Казахстан
-27°
Boom metrics
Сегодня:
Общество9 ноября 2022 5:15

Путешествие в сердце Евразии

Как живёт самый во всех смыслах близкий для Казахстана приграничный регион...
Корреспонденту "Комсомолки" удалось своими глазами увидеть, как проходит выплавка чугуна на промышленном гиганте - металлургическом комбинате "Уральская сталь". Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Корреспонденту "Комсомолки" удалось своими глазами увидеть, как проходит выплавка чугуна на промышленном гиганте - металлургическом комбинате "Уральская сталь". Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Буквально считанные дни остаются до начала намеченного на конец ноября в Оренбурге XVIII Форума межрегионального сотрудничества России и Казахстана. Присутствие на нем президентов обоих государств Владимира Путина и Касым-Жомарта Токаева автоматически поднимает статус этого мероприятия и концентрирует внимание к обсуждаемым на нем темам. А их немало: от повышения товарооборота двух стран до снятия инфраструктурных ограничений.

Накануне встречи президентов корреспондент «Комсомолки» проехался по маршруту Оренбург-Новотроицк-Орск-Ясный-Саракташ-Оренбург, чтобы выяснить, какие промышленные объекты соседнего региона могут быть потенциально интересны казахстанскому бизнесу. От металлургического гиганта до маленького семейного предприятия пуховых платков.

Безграничное сотрудничество

То, что местом проведения форума выбрали именно расположенный на условном стыке Европы и Азии Оренбург, неслучайно. Наши страны связывает самая длинная в мире непрерывная сухопутная граница — на протяжении 7599 км восемь казахстанских областей граничат с 12 российскими регионами. Из них на Оренбургскую область приходится почти две тысячи километров. Где еще есть что-то подобное? Только разве что граница Соединенных Штатов с Канадой может сравниться, так что здесь хочешь не хочешь, а придется сотрудничать, по-другому просто не получится, учитывая географическое положение. Нужно только сделать это сотрудничество максимально эффективным и выгодным для обеих стран.

«Товарооборот Оренбургской области с Республикой Казахстан ежегодно растет не менее чем на 10%», — еще в прошлом году отмечал губернатор Оренбургской области Денис Паслер. С ним согласен вице-премьер и министр торговли и интеграции РК Бахыт Султанов, заявивший, что, несмотря на сложный постковидный период, показатели торговли между нашими странами достигли пиковых значений — в прошедшем 2021 году товарооборот вырос на 29%, составив рекордные 24,2 млрд долларов. Странно, если было бы по-другому. Исторически, еще со времен Российской империи, именно Оренбуржье играло ключевую роль во взаимодействии России с казахскими жузами и государствами Центральной Азии. Тысячи незримых нитей связывают как эти приграничные регионы, так и проживающих здесь людей.

В конце ноября в Оренбурге пройдёт XVIII Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана.

В конце ноября в Оренбурге пройдёт XVIII Форум межрегионального сотрудничества России и Казахстана.

Знаково и время проведения форума. В 2022 году отмечается 30-летие установления дипломатических отношений между Казахстаном и Россией. Поэтому приглашение принять участие в пресс-туре для казахстанских журналистов и блогеров по Оренбургской области, который представительство Россотрудничества в РК организовало совместно с правительством Оренбургской области в рамках проекта #БольшеЧем30, пришлось как никогда кстати.

Красивое дело сильных людей

Именно так звучит девиз металлургического комбината «Уральская сталь» в городе Новотроицк — первой точки на карте нашего путешествия. То, что сталевары люди сильные, сомнений как раз не вызывало, а вот что красивого в выплавке чугуна и стали, нам еще предстояло понять. Рано утром в составе казахстанской «журналистско-блогерской сборной» выезжаем из Оренбурга. Градообразующее предприятие Новотроицка — металлургический комбинат «Уральская сталь», который ведет свою историю с 5 марта 1955 года, когда первая доменная печь выдала первый чугун, и один из крупнейших российских производителей в отрасли черной металлургии.

Отличный пример импортозамещения. После того, как в 1962 г. канцлер ФРГ Конрад Аденауэр ввел запрет на поставки в СССР магистральных труб большого диаметра, в кратчайшие сроки удалось наладить собственное производство. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Отличный пример импортозамещения. После того, как в 1962 г. канцлер ФРГ Конрад Аденауэр ввел запрет на поставки в СССР магистральных труб большого диаметра, в кратчайшие сроки удалось наладить собственное производство. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Кстати, это единственное в мире предприятие, которое производит литейный природно-легированный, хромо-никелевый чугун из руды собственных месторождений. Руда из Халиловского месторождения бурых железняков, открытого осенью 1929 года геологом Рудницким, действительно редкостная по своему составу: она содержит хром, никель, титан, марганец. Не зря Иосифа Рудницкого называют «отцом трех городов», ведь на открытых им рудных месторождениях в Оренбургской области создавались мощные промышленные предприятия, а вокруг них уже появились города Медногорск, Гай и Новотроицк.

Ехать не близко — почти 300 километров. Пейзажи, проносящиеся за окнами нашего автобуса, ничем не отличаются от пейзажей в соседней Западно-Казахстанской области — та же ровная, как стол, степь, изредка негустые лесопосадки. Что отличается — так это дороги, разница заметна, и она, увы, не в нашу пользу (акимату ЗКО на заметку!). Благодаря почти идеальному автобану дорога пролетает незаметно, и вот в степи вырастает громада комбината — лабиринт цехов, зданий, металлических конструкций с возвышающимся лесом дымящих труб. Выражение «промышленный гигант» здесь следует понимать буквально — это настоящий небольшой город со своей построенной в 1950 году ТЭЦ, которая дает тепло и электроэнергию и комбинату, и городу, плюс десятки километров железных и автодорог.

Металлургический комбинат "Уральская сталь" - один из ведущих российских производителей в отрасли чёрной металлургии. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Металлургический комбинат "Уральская сталь" - один из ведущих российских производителей в отрасли чёрной металлургии. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Доезжаем до здания заводоуправления, где нам проводят краткую экскурсию в музее предприятия, после этого следует подробный инструктаж по безопасности, переодеваемся в спецодежду — и в путь. До доменного цеха, где мы сможем воочию понаблюдать, как проходит выплавка чугуна, ехать минут 15. Интересно, что, как и на обычных городских улицах, все движение и транспорта, и людей регулируют светофоры — на моих глазах несколько рабочих дождались зеленого сигнала светофора, чтобы перейти по пешеходному переходу совершенно пустую дорогу.

Главная задача доменной печи - выплавка из железной руды чугуна. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Главная задача доменной печи - выплавка из железной руды чугуна. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Заходим в гигантский цех, который напоминает типичный антураж из голливудских боевиков 90-х, где финальная разборка главного героя частенько проходила в цехах какого-нибудь промышленного предприятия. Главная задача доменной печи — выплавка из железной руды чугуна. Если описать процесс максимально простыми словами — сверху в огромную, как многоэтажный дом, домну погружается шихта (смесь железной руды и кокса), в которой под воздействием температуры более чем в 2000 градусов руда плавится, а расплавленное железо, соединившись с углеродом (если углерода более 2,14%, то это чугун, если менее — то сталь), на выходе превращается в жидкий металл.

Горновой обеспечивает одну из важнейших технологических операций производства чугуна - выпуск выплавленного жидкого чугуна и шлака из горна (нижнего отдела доменной печи). Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Горновой обеспечивает одну из важнейших технологических операций производства чугуна - выпуск выплавленного жидкого чугуна и шлака из горна (нижнего отдела доменной печи). Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Пышущий жаром на десятки метров раскаленный металл выливается в горн, огненной рекой течет по специальному желобу через весь гигантский цех, скапливается в котлах, которые по собственной железной дороге перевозят в электросталеплавильный и конвертерный цеха. А уже там и происходит магия превращения расплавленной массы в привычный нам металл. Что сказать, зрелище, конечно, впечатляющее. Шум при этом стоит такой адский, что даже специальные наушники услышать друг друга помогали с трудом.

Стальное портфолио

Комбинат «Уральская сталь» является металлургическим предприятием полного цикла и включает пять основных переделов (стадий получения и переработки металла): агломерационный, коксохимический, доменный, сталеплавильный и прокатный. Агломерационное производство выпускает в год порядка 3 миллионов тонн агломерата с содержанием железа до 56% — необходимого сырья для производства чугуна. Коксохимический передел производит основной вид топлива для выпуска чугуна — более 1,5 млн тонн кокса ежегодно спекается из смеси углей различных марок. Доменный цех производит более 2,5 млн тонн в год высококачественного чугуна или чугуна рядовых марок, из которого 1,5 млн тонн ежегодно идет на экспорт.

Замначальника листопрокатного цеха Николай Синдянов рассказывает о технологии производства. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Замначальника листопрокатного цеха Николай Синдянов рассказывает о технологии производства. Фото: Илья ЛОГАЧЁВ.

Электросталеплавильный цех является одной из самых технологичных площадок комбината. Производит порядка ста марок стали повышенного качества общим объемом порядка 1,5 млн тонн в год. Затем эта сталь поступает в листопрокатный цех, где делают металлопрокат общим годовым объемом до одного миллиона тонн высококачественной стали.

На сегодняшний день «Уральская сталь» лидирует на российском рынке мостовых сталей и высококачественных марок стали для производства строительных конструкций, труб высокого давления и судов. К примеру, Большой Москворецкий мост в Москве, Высокогорный мост через Енисей, мост, соединяющий остров Русский с Владивостоком, и еще более 100 мостов по всей России — ее домен дело. Стальной прокат предприятия использовался при строительстве конструкций Храма Христа Спасителя в Москве, многофункционального комплекса «Москва-Сити», стадионов для Чемпионата мира по футболу в России в 2018 году и объектов для Олимпиады в Сочи в 2014-м. Высококачественная новотроицкая сталь используется для производства труб нефте- и газопроводов, таких как «Южный поток», «Восточная Сибирь-Тихий океан», «Трубопроводная система Каспийского трубопроводного консорциума» и многих других. Несмотря на закрытие западных рынков для российских металлургов, «Уральская сталь» не снижает темпы производства, поставляя свою продукцию в более чем 20 государств мира — почти во все страны СНГ, Малайзию, Китай, Турцию, Египет и многие другие. Для партнеров из Казахстана, до которого рукой подать и логистические издержки минимальны, на предприятии готовы предложить сотрудничество на самых выгодных условиях.

Не пшеницей единой...

В моем представлении Оренбургская область всегда была сельскохозяйственным регионом: привычная мне, как казахстанцу, бескрайняя степь, 280 солнечных дней в году — налицо все условия для развития сельского хозяйства. И в принципе так оно и есть: больше половины территории области — это пахотная земля, 80% которой — чернозем. Когда мы покупаем качественные дорогие макароны и читаем на упаковке «сделано исключительно из твердой пшеницы», то значительная часть этой высококачественной пшеницы в России выращивается именно на оренбургской земле. Как и 40% всех российских арбузов и дынь. Но не пшеницей единой. Оренбуржье — это и самое большое в России нефтегазоконденсатное месторождение вместе с крупнейшим в мире газоперерабатывающим заводом, и десятки мощных предприятий в области топливной промышленности, тяжелого машиностроения, черной и цветной металлургии. В расположенном в 400 километрах от Оренбурга городе Ясном расположено как раз одно из таких предприятий — горно-обогатительный комбинат «Оренбургские минералы» — крупнейший мировой производитель «горного льна». Именно так поэтически красиво называется хризотиловый асбест — ценное сырье, которое где только не используется: от строительства до ракетостроения.

Ясный взгляд на точку роста

На первый взгляд Ясный — типичный моногородок, вся жизнь которого складывается вокруг градообразующего предприятия, однако в 2019-м город с населением 15 тысяч человек получил статус территории опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), второй в области после Новотроицка. Главное предназначение ТОСЭР — вдохнуть жизнь в моногород за счет преодоления зависимости от градообразующего предприятия и создания нового бизнеса и рабочих мест, привлечения инвесторов. Стать «точкой роста для региональной экономики», как в свое время заметил гендиректор «Оренбургских минералов» Андрей Гольм. Помочь в этом должно прежде всего льготное налогообложение.

Несколько таких предприятий, входящих в ТОСЭР и расположенных в индустриальном парке «Оренбургские минералы» в городе Ясном, стали следующей точкой моего путешествия. День выдался насыщенным. Колеся от одной «промки» к другой, в тот день «журналистско-блогерская бригада» намотала более тысячи километров, поэтому, подъезжая к Ясному, все были довольно уставшие. Но всю усталость как рукой сняло, когда мы подъехали к расположенному в степи рядом с городом Киембаевскому карьеру — одному из самых больших и активно разрабатываемых асбестовых карьеров в мире глубиной 285 метров.

Киембаевский карьер – один из самых больших асбестовых карьеров в мире.

Киембаевский карьер – один из самых больших асбестовых карьеров в мире.

Фото: Фото автора.

Конечно, до своего чилийского медного собрата Чукикамата глубиной 850 метров - самого большого открытого карьера в мире, ему далеко, но зрелище отнюдь не менее величественное. Копошащиеся внизу экскаваторы размером с трехэтажный дом сверху казались крошечными, так же как и снующие туда-сюда гигантские БелАЗы с колесами в два роста человека, а самый настоящий поезд, который по проложенной ж/д колее отвозил полученный асбест наверх, был один в один, как игрушечный из «Детского мира».

Техника имеет свойство ломаться, уж мне, как автомобилисту, это до боли знакомо, а учитывая, что техника здесь специфическая, то ремонтно-восстановительные работы требуют совершенно особой инфраструктуры. Поэтому пока журналистская братия самозабвенно «сэлфится» на фоне огромного карьера, расспрашиваю Аскара Ауешова, финансового директора «Оренбургских минералов», показывающего нам «свои владения» (кстати, Аскар казах, поэтому встречал гостей из Казахстана с особой теплотой), как все-таки это происходит.

— Основная масса техники в карьере — большегрузы, самосвалы и экскаваторы — самоходная, а та, что не может выехать, обслуживается прямо в карьере, — рассказывает Аскар. — Этим занимается предприятие «Восток-Спецтехсервис», то же СТО — только для спецтехники. Предприятие уникальное, потому что таких специалистов, способных обслуживать столь разношерстную технику — от комбайнов и экскаваторов до карьерных самосвалов грузоподъемностью свыше 90 тонн и буровых установок, нет нигде.

СТО для гигантов.

СТО для гигантов.

Фото: Фото автора.

Главная задача этого предприятия — техническое обслуживание всех видов транспорта для добывающих предприятий, но не только: это и промышленная техника, сельскохозяйственная, техника общего назначения, всего более 30 разновидностей.

— На собственной ремонтной базе осуществляем текущий и капитальный ремонт всей линейки горнодобывающей техники, — говорит директор предприятия Владимир Щетинин. — А вообще, мы обслуживаем любую спецтехнику на промышленных предприятиях в радиусе 400 км от города Ясный.

Быстрая фотосессия в ковшах огромных экскаваторов — и едем на следующее предприятие индустриального кластера — машиностроительный завод «УралПромМаш». Его конек — высокотехнологичное производство и ремонт оборудования для горнодобывающих предприятий — конвейеры, дробилки, ковши экскаваторов, а также для атомной и нефтегазовой промышленности.

— Только сейчас отгрузили партию оборудования на Курскую подстанцию, следующая партия готовится к отправке в Бангладеш, — сообщил Андрей Ерхов, директор «Уральских промышленных машин». — С Казахстаном мы активно сотрудничаем. Так, сейчас работаем над большим проектом, мы изготавливаем гидравлические прессы для «Костанайских минералов». Благо у нас на предприятии есть собственные конструкторские бюро, которые позволяют проектировать насосное и горное оборудование любой сложности.

В прошлом году товарооборот Казахстана с Россией превысил рекордные 24 млрд долларов. По словам посла РК в РФ Ермека Кошербаева, на август 2022-го объем товарооборота двух стран уже составил 16 млрд долларов.

— Теперь нужно думать над качественным наполнением товарооборота, переходить от сырьевой направленности к поставкам продуктов с высокой добавленной стоимостью, — отметил Ермек Кошербаев.

Следующее предприятие, где мы побывали, производит как раз такую продукцию.

Без своих бурильных установок — всему труба

Для меня, зачитывающегося в детстве романом Жюля Верна «Путешествие к центру Земли», всегда было интересно, сколько километров до этого самого пресловутого центра и насколько реально до него «пробуриться». Ближе всех к нему подобрались советские геологи со своей Кольской сверхглубокой на 12 262 метра. У буровых установок, которые создают на заводе бурового оборудования в Оренбурге, совсем другое предназначение — они используются при добыче золота, урана, угля и других твердых полезных ископаемых. Так именно с их помощью «Алроса», крупнейшая в мире алмазодобывающая компания, добывает алмазы.

Сегодня завод бурового оборудования в Оренбурге конкурирует с крупнейшими мировыми производителями.

Сегодня завод бурового оборудования в Оренбурге конкурирует с крупнейшими мировыми производителями.

Фото: Фото автора.

В 2003 году, когда на основанный в 1957 году завод пришла новая команда, персонал, по воспоминаниям ветеранов предприятия, насчитывал 12 человек предпенсионного возраста, половина старого оборудования не работала, а через разбитые окна «гулял» сквозняк. Сегодня это один из главных поставщиков буровых станков в России и СНГ, конкурирующий с лучшими мировыми производителями. Парадокс, но после введенных Западом санкций против России объем производства на заводе вырос почти на треть, предприятие испытывает свой звездный час. А российские корпорации-гиганты, занимающиеся добычей золота или алмазов, после санкционного запрета на продажу российским компаниям оборудования для бурения, вдруг выяснили, что в России есть свои высокотехнологичные предприятия, которые делают его в соответствии с самыми строгими мировыми стандартами и которые, по оценкам специалистов, по соотношению цена-качество превосходят свои шведские и канадские аналоги. Так, в 2014 году начались поставки первых наземных буровых установок ZBO S15, которые бурят скважины глубиной до 1600 метров, в том числе в экстремальных климатических условиях. Сегодня завод в рамках импортозамещения перешел на их серийное производство.

Изготавливаемые на оренбургском заводе буровые установки используются для добычи урана, золота и алмазов.

Изготавливаемые на оренбургском заводе буровые установки используются для добычи урана, золота и алмазов.

Фото: Фото автора.

— Собственный склад запасных частей и налаженная логистика гарантируют кратчайшие сроки замены деталей, — подчеркнул инженер-технолог Артем Аристархов. — Для стопроцентной гарантии высокого качества продукции завод организовал экспериментальный буровой участок, на котором в реальных условиях эксплуатируется все: от инструментов до буровых установок.

Чем полезно для Казахстана?

Для казахстанских заказчиков сотрудничество с данными предприятиями выгодно прежде всего тем, что и те, и другие находятся на территории ЕАЭС, и, соответственно, отпадает необходимость уплаты таможенных пошлин. Еще один немаловажный момент: поскольку российская система сертификации действительна на всем пространстве Евразийского экономического союза, у казахстанских покупателей отпадает необходимость в дополнительной документации, связанной с техническим регулированием и признанием лицензии в своей стране.

Для казахстанских заказчиков сотрудничество с данными предприятиями выгодно прежде всего тем, что и те, и другие находятся на территории ЕАЭС.

Для казахстанских заказчиков сотрудничество с данными предприятиями выгодно прежде всего тем, что и те, и другие находятся на территории ЕАЭС.

Фото: Фото автора.

Завернувшись в облако тепла

Проехавшись по маршруту Оренбург-Новотроицк-Орск-Ясный-Саракташ-Оренбург, мы ставили перед собой вполне прозаическую цель — выяснить, какие промышленные объекты соседнего региона могут быть потенциально интересны казахстанскому бизнесу. Но исколесить всю Оренбургскую область и не увидеть собственными глазами, как производят легендарные оренбургские платки и тем более не привезти его в подарок маме, было бы моветоном. Поэтому крафтовое производство пуховых платков стало одним из обязательных пунктов для посещения. Крафтовое — потому что настоящие платки делаются заботливыми мастерицами только вручную.

Нижегородчина известна хохломой — знаменитой декоративной росписью по деревянной посуде, гжель — чудесная бело-синяя роспись — есть в Подмосковье. Тулу прославили на весь мир самовар, пряник и автомат Калашникова. А если перефразировать известную поговорку, то «в Оренбург не ездят со своим платком». Поскольку оренбургский пуховый платок — уже давно бренд, известный далеко за пределами России, корреспондент «Комсомолки» решил воспользоваться случаем и выяснить, чем же они так уникальны и как отличить оригинальный платок от подделки.

Альбина Абсалямова демонстрирует свою невесомую продукцию.

Альбина Абсалямова демонстрирует свою невесомую продукцию.

Фото: Фото автора.

Приезжаем на семейное производство пуховых платков Абсалямовых, единственное в России, с полным циклом производства, начиная с выращивания коз и до готового изделия. Владельцы — супруги Фаиль и Альбина — выходят встречать нас за ворота. Фаиль по-мужски немногословен, Альбине же экскурсия по хозяйству явно доставляет удовольствие.

Семейное предприятие «Оренбургские пуховницы» было основано в 2001 году.

Семейное предприятие «Оренбургские пуховницы» было основано в 2001 году.

Фото: Фото автора.

— Если нет полного цикла, то такое производство нерентабельно, — рассказывает Фаиль Абсалямов. — Но если есть производственная цепочка, переработка и дальнейшее производство, то конечный результат приносит доход. Так же как и моральное удовлетворение. Семейный бизнес мы начинали еще в 2001 году. В 2019 году мы получили грант от правительства Оренбургской области, добавили свои средства, и что получилось, вы можете увидеть своими глазами. Три года назад у нас была тысяча голов коз, сегодня уже более 2500.

Стоимость платков и шалей ручной вязки может доходить до 35 тысяч рублей (более 260 тысяч тенге) и выше. Весьма недешево, но этому есть свое объяснение.

— Оренбургский платок априори не может быть дешевым, — объясняет Альбина Абсалямова. — Во-первых, потому что сырье само по себе дорогое. Представьте себе, целый год растишь козу и только раз в году — в феврале — снимаешь с нее максимум 300 грамм пуха, этого хватает примерно на два платка. Наша «фишка» в том, что мы контролируем качество пуха на каждом этапе, следим за питанием этой козы, ее средой обитания и в конечном итоге получаем то качество, которое нам нужно.

Для того, чтобы раз в год получить немного пуха, за козой приходится ухаживать целый год.

Для того, чтобы раз в год получить немного пуха, за козой приходится ухаживать целый год.

Фото: Фото автора.

Еще один важный момент: чтобы получить пух, мы не стрижем, а вычесываем козу. Момент вычеса идет в тот момент, когда у животного происходит линька, и мы, таким образом, помогаем козе избавляться от пуха. Этот процесс максимально комфортный для животных, и мы даже на пряже своей пишем, что «ни одна коза не пострадала». Во-вторых, это, конечно же, из-за ручного труда. На создание средних размеров платка у мастерицы уходит до месяца. И поэтому в отличие от машинной вязки каждое подобное изделие уникально.

Для того, чтобы получить пух, каждую козу тщательно вычесывают.

Для того, чтобы получить пух, каждую козу тщательно вычесывают.

Фото: Фото автора.

В начале XX века на волне славы оренбургских пуховых платков в Европе их технологию попытались повторить за рубежом. Так, 4 тысячи коз были вывезены во Францию, правда, живыми добрались только около 800. В итоге через три года они полностью потеряли свои свойства и стали обычными шерстяными козами. Еще один опыт был повторен в 70-х годах уже в СССР, когда коз вывезли на Кавказ — с аналогичным результатом. Все дело в климате — в Оренбургской области он резко континентальный: зимой очень холодно, летом жарко, плюс постоянные ветра, дующие круглый год с определенной силой. И за счет этого уникального, присущего только этой местности климата у коз и формируется определенная структура пуха — он самый тонкий в мире, но при этом самый прочный. Толщина волоса оренбургской козы — 14-16 микрон. Для сравнения: у ее конкурента, козы волгоградской — 25-32, то есть разница в два раза. Есть еще один конкурент — ангорка, у нее толщина вообще превышает 40 микрон.

Следующее производство, которое мы посетили, — «ОренбургШаль», идеологии крафтового производства отвечает в полной мере, единственное, в отличие от семейной фермы Абсалямовых пух для платков они закупают. Кстати, дома в селах Оренбуржья, где выращивают коз на продажу пуха, легко отличить по красивым стилизованным изображениям козочек на заборах.

Дома, где выращивают коз на продажу пуха, можно узнать по стилизованным изображениям козочек на заборах.

Дома, где выращивают коз на продажу пуха, можно узнать по стилизованным изображениям козочек на заборах.

Фото: Фото автора.

— Если посмотреть на оренбургский пуховый платок, то даже после многих лет носки на нем читается рисунок, — рассказал Николай Захаров, один из руководителей «ОренбургШали». — Когда платок долго носится, идет небольшая запушка, пух выходит из нитки, но за счет того, что он короткий, рисунок не теряется. Волгоградский пух очень длинный и запушивается очень сильно. Если сравнить оренбургский платок с конкурентами одинакового размера, он намного легче, но при этом теплее, потому что если взять диаметр волокна, то в этот диаметр оренбургского платка пуха уместится гораздо большее количество. В этом его уникальное свойство. Есть контрафактные узбекские копии — там используется ангорка, у кавказской козы тем более грубое и толстое волокно, с ним гораздо проще работать, прясть его. Но и ощущения от него совсем другие.

Перебираю шали для подарка маме — они действительно невесомые, накидываешь на плечи, и тебя моментально словно окутывает облако тепла. Неудивительно, что оренбургские платки активно подделывают. Как же отличить контрафакт?

— Во-первых, по традиционному рисунку, — пояснил Николай Захаров. — Фирменный стиль оренбургского платка — это ромб или круг, солярный символ солнца. У оренбургского пухового платка есть восемь базовых элементов, на которых строится композиция. Но каждый рисунок — плод месячного ручного труда — уникален, в отличие от аналога, созданного на вязальной машине. Во-вторых, не берите цветные платки. Классический окрас оренбургского платка — бежевый, белый или серый и их оттенки. Далее, если пух длинный, то, скорее всего, он не от оренбургских коз. Ну и, конечно же, цена, настоящая оренбургская шаль не может стоить дешево.

На создание средних размеров пухового платка у мастерицы уходит до месяца.

На создание средних размеров пухового платка у мастерицы уходит до месяца.

Фото: Фото автора.

Разрушая стереотипы

Утро предпоследнего дня в Оренбурге начинаем с «делового завтрака» с вице-губернатором Оренбургской области, зампредом правительства Оренбургской области по экономической и инвестиционной политике Игнатом Петуховым, в зону ответственности которого входит все, что касается экономического развития, инвестиций, туризма и внешних связей этого огромного, граничащего с Казахстаном региона. В ресторан отеля, где происходит встреча, стремительно заходит двухметровый бородатый парень в джинсах и толстовке с принтом — «Развиваем Оренбуржье вместе!», здоровается с каждым. Неожиданно. Честно говоря, ожидал увидеть стереотипного серьезного чиновника в костюме с галстуком, но никак не улыбчивого «хипстера-баскетболиста».

На встрече с вице-губернатором Оренбургской области Игнатом Петуховым.

На встрече с вице-губернатором Оренбургской области Игнатом Петуховым.

Фото: Фото автора.

Кстати, один из реально работающих в России социально-политических институтов, который вызывает исключительно позитивные эмоции и может послужить примером, — это эффективный «социальный лифт» — всероссийский конкурс управленцев «Лидеры России». В Казахстане есть созданный в 2019 году свой аналог — Президентский кадровый молодежный резерв Казахстана, но его масштабы гораздо скромнее. Так, в РК из 13 тысяч кандидатов в президентский резерв были зачислены 350, из которых 209 были трудоустроены. В России участниками конкурса стали почти миллион человек. Однако победителями — 419, то есть чуть больше, чем у нас. Можете себе представить: 400 из миллиона? Уровень конкуренции запредельный, так же как и уровень компетенции. 370 из них уже стали вице-губернаторами, министрами региональных правительств, руководителями департаментов в министерствах, ведомствах и крупных компаниях. 28-летний Игнат Петухов — как раз один из таких. Во многих странах, да что греха таить, и у нас в Казахстане тоже, бытует мнение, что система госуправления в России — эдакий «совковый» реликт. И если раньше постсоветская система власти частично этому соответствовала, то за последние годы в России приток «молодой крови» изменил лицо власти до неузнаваемости. Разумеется, не только за счет «лидеров», они занимают крупные посты. В целом заметно, что сделана ставка на омоложение системы госуправления в стране перспективными талантливыми кадрами. Побывав в последние годы по работе во многих российских регионах, заметил, что среди представителей власти практически нет пожилых и околопожилых людей, все молодые, современные, при этом компетентные профессионалы. Еще одна особенность, которую приятно видеть, — в них начисто отсутствуют снобизм и надменность, эдакое чувство принадлежности к особой касте «небожителей — власть имущих».

Живое «мертвое» море

Тем временем разрушение стереотипов продолжилось, и ожидавшаяся скучная протокольная встреча вылилась в живую неформальную беседу. Мне было интересно узнать, что Оренбургская область может предложить казахстанским туристам. Казалось бы, степи и есть степи. Чего мы там не видели? Но не тут-то было.

— У нас есть свое Мертвое море, ничем не хуже, чем в Израиле, — улыбается Игнат Петухов. — Каждый год на курорт Соль-Илецкие соленые озера приезжают более миллиона туристов, специально, чтобы совместить отдых с лечебными бальнеологическими процедурами. Это единственное подобное место в России в таких масштабах. Концентрация соли в них составляет от 320 до 340 граммов на литр, в то время как в Мертвом море — 315 граммов. Знаменитый российский путешественник Федор Конюхов, который путешествует по всему миру, раз в год обязательно приезжает на неделю в Соль-Илецк и там отдыхает, это для него своеобразное «место силы».

Вторая наша жемчужина — это Бузулукский бор — сосновый лес, которому более семи тысяч лет. Когда все слышат про Оренбуржье, то первым делом представляют себе степи, но при этом у нас есть национальный парк с уникальным сосновым массивом, куда люди приезжают со всей страны, наслаждаются отдыхом и заряжаются энергией. Выглядит он, как будто сошел с полотна знаменитой картины Шишкина. Есть там и своя «царица-сосна» возрастом более 300 лет, которая входит в Книгу рекордов России.

Еще одно уникальное место, которое есть только у нас, — заповедник «Оренбургский» с лошадьми Пржевальского, которые обитают только в дикой природе. В 2016 году президент России поддержал инициативу восстановить в искусственных условиях популяцию лошадей Пржевальского. Тогда в заповедник заселили всего 6 особей, сегодня их более 90, то есть за 6 лет популяция выросла более чем в 15 раз. Мало кто знает тот факт, что эти животные такие же умные, как дельфины, и на их мордочках могут выражаться больше 30 эмоций — радость, грусть, гнев и другие. Эти маленькие лошадки, рост которых не превышает полутора метров, очень дружелюбны к людям, и взаимодействовать с ними очень интересно. Они живут семьями, и у них там кипят настоящие страсти: они ссорятся, ругаются и мирятся, дружат и ревнуют друг друга, бывает, семьи распадаются. Все, как у людей, хоть реалити-шоу снимай. Очень рекомендую туда съездить, особенно летом.

Мне же кажется, что туристический потенциал Оренбуржья далеко не раскрыт. Например, можно было бы организовывать туристические туры на дно 285-метрового Киембаевского карьера в городе Ясном — одного из самых больших и глубоких карьеров по добыче хризолитового асбеста в мире. Ну, или тур по цехам металлургического «гиганта» «Уральская сталь» в Новотроицке — увидеть, как льется рекой раскаленный металл. Фото для соцсетей там получились бы эпические. А что еще нужно для счастья современному человеку?

Подводя итоги, можно сказать, что путешествие казахстанских журналистов по Оренбуржью прошло успешно, за что отдельное спасибо представительству Россотрудничества в РК, организовавшему пресс-тур в рамках проекта #БольшеЧем30. И действительно, за сухой цифрой 30, а именно столько лет в 2022 году отмечается дипломатическим отношениям между Казахстаном и Россией, стоят миллионы переплетенных человеческих судеб и совместная история, которой больше лет, чем иным странам. Удобное географическое положение на евразийском континенте и самая протяженная в мире сухопутная граница — что еще надо для взаимовыгодного сотрудничества? А вот чтобы оно было максимально эффективным и выгодным для обеих стран, нужно приложить усилия. И здесь, в том числе, есть и толика нашего, журналистского труда.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz