Казахстан
+13°
Boom metrics
Сегодня:
Политика6 сентября 2023 5:30

Грусть ответственности

Не успели смолкнуть бурные, продолжительные аплодисменты в круглом зале совместных заседаний парламентских палат, как чудом усидевший в своем кресле премьер-министр Алихан Смаилов собрал свой «взболтанный и перемешанный» Кабмин.
Слово «обряд» автор этих хроник выбрал далеко не случайно: на протяжении всей короткой пока истории нашей независимости взаимоотношения верховного носителя власти и ее исполнительного крыла носили подчеркнуто ритуальный характер.

Слово «обряд» автор этих хроник выбрал далеко не случайно: на протяжении всей короткой пока истории нашей независимости взаимоотношения верховного носителя власти и ее исполнительного крыла носили подчеркнуто ритуальный характер.

Фото: пресс-служба Акорды.

Премьер-министр собрал Кабмин на традиционный после программных речей президента обряд «сверки часов».

Слово «обряд» автор этих хроник выбрал далеко не случайно: на протяжении всей короткой пока истории нашей независимости взаимоотношения верховного носителя власти и ее исполнительного крыла носили подчеркнуто ритуальный характер: президент раздавал поручения, а правительство торопилось рапортовать о пионерской «всегдаготовности» исполнить их, чего бы это ни стоило, — то ли самому правительству, то ли гражданам, содержащим его на свои налоги. Так было и при первом президенте, и при втором, и в Ескi, и в Жана Казакстан — менялись только адреса посланий и фамилии «посланных»...

Сами с усами?

Однако на сей раз были все предпосылки для нарушения сложившегося десятилетиями статус-кво. Как-никак, за несколько недель до того, как «послать», Касым-Жомарт Токаев анонсировал перезагрузку не только экономической политики, но и подходов к ее реализации. А 1 сентября, оглашая свое Послание, многообещающе названное «Экономический курс Справедливого Казахстана», провозгласил полную свободу принятия ключевых решений и полную же ответственность за них для своего правительства. Вот как это прозвучало из Ноль Первых уст: «Именно на системе исполнительной власти будет лежать основной груз ответственности за реформы. Поэтому она сама, в первую очередь, нуждается в трансформации, базовые направления которой следующие.

Во-первых, подготовка и исполнение отраслевых решений, а также персональная ответственность за результат будут целиком возлагаться на министров, которые своими приказами должны оперативно принимать необходимые решения. То же самое касается акимов на местах. Во-вторых, правительство будет нести полную ответственность за реализацию экономической политики. Оно должно обладать всеми рычагами самостоятельного управления экономикой без волокиты и бюрократии, без согласований с Администрацией президента».

Иначе говоря, правительство не просто само исполняет спущенные сверху решения, но и само готовит эти решения и само же отвечает за их качественное и своевременное исполнение. А если учесть, что по предложенной (и вроде как уже действующей) президентской формуле власти «сильный президент — влиятельный парламент — подотчетное (парламенту?) правительство» Кабмин формируется партией парламентского большинства, то президент Токаев становится исключительно тем, кем всегда хотел, — Верховным арбитром, Гарантом Конституции, законности и гражданских (как и всех прочих) прав всех казахстанцев.

Так это не работает

Однако даже поверхностный анализ текста Послания-2023 (равно как и последовавших сразу за его оглашением кадровых решений и заявлений) демонстрирует, насколько желаемое далеко от действительного. Президент по старинке конкретизирует и разжевывает правительству каждый шаг провозглашенного им НЭПа. В то же время Касым-Жомарт Кемелевич держит в уме то непреложное правило, согласно которому по своему жанру Послание президента адресуется в первую очередь народу. Это заставляет главу государства предлагать публике «плюшки», не слишком совместимые с жесткими требованиями новой экономической политики.

Приведу один — самый яркий, на мой взгляд, пример: «В целях увеличения доходов граждан поручаю с 1 января 2024 года повысить размер минимальной зарплаты до 85 тысяч тенге. Таким образом, мы за три года подняли размер минимальной оплаты труда в два раза. Данная мера позитивно отразится на благосостоянии около 1 миллиона 800 тысяч граждан, включая 350 тысяч бюджетников».

Что ж, возможно, бюджетникам с их чадами и домочадцами на какое-то время (пока надбавку не съест безжалостный молох инфляции) жить станет лучше и веселее. Но что прикажете делать мало-среднему бизнесу, о необходимости холить и лелеять который немало сказано в этом же Послании? Ему ж придется увеличивать фонд оплаты труда — повышение минималки обязательно для всех организаций, а не только для бюджетных. Где на это деньги, Зин? Объявлять для МСБ очередные налоговые каникулы, как уже было на заре президентства господина Токаева, никто, скорее всего, не будет — такое счастие обещано только полумифическим инвесторам в обрабатывающую промышленность. Стало быть, владельцам маленьких «заводиков-газеток-пароходиков» не останется ничего, кроме как добавлять нули на ценниках своих товаров и услуг. А это, в свою очередь, помножит на ноль достойные восхищения усилия власти по «увеличению доходов граждан».

Глава государства у нас, понятное дело, не профессиональный экономист. Но неужто при подготовке текста Послания (каковой, по уверению весьма информированного политолога Данияра Ашимбаева, глава государства «на две трети» писал сам) рядом с ним не нашлось никого, кто предупредил бы: «Касым-Жомарт Кемелевич, так это не работает»?

К слову, тот же Данияр Ашимбаев в своем телеграм-канале не преминул заметить тонкий кадровый нюанс: Тимур Сулейменов, бывший до конца августа замруком АП по экономике, не получил нового назначения — в отличие от большинства других акординских отставников. Уважаемый политолог-энциклопедист в связи с этим предположил возможный переход Тимура Муратовича в правительство в обмен на переход в реорганизованную президентскую администрацию министра финансов в ранге вице-премьера Ерулана Жамаубаева. Прогноз не сбылся: бывшего «смотрящего» за экономикой сделали финансовым регулятором. Теперь новому председателю Нацбанка предстоит одной рукой обуздывать инфляцию (которая, даже снизившись согласно официальной статистике, остается самой высокой в ЕАЭС), а другой — «мотивировать банки активно участвовать в корпоративном кредитовании, помогать именно предпринимателям». Если эти две взаимоисключающие цели будут достигнуты, можно смело номинировать Тимура Муратовича (в силу своей последней должности наверняка приложившего руку к тексту Послания) на Нобелевскую премию.

В последние дни — по горячим следам Послания — случилось немало других кадровых перестановок-рокировок. Вот только в результате на манеже остались те же, включая премьера, об отставке которого в последнее время твердили даже провластные комментаторы. Дело, конечно, не в личности Алихана Асхановича — на фоне последних рулевых Кабмина он вполне себе состоятелен. Беда в том, что вся эта «кадриль» и «переформатирование» министерств в духе гоголевской героини «вот если б губы Ивана Петровича приставить к носу Ивана Кузьмича!» нисколько не прибавляют объявленному новому курсу практического смысла, а Лоцману — квалифицированных и главное — ответственных помощников, готовых хотя бы разделить с ним «грусть ответственности» за реформы».

Поднимите их с дивана!

Между тем такие люди есть, хотя они, понятное дело, товар штучный. Это в большинстве своем не номенклатурные персонажи с гуттаперчевыми позвоночниками, а те, кого сам господин президент с иронией назвал «диванными экспертами». У них, конечно, нет... ну, или почти нет почтения к «носителям власти», они не слишком искушены в тонкостях аппаратных игр, зато знают, как нам реорганизовать Кабмин, как не проесть Нацфонд, как не уронить окончательно ниже плинтуса родной тенге, как остановить опостылевшую инфляцию (которая в нашей мирной стране выше, чем в многострадальной Украине). В общем, они многое знают — только их не хотят знать в высоких кабинетах. Их не слышат, хотя соцсети буквально забиты их экспертными оценками и прогнозами. Они регулярно появляются в конференц-залах и ютуб-студиях, их цитируют ведущие мировые издания. Нет, они — в большинстве своем — не снобствуют на своих «диванах», а готовы помочь словом и делом.

Но наша власть не умеет просить о помощи. Даже когда со всей очевидностью в ней нуждается. Ей, власти, привычнее и безопаснее ритуально брать под козырек, переобуваться на ходу и с важностью сверять часы. Как это сделало на следующий день после Послания на внеочередном заседании правительство Алихана Смаилова.

ВМЕСТО P.S.

Правда, на общем фоне явно выделялся министр энергетики Алмасадам Саткалиев. Комментируя по горячим следам президентского поручения в Послании (принять окончательное решение по АЭС по итогам общенационального референдума) раннее высказывание своего зама Жандоса Нурмаганбетова о том, что референдума по строительству АЭС не будет, министр заявил буквально следующее: «В соответствии с действующими процедурами референдума не требуется, тем не менее глава государства достаточно четко сказал, что референдум будет, мы это поручение будем выполнять, мне нужно посмотреть, что говорил там вице-министр». С одной стороны, аппаратному мужеству господина Саткалиева можно только аплодировать, хотя никто не удивится, если в ближайшее время он покинет исполнительную ветвь власти (что на фоне полного краха отечественной энергетики будет для него, скорее, благом). С другой, его слова вызывают в памяти старый армейский анекдот: «Рядовой, запомни: крокодилы не летают! — Товарищ майор, а товарищ полковник сказал, что летают. — Конечно, летают! Только низко-низко...».

Собственно, это все, что нужно знать про «самостоятельное правительство, несущее полную ответственность за реализацию экономической политики».

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz