Казахстан
-21°
Boom metrics
Сегодня:
Политика20 июля 2022 8:00

Птицы высокого пролета

О сказанном на расширенном заседании правительства…
Касым-Жомарта Токаев на заседании отметил: «К осени, вероятно, придется принимать кадровые решения. Понятно, что это очень необходимо в случае особого кризиса».

Касым-Жомарта Токаев на заседании отметил: «К осени, вероятно, придется принимать кадровые решения. Понятно, что это очень необходимо в случае особого кризиса».

Фото: пресс-служба Акорды

Случившееся в прошлый четверг расширенное заседание правительства под управлением президента стало прямо-таки выдающимся для летнего штиля событием — особенно после предупредительного «выстрела» Касым-Жомарта Токаева: «К осени, вероятно, придется принимать кадровые решения. Понятно, что это очень необходимо в случае особого кризиса».

Хотя весь смысл — не особо, кстати, закамуфлированный президентом — его спича вполне логично предполагал бы молниеносную отправку Кабмина на хутор бабочек ловить.

Неисполнительная власть

В самом деле, если внимательно прослушать все сказанное президентом, то нетрудно убедиться: ни одно из ключевых его поручений, данных за последнее время, не выполнено должным образом, а к некоторым подчиненные премьера Алихана Смаилова не приступали вовсе. Вот лишь несколько цитат, что называется, навскидку: «Я поручал правительству подготовить пул инвестиционных проектов в сфере обрабатывающей промышленности и отработать его с потенциальными инвесторами. Данная работа все еще ведется в режиме совещаний и встреч. В части конкретных результатов пока мало чем можно похвастаться. Новых проектов, по существу, нет»; «Сегодня наблюдается ситуация, когда на фоне бурного роста потребительских займов сокращается доля корпоративного кредитования — ключевого фактора экономической активности. За пять лет доля корпоративных кредитов в общем объеме выданных займов уменьшилась с 68 до 41%. Любой мало-мальски значимый проект приходится кредитовать либо за счет государственных институтов развития, либо за счет займов международных финансовых организаций. И это при том, что в банках имеется 11 триллионов тенге высоколиквидных активов. Это, по сути, катастрофическая ситуация, без всякого преувеличения»; «Ранее по моему поручению был разработан План обеспечения продовольственной безопасности на среднесрочный период. Но вместо конкретного алгоритма действий в этом Плане только набор благих устремлений. Есть опасность его неисполнения» (плана или «набора устремлений»? — Авт.); «Более двух лет назад (! — Авт.) я давал поручение запустить Национальную товаропроводящую систему с сетью оптово-распределительных центров. Правительство заволокитило его исполнение. Планы и публичные заявления остались на бумаге. Проекты строительства оптово-распределительных центров по схеме ГЧП совместно с крупными предпринимателями не реализованы».

Последнее признание выглядит особенно убийственным. Ведь об этих самых «товаропроводах» еще в пандемийном 2020-м со всех возможных трибун твердили, как о спасительной панацее — мол, они, родимые, позволят убрать посредников, а значит — снизить конечную цену на прилавке. Ура, вперед, даешь товаропровОд! И что же в итоге? А ничего, кроме почти 20-процентной инфляции в среднем по продовольственной группе товаров. Отдадим должное Касым-Жомарту Кемелевичу, публично огласившему еще одну чудовищную цифру: цены на отдельные продукты подскочили сразу на 80 процентов! И что же противопоставил этому родной Кабмин? Как всегда, ничего.

Впрочем, послушаем президента: «Правительству следует утвердить Правила формирования баланса ключевых товаров и, самое главное, разработать единую информационную систему мониторинга. Это позволит иметь достоверные данные об остатках продукции для принятия решений. Низкую эффективность показывает деятельность стабилизационных фондов. Их воздействие на рынок минимальное. Порой они становятся кормушкой для недобросовестных лиц. С этим надо разобраться. Регулярно выявляются факты бюджетных хищений. Акимы утратили контроль за расходованием государственных средств. Правительством предлагается увеличить объем «оборотной схемы» до 100 млрд тенге. У меня вопрос: просчитан ли ожидаемый эффект? Логичнее было бы кредитовать не торговые сети, а напрямую производителей. Сейчас не жду ответной реакции правительства. Нужно обдумать конечное решение с точки зрения эффективности».

Кредит не закрыт?

Но примерно об этом же мы слышали и два года назад. Тогда правительственные мужи взяли под козырек и... не сделали ничего — от слова «совсем». Так неужели теперь, когда в стране наблюдается небывалый разгул цЕнизма, наша ни разу не исполнительная власть не заслужила семи лет расстрела солеными огурцами? А если заслужила — что фактически следует из слов президента, то зачем откладывать до сентября обещанные «кадровые решения»? Может быть, причина в том, что Касым-Жомарт Кемелевич считает не до конца исчерпанным кредит доверия Алихану Асхановичу, только-только открытый после январских событий? Но в таком случае зачем понадобился фронтальный «разбор пРолетов именно сейчас — в разгар летнего затишья? Очевидно, что до сентября социально-экономическая ситуация не улучшится — скорее, наоборот. И градус общественного недовольства, несколько ослабленный жарким сезоном отпусков, к осени может зашкалить...

А тут еще абсолютный туман на геополитическом фронте. До неприличия окрепший из-за практически полного прекращения западного импорта в Россию рубль практически сдает наш рынок северному соседу, порождая «чудеса» вроде сахарного коллапса. А наша собственная «сладкая промышленность» просто залипла. По признанию самого президента, из семи сахарных заводов работают всего три — да и те загружены только на треть. Опять отдадим должное Токаеву — он впервые открыто признал, что здесь не обошлось без пресловутого евразийского фактора: «Мы на 90% зависим от импортного сахара. Здесь можно ссылаться на решения в рамках ЕАЭС, но, в любом случае, это серьезный просчет правительства. Значит, не защитили позицию государства. Поэтому я объявляю выговоры министрам (торговли и интеграции) Бахыту Султанову и (сельского хозяйства) Ерболу Карашукееву». Дальше президент привел, мягко говоря, грустную статистику тотальной зависимости страны от импорта по большинству продовольственных позиций — что подразумевало немедленные оргвыводы по обоим министрам. Или Касым-Жомарт Кемелевич всерьез надеется на то, что эти господа что-нибудь придумают к сентябрю?

Правительство катастроф

Здорово, конечно, что власть, наконец, открыто признала фактически полный провал в обеспечении продовольственной безопасности. Но одними выговорами в этой ситуации едва ли спасешься. Как говаривал грибоедовский Репетилов, «радикальные потребны тут лекарства». Какие? Прежде всего, политическая воля — во-первых строках добиваться пересмотра некоторых принципов того самого ЕАЭС. И вообще, разве правительство, не отстоявшее, по признанию самого президента, интересы своей страны, не подлежит немедленной отставке?

А чего стоит «катастрофическая» — опять же, по словам самого президента! — картина в финансовом секторе?! Глава государства абсолютно прав, говоря о катастрофе для развития экономики. Но как предотвратить эту катастрофу? У Кабмина, похоже, нет ответа. Иначе спичрайтеры главы государства вложили бы в его уста конкретный рецепт, а не повторяемые из года в год мантры о «необходимости Национальному банку, Агентству по регулированию финансовых рынков совместно с правительством выработать дополнительные рычаги и стимулы для вовлечения банков в кредитование реального сектора экономики». Что за рычаги? Какие стимулы?

Ковид на будущее

Помнится, вводя антиковидное ЧП в 2020 году, президент уже просил банки активнее кредитовать экономику. Тогда это в определенной степени сработало — именно благодаря чрезвычайности ситуации. И вот два года спустя мы слышим практически то же самое. Что же ждет нас впереди, о чем мы не знаем? Какое новое вселенское ЧП способно заставить наших банкиров, министров, акимов сделать, наконец, что-то конкретное на благо страны и ее обитателей?

Сегодня на Казахстан накатывает очередная, кажется, уже седьмая по счету волна ковида. Крупнейший отечественный мегаполис то ли на пороге «красной» зоны, то ли уже в ней. Того и гляди (тьфу-тьфу-тьфу, конечно!) маски, карантины и шлагбаумы с локдаунами вернутся в нашу и без того не сахарную жизнь. Если вдруг такое случится к сентябрю, то единственным бенефициаром ситуации окажется кабинет Алихана Смаилова. В том смысле, что президенту будет не до «кадровых решений»...

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz