладом к спичу его российского коллеги, нежели самостоятельной речью. Было очевидно, что он всячески избегал угрозы попасть под вторичные санкции и одновременно старался продемонстрировать верность «союзническому долгу». Получилось довольно дипломатично. Если не считать ответа уже в рамках панельной дискуссии на вопрос модератора Маргариты Симоньян. По словам Токаева, современные мировые границы гарантируют стабильность.

— Подсчитано, что если право наций на самоопределение в реальности будет реализовано, то вместо 193 государств, входящих в состав ООН, на земле возникнет более 500 или 600 государств, конечно же, это будет хаос. По этой причине мы не признаем ни Тайвань, ни Косово, ни Южную Осетию, ни Абхазию. И, по всей видимости, этот принцип будет применен и в отношении квазигосударственных территорий, коими, на наш взгляд, являются Луганск и Донецк, — сказал наш президент.

Сенсацией это не должно было стать — хотя бы потому, что задолго до петербургского саммита открыто заявлял глава МИД Казахстана Мухтар Тлеуберди. Но прозвучало громко и тут же разлетелось по мировым информационным лентам.

К слову, накануне один казахстанский телеграм-канал со ссылкой на неназванные «источники» сообщил, что поездка Токаева на ПМЭФ до последнего была под вопросом. Однако в итоге Касым-Жомарт Кемелевич счел невозможным отказаться от приглашения.

Что и говорить, куда лучше создавать «новую реальность» в своем дворе, чем приспосабливаться к выстроенной в соседском. Главе Казахстана, надо признать, в большой степени удалось сделать и то, и другое. Насколько эффективно — покажет время, но, несомненно, весьма эффектно.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz