Казахстан
-27°
Boom metrics
Сегодня:
Общество1 марта 2023 10:46

Как это было на самом деле

Чуть больше года назад казахстанцам пришлось пройти через самое тяжелое испытание за всю историю независимого Казахстана.
Павел ЗЛОБИН
Фото взято с сайта total.kz

Фото взято с сайта total.kz

Фото: из открытых источников

С 4 по 7 января республику сотрясли массовые беспорядки, эпицентром которых стал крупнейший мегаполис нашей страны - Алматы, на несколько дней погрузившийся в хаос.

Сразу после январской трагедии президент РК Касым-Жомарт Токаев подчеркнул: во время кризиса, который «мог обернуться потерей всего Казахстана», полицейские, в отличие от сотрудников других специальных служб, проявили себя достойно. Корреспонденту «Комсомолки» удалось поговорить с несколькими сотрудниками полиции, которые вместе со своими товарищами стали в те дни живым и поначалу фактически безоружным щитом, защитившим южную столицу. Предлагаем читателям хронологию январских событий из первых уст.

Вспоминает начальник Управления полиции Алмалинского района Алматы полковник Есен Искаков:

- Днем 4 января группа сотрудников Алмалинского РУВД, которую я возглавлял, выполняла задачи по охране общественного порядка в центре города, в районе Арбата. Во второй половине дня поступила команда срочно выдвинуться в район автозаправочного комплекса «Компас» на Восточной объездной автодороге - неизвестные перекрыли движение по этой важной транспортной артерии. Когда подъехали (не помню точно, сколько было времени, но уже начало темнеть), увидели огромное скопление народа, а со мной было всего 30 человек. Подошли, предложили людям разойтись. Каких-то требований толпа не выдвигала, и в целом люди вели себя спокойно. Подъехал заместитель акима города, поговорили, и толпа разошлась, но, как мы поняли позднее, не по домам, а разбившись на группы, перетекла в верхнюю часть города. Сейчас понятно, что здесь у них была точка сбора. После этого поступила команда прибыть на площадь Республики. Там к тому времени находился практически весь личный состав как Алмалинского, так и других РУВД. По сути, оставив на охрану зданий полицейских управлений минимум сотрудников, весь свободный личный состав перебросили в район площади. И все равно людей не хватало, митингующие превосходили полицеских, а также находящихся здесь бойцов Нацгвардии и курсантов по численности в несколько раз.

Вспоминает начальник следственного отдела Управления полиции Алмалинского района подполковник Азиз Ходжаев:

- 4 января началось для меня с того, что я заступил на суточный наряд проверяющим по району - обычный рутинный день. На западе Казахстана уже несколько дней продолжались митинги, шел митинг и в Алматы, но в целом обстановка была спокойная и, честно говоря, даже мысли не было, что все это выльется в такие масштабные и кровавые события. Большинство ребят забрали на усиление на улицы. Однако ближе к вечеру стало понятно, что обстановка накаляется, сотрудники наружных служб (патрульная полиция, участковые инспекторы) стали приезжать на служебных автомобилях с выбитыми стеклами. Поступила команда полицейским сдать оружие, сейчас я думаю, что это было правильное решение. Во-первых, чтобы боевики не смогли завладеть оружием, во-вторых, чтобы не допустить лишнего кровопролития, что могло послужить толчком к дальнейшей эскалации и ожесточению сторон.

Е.И.: - Было заметно, что изначально люди, которые действительно пришли на митинг, чтобы выразить свое мнение, вели себя мирно и адекватно, без агрессии. Но позже стали подтягиваться люди, в основном молодые ребята, которые изначально были заряжены на конфликт, на прямое физическое воздействие. Они стали открыто провоцировать, оскорблять, пытаться вырвать щиты. Уже вечером среди полицейских появились первые пострадавшие. У нас было четкое указание - до последнего не применять силу. Не то что не применять дубинки, а вообще спрятать их, чтобы не было видно, чтобы лишний раз не провоцировать. Огнестрельное оружие применять было строго запрещено. И сейчас, положа руку на сердце, я могу сказать, что сотрудники полиции сделали все возможное, чтобы не перевести противостояние в горячую фазу. Вина за пролитую кровь целиком лежит на группах провокаторов. За ночь толпу удалось вытеснить с площади перед акиматом, и под утро ситуация, казалось бы, была стабилизирована. Где-то часам к 6 утра мы вернулись в РУВД.

(В ночь с 4 на 5 января президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев выступил с обращением к казахстанцам, в котором попросил не поддаваться на провокации - «Власть не падет, но нам нужен не конфликт, а взаимное доверие и диалог». Также он объявил о введении во всех областях и городах Казахстана режима чрезвычайного положения на период с 5 по 19 января и комендантского часа с 23.00 до 7.00. - Прим. ред.)

А.Х.: - Однако поступала информация, что все не только не закончилось, но масштабы беспорядков будут расти. Ребята после напряженных суток дежурства имели полное право уйти домой, но, естественно, ни у кого и мысли такой не возникло. Стала поступать информация, что толпы скапливаются на окраинах города, а затем по основным транспортным магистралям - улицам Райымбек батыра, Толе би, Абая - двигались в восточном направлении в верхнюю часть Алматы. Одновременно огромная толпа вошла в город с запада по Восточной объездной автодороге.

Е.И.: - В 10 часов утра поступила информация, что многотысячная толпа двигается со стороны Алматы Арены в сторону центра по Толе би. Была поставлена задача остановить их на пересечении с улицей Байтурсынова. Это были уже совсем не те люди, что вчера днем на мирном митинге. В основном, агрессивные молодые спортивные ребята до 30 лет, какие-то переговоры с ними были бесполезны. Практически сразу пришлось применить светошумовые гранаты и гранаты со слезоточивым газом.

А.Х.: - На Толе би - Байтурсынова дорогу толпе преградили специальными автомобилями с защитными конструкциями для сдерживания нападавших. Нас сразу же стали забрасывать камнями и «коктейлями молотова» (бутылки с зажигательной смесью). Помимо этого, полетели в нас и светошумовые гранаты и гранаты со слезоточивым газом, видимо, каким-то образом у погромщиков получилось завладеть ими. Вообще было видно, что они хорошо подготовились, действовали организованно, по четко поставленному плану, чувствовалось, что все их действия хорошо координировались. У всех были прикрыты лица медицинскими масками или шарфами, как для защиты от слезоточивого газа, так и для того, чтобы их не опознали. Потом следствие выяснило, что им подвозили на автомашинах брусчатку и бутылки с зажигательной смесью, нарезанную арматуру и металлические трубы. Чтобы при минусовой температуре было удобно держать стальные трубы в руках, раздавались строительные перчатки.

Вспоминает старший оперуполномоченный, майор полиции Миржан Кемельбаев:

- С утра 5 января был сильный туман, видимость - нулевая. Оружия у нас не было, только щиты, каски и резиновые дубинки. Нападающие на светошумовые гранаты даже не реагировали или хватали их и кидали обратно. Появились первые раненые сотрудники. После обеда поступила команда выдвинуться на помощь полицейским и бойцам Нацгвардии, сдерживавшим толпу на площади Республики, где к тому времени обстановка серьезно ухудшилась. На площади в это время уже шли ожесточенные столкновения, было много раненых, появились погибшие, случаи издевательства над сотрудниками полиции. Примерно в 14 часов дня пришло сообщение, что в городе начались нападения на здания полиции. В том числе была осуществлена попытка штурма здания Управления полиции Алмалинского района. В здании находился большой арсенал оружия, боеприпасы, спецсредства, секретные документы и уголовные дела, допустить попадания которых в руки преступников нельзя было ни в коем случае. Около 15 часов личный состав Алмалинского управления полиции вышел с площади Республики и организованно отступил к зданию РУВД.

Вспоминает заместитель начальника Управления полиции Алмалинского района по следственной работе подполковник Айбат Мурзамадиев:

- 5 января я заступил ответственным по Управлению полиции Алмалинского района, находился в здании РУВД. Весь личный состав был задействован на улицах, в основном на площади Республики. В полицию, в «102», поступало множество сообщений, что в разных частях города движутся толпы агрессивно настроенных людей. Опираясь на эти сообщения, руководство Департамента полиции расставляло людей по улицам Алматы. Но сил не хватало, хотя задействовали всех, кого только можно было, - следователей, дознавателей, оперативников, участковых инспекторов. Для охраны здания остался только дежурный наряд - не больше 15 человек. Конечно, все понимали серьезность ситуации, но никто не мог представить себе, что дело дойдет фактически до попытки открытого штурма.

А.Х. - К этому времени беспорядками уже был охвачен весь город, разграблены оружейные магазины, похищены сотни единиц огнестрельного оружия. Нам удалось прорваться к зданию Алмалинского РУВД и занять по периметру круговую оборону. До того, как мы подошли, остававшиеся в здании сотрудники уже отбили нападение. Полностью был сожжен фронт-офис и стоящие во дворе полицейские автомобили. Припаркованные вдоль проезжей части машины с синими номерами тоже сожгли. Пришел категорический приказ: здание не оставлять ни в коем случае, вооружиться и держать оборону. Интернет к тому времени не работал, мы находились практически в полном информационном вакууме. Пользоваться рациями было нецелесообразно, потому что они уже находились в руках у боевиков и те могли прослушивать переговоры силовиков. Позже прошла информация, что в Талдыкоргане оставлен Департамент полиции Алматинской области и в руки боевиков попало много оружия. (Были оставлены здания департаментов полиции Алматинской и Жамбылской областей, а также департаментов КНБ Алматы, Алматинской и Кызылординской областей. - Прим. ред.) А также что боевики готовятся штурмовать городские РУВД.

А.М. - Примерно в два часа дня перед зданием Управления полиции Алмалинского района внезапно образовалась большая толпа - более 300 человек. Люди организованно шли как со стороны городского департамента полиции, так и вверх по Байтурсынова. Настроены они были очень агрессивно. Было видно, что все их действия четко координировались. Сразу выдвинули требования - открыть ворота и оставить РУВД, мол, «здание окружено, переходите на нашу сторону, кто не хочет, оставляйте оружие, открывайте ворота и двери и уходите». Мы слегка удивились такой наглости, в ответ предложили прекратить незаконные действия и немедленно разойтись. На этом «переговоры» завершились. Согласно плану «Камал» («Крепость») в целях отражения нападения на здание заняли круговую оборону. На случай, если погромщики попытаются протаранить ворота, забаррикадировали их двумя автомобилями. Тем временем участники беспорядков полностью разгромили и сожгли расположенный снаружи стеклянный фронт-офис. Ломали бордюры и закидывали здание камнями, полетели и «коктейли Молотова» (бутылки с зажигательной смесью). Через какое-то время им удалось поджечь два автомобиля, прикрывавшие въезд, просунув в щель под воротами сломанный информационный стенд, который они облили бензином и подожгли.

Вспоминает оперуполномоченный отдела криминальной полиции капитан Дулат Бакыт:

- С 3-го по 4 января я дежурил в составе следственно-оперативной группы. Утром 4-го сдал наряд, оружие и должен был «после суток» ехать отдыхать домой. В городе шел митинг, и на случай возможного осложнения освободившихся сотрудников оставили в здании полицейского управления, но, в целом, обстановка была спокойная. Ближе к вечеру стала поступать информация, что в городе начались массовые беспорядки, происходят нападения на сотрудников полиции. А уже 5-го днем стало ясно, что ситуация вышла из-под контроля. Перед зданием РУВД собралась огромная толпа, ее было видно из окон моего кабинета. Подожгли фронт-офис, автомобили во дворе. У нас был приказ - до последней возможности не применять огнестрельное оружие, но когда погромщики попытались перелезть через забор, согласно статье 61 закона «О правоохранительной службе», чтобы не допустить проникновения на территорию Управления полиции, после предупредительных выстрелов в воздух было выпущено несколько прицельных очередей по забору. После этого нападавшие больше «не борзели» и попыток проникнуть на территорию РУВД не делали. А еще примерно через час вернулись наши ребята, которые были в городе на площади Республики.

С 5-го по 9 января мы держали оборону в здании Алмалинского РУВД. Первые дни обстановка была неясная, но каких-то сомнений не было. Я себе тогда сказал: если умру - то здесь, до конца здесь буду. Первые сутки мы вообще не сомкнули глаз. Первый раз немного удалось поспать только 6 числа, так и спали, сменяя друг друга по 3-4 часа в сутки. Дивана в кабинете не было, только два стула, вот на них и можно было забыться ненадолго. 7 января у меня был день рождения, исполнилось 28 лет, товарищи поздравили, отметили горячим чаем. Моя мама живет за городом, первое время связи не было, и она очень сильно волновалась. Потом смог до нее дозвониться, сказать, что все нормально, жив-здоров. А уже 9-го, когда обстановка нормализовалась, нас отпустили на пару часов домой, принять душ, переодеться. РУВД эти дни стало нашим вторым домом. После того как в страну прибыли миротворцы ОДКБ и взяли под охрану критически важные объекты городской инфраструктуры, подразделения казахстанской армии уже взяли под контроль здания РУВД, высвободив наши силы, и с 8 января мы начали работать по вызовам. Так, 8 числа в «102» позвонил человек, говорит: какие-то люди уже несколько дней приезжают на машинах, выгружают и заносят в квартиру какую-то технику. Ехать было недалеко, на Байтурсынова - Макатаева. Оказалось, банда мародеров грабила магазины бытовой техники, а здесь у них было что-то вроде склада. Тогда задержали 8 преступников.

Вспоминает начальник Управления полиции Алмалинского района полковник Есен Искаков:

- В ночь с 5-го на 6 января была проведена попытка штурма расположенного неподалеку здания Департамента полиции Алматы. Всю ночь мы слышали стрельбу, взрывы. Напряженно вслушивались в радиоэфир. Там шел настоящий бой, здание обстреливали из автоматического оружия сразу с нескольких направлений, пытались протаранить ворота на КАМАЗе. Но ничего им не удалось, все атаки были отбиты. Сейчас ясно, что боевики бросили все силы на захват департамента. Для чего им было это нужно? Вопервых, с морально-психологической точки зрения, представьте, если бы у них получилось захватить такой важный объект полиции, они бы могли заявлять, что власть у них. Во-вторых, в здании находилось большое количество оружия, боеприпасов, спецсредств, огромный объем документации, в том числе секретной. Этого нельзя было допустить ни в коем случае.

Сейчас следствие детально восстановило картину беспорядков. Все начиналось как мирный протест, который провокаторы использовали как повод для эскалации обстановки. Под ширмой митингующих они начали нападать на полицейских, громить и жечь все подряд. Другие под шумок начали массовое мародерство - торговые центры, магазины, бутики, «обменники» грабились подчистую. А уже во время массовых беспорядков стали действовать небольшие, но организованные и подготовленные группы боевиков, которые грабили оружейные магазины (в 10 магазинах было похищено 1672 единицы огнестрельного охотничьего оружия. - Прим. ред.), нападали на важные государственные объекты.

Вспоминает начальник следственного отдела Управления полиции Алмалинского района подполковник Азиз Ходжаев:

- Если для многих январские события закончились 19 января, после окончания режима ЧП, то для нас они завершились совсем недавно. Потому что одно дело - просто остановить беспорядки, другое дело - расследовать. Представьте себе, ЦУМ, ГУМ или «Мобила», там у каждой небольшой витрины свой потерпевший, по заявлению которого возбуждалось уголовное дело. А таких витрин там сотни. Когда следственно-оперативная группа выезжает на вызов, она получает карточку с информацией о преступлении. В январские же дни карточки выдавались пачками по 10-15 штук. Работы было столько, что на усиление были прикомандированы сотрудники из других регионов страны. Мы в течение года задерживали лиц, подозреваемых в убийствах, грабежах и мародерстве. Большую часть похищенного оружия уже изъяли. Очень много имущества, награбленного в торговых точках, удалось вернуть. Что-то до сих пор всплывает. И работа продолжается. Конечно, всего не охватишь, просто идет планомерная каждодневная следственная и оперативно-розыскная работа. Нужно понимать, что в таких масштабах в истории Казахстана ничего подобного никогда не было.

За это время было очень много мыслей, но отступить, нарушить присягу, таких точно не было. Я думаю, каждый в те дни понимал степень риска и чем это может закончиться, но принял единственно верное решение - выполнять свой долг. Конечно, переживал за семью, если со мной что-то случится, у меня двое маленьких детей. Я думаю, только дурак не боится, но мы прекрасно отдавали себе отчет, что если отступить сейчас, то последствия могут быть необратимыми, поэтому мы все были готовы стоять до конца.

Справка «КП»

Во время массовых беспорядков и боестолкновений в январе, выполняя свой долг, погибли 19 казахстанских полицейских и военнослужащих, еще 3037 получили ранения. Из них 28 - огнестрельные, 111 - ножевые, а у 177 были зафиксированы переломы костей.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz