Казахстан
-21°
Boom metrics
Сегодня:
Политика23 ноября 2022 8:30

Новое — хорошо разбитое старое

Досрочные выборы-2022, хоть и получились самыми банальными и предсказуемыми, стали центральным событием минувшей недели.
Досрочные президентские выборы в Казахстане прошли 20 ноября, в них победил Касым-Жомарт Токаев.

Досрочные президентские выборы в Казахстане прошли 20 ноября, в них победил Касым-Жомарт Токаев.

Фото: Борис Юрьев

Правда, случилось это только в воскресенье, когда на избирательном участке в столице появился ее недавний «тезка» Нурсултан Назарбаев.

Именно афористичное высказывание экс-елбасы на вопрос кого-то из поджидавших его после исполнения акта гражданского долга журналистов: «Кто, по-вашему, стоял за (бывшим главой КНБ) Каримом Масимовым?» не только «сделало» день голосования (в результатах которого не сомневался никто — еще со дня объявления президента о намерении провести очередные «срочно-досрочные»), но и обеспечило узнаваемость этой электоральной кампании на многие десятилетия. Больше того, благодаря Нурсултану Абишевичу публика благополучно отвлеклась от шероховатостей и откровенных ляпов чиновников, вроде бы уже по должности призванных слаженно работать на победу «кандидат-президента».

Скажи нам правду, Ерулан!

Самый очевидный, на наш взгляд, прокол допустил Ерулан Жамаубаев. Беседуя с медийщиками в кулуарах правительства, министр финансов в ранге вице-премьера несколькими словами, брошенными акулам пера и гиенам микрофона, достаточно серьезно дискредитировал кандидата в президенты и действующего главу государства. Лорд-хранитель казны не придумал ничего лучше, чем отнести сведения о заработной плате главы государства к «информации для служебного пользования». По иронии судьбы эти слова министр произнес по горячим следам встречи Токаева с алматинской общественностью, запомнившейся среди прочего таким высказыванием Ноль Первого: «В моем понимании президент — наемный менеджер, с которым народ заключает контракт на определенный период».

Если логически продолжать и развивать токаевский дискурс, то его работодатель — народ Казахстана — не только имеет право, но просто обязан знать всю правду о своем работнике. Иначе работодателю будет непонятно, за какой конкретный функционал он может спросить с этого работника, не нарушая условий трудового соглашения.

Вот, к примеру, есть в обществе всем известные персонажи, постоянно упрекающие Касым-Жомарта Кемелевича в «половинчатости» его решений, медлительности и непоследовательности в проведении экономических и политических реформ и еще много в чем. А назови г-н Жамаубаев его месячную зарплату чистыми, после вычета налогов и других обязательных платежей в казну — и, кто знает, не обратились ли бы его записные критики в искренне сочувствующих? Возможно, с их подачи началась бы кампания в соцсетях за срочную индексацию зарплаты слышащего президента, который — отдадим ему должное — за годы своего правления не только многое обещал, но и весьма немало сделал. И это стало бы мощнейшей поддержкой действующего кандидата в президенты — похлеще обращения к казахстанцам Имангали Тасмагамбетова, призвавшего поддержать кандидатуру Касым-Жомарта Токаева.

Однако Ерулан Кенжебекович предпочел играть в конспирацию, дав народу-работодателю основания для смутных сомнений... нет, не в верности своего выбора (который подтверждают экзитполы и результаты воскресного голосования). А в том, что подчиненные триумфально переизбранного президента — такие же открытые, слышащие и справедливые, как он сам.

По нынешним временам это тянет, как минимум, на неполное служебное соответствие — особенно после отнесения президентской зарплаты к категории ДСП. Тем более что рулевой Минфина умудрился «затарить» еще и инфу о величине получки своего непосредственного начальника — премьер-министра Алихана Смаилова. Правда, в этом случае Ерулан Кенжебекович хотя бы дал наводку: мол, зарплаты министров колеблются от 500-600 тысяч до 1,5 миллиона тенге — в зависимости от стажа госслужбы. Элементарная логика подсказывает: Алихан Асханович должен зарабатывать ощутимо больше самого старослужащего министра — то есть, что-то в районе «два ляма — плюс-минус». Более того, он подарил журикам надежду: мол, я озвучу зарплату шефа, если будет такое поручение. А от босса — президента — он такое поручение, считайте, получил — в виде слов о «наемном менеджере» и «хроническом дефиците правды».

Ерулан мырза, вам, как много лет назад выдал один из самых скандально известных акимов Алматы, «сам Бог велел и президент поручил». Обнародуйте правду! Теперь, после выборов, это лишь укрепит имидж главы государства как открытого, честного перед своими избирателями политика. К тому же информацию о зарплате первых лиц многих государств — от США и Китая до Германии и Гватемалы — можно без труда найти в открытом доступе. Так что навешивать на зп нашего президента гриф ДСП просто смешно, согласитесь?! А заодно, господин министр, расскажите, почему некоторые «государевы люди» при весьма умеренных должностных окладах и отсутствии бизнес-бэкграунда на поверку оказываются долларовыми миллионерами. Попытайтесь восполнить хотя бы «дефицит правды» (о котором говорил кандидат Токаев в крайний день предвыборной агитации), раз с бюджетным дефицитом не справляетесь...

Вернемся, однако, к увесистой вишенке на предвыборном торте — нашумевшему ответу экс-президента на вопрос об экс-председателе КНБ. Вот как это было на самом деле.

Иисус с Кармета и Иуда из Комитета

Нурсултана Назарбаева спросили: «В столице начался суд на Каримом Масимовым. Все-таки это ваш человек, что вы можете сказать по суду и кто мог за ним стоять, если он все-таки виноват в этом?»

«Меня тоже это очень интересует. Я тоже жду окончания следствия и суда. Что явилось причиной и кто за этим стоит, очень трудно... Масимов много лет работал со мной, но откуда узнаешь. Разве Иисус Христос про рядом сидящего Иуду знал, что он предатель? Мы же не боги. Поэтому посмотрим окончание суда, и все мы, я думаю, узнаем истину», — ответил он.

Этот, прямо скажем, неожиданный для политика «партийно-советской школы» ветхозаветный образный ряд породил в соцсетях волну высказываний — от откровенно насмешливых до конспирологически глубокомысленных. Воздержимся от их цитирования, однако отдадим должное выдающемуся «чувству момента», всегда отличавшему первого президента Казахстана. Как истинный political animal, Нурсултан Абишевич продемонстрировал блестящее умение, говоря языком политтехнологов, управлять повесткой: традиционный для записных критиков власти плач о «выборах без выбора», «марионеточных» кандидатах и прочая, и прочая отодвинулся даже не на второй — на десятый план. Внимание разномастных комментаторов с фейсбук-аккаунтов и телеграм-каналов мгновенно переключилось с неуклюжих высказываний и действий вчерашних спарринг-партнеров Касым-Жомарта Кемелевича на вот-вот должный начаться судебный процесс над «Иудой из Комитета» и его подручными.

Пройдем ли точку невозврата?

Нет сомнений в том, что от исхода этого, по вполне понятным причинам строжайше закрытого суда, судьбы отечества будут зависеть, по крайней мере, не меньше, чем от ноябрьских выборов.

Во всяком случае, его итоги, о которых широкая публика так или иначе узнает, расставят все «точки над ё», воздав всем должное, в том числе, «Иисусу с Кармета».

Ведь очевидно, что построить продекларированный новый Казахстан можно, только безжалостно и безоговорочно разбив все мифы и апокрифы, имевшие хождение в старом Казахстане. Если этого не сделать, то риск заморозить стройку на нулевом цикле благих намерений, так и не пройдя точку невозврата во вчерашнее, будет расти быстрее, чем всем нам хотелось бы.

Так что пускай на этих самых скучных и заранее предрешенных выборах выбирать было заведомо не из кого, они могут стать выбором действительно новой эпохи. Не просто могут — должны. Иначе зачем было все это затевать?

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz