Казахстан
-23°
Boom metrics
Звезды7 февраля 2024 12:00

В поисках света и своей Шамбалы

С 15 по 25 февраля в Германии пройдет 74-й Международный Берлинский кинофестиваль.
В основную конкурсную программу включен непальский фильм «Шамбала», снятый казахстанским кинооператором Азизом Жамбакиевым

В основную конкурсную программу включен непальский фильм «Шамбала», снятый казахстанским кинооператором Азизом Жамбакиевым

В основную конкурсную программу включен непальский фильм «Шамбала» (режиссер — Мин Бахадур Бама), снятый казахстанским кинооператором Азизом Жамбакиевым (на фото).

Фильм снимался в сложных условиях, в Гималаях, на высоте 4600-6000 метров над уровнем моря. Первый в истории Непала фильм, который попал в основной конкурс кинофестиваля класса «А», является ко-продукцией между Непалом, Францией, Тайванем, Норвегией, Гонконгом, Турцией, США и Катаром. «Шамбала» — вторая совместная работа Жамбакиева с режиссером Мином Бахадур Бамой. Накануне фестиваля мы поговорили с Азизом об их творческом тандеме.

— Как вы познакомились с Мином Бахадур Бамой?

— В 2013 году я получил «Серебряного медведя» за лучшую операторскую работу в фильме «Уроки гармонии» на 63-м Берлинском кинофестивале. В том же году Мин Бахадур Бам участвовал в образовательной программе «Berlinale talents», которая является частью Берлинского кинофестиваля. Мин посмотрел «Уроки гармонии», ему понравилась операторская работа, и он решил пригласить меня на свою дебютную картину «Черная курица». Тогда в Берлине мы не виделись с Мином и познакомились лично уже на производстве фильма. До этого переписка велась через электронную почту.

— Недолго думали, соглашаясь на сотрудничество с ним?

— Меня не устраивал сценарий, но Мин был очень настойчив. Он переписывал и присылал новые версии. В 2014 году у меня началась карьера в России, и съемки шли одна за другой: сначала «Синдром Петрушки», следом «Метаморфозис». Мин прислал новую версию, добавив, что готов ждать и перенести съемки. Я прочитал сценарий и вдруг понял, что у меня никогда в жизни такого шанса уже не будет — снять кино в Непале. Дал согласие с условием, что, когда приеду, мы вместе будем дорабатывать и изменять сценарий. Так в фильме «Черная курица» появилось много новых сцен, в том числе две самые главные — сон мальчика и финал картины с кочующими тибетцами.

— Насколько большую лепту вы внесли в сценарий? Наверное, могли бы претендовать и на соавторство?

— Я привнес более 10 сцен, которых не было в сценарии, но они сыграли важную роль в развитии конфликта и эстетики фильма. Был отредактирован почти весь сценарий, в том числе изменены многие диалоги. Мин потом предложил поставить мое имя в соавторы. Но во время постпродакшена в Париже соавтор сценария и продюсеры были категорически против. Мин расстроился, но сделать ничего не мог. Это его первая большая профессиональная работа, он был неопытен и очень зависел от продюсеров. Сейчас бы Мин непременно настоял на своем. Но мы ни о чем не жалеем. Главное — нам удалось сделать кино.

— Расскажите подробнее о новом фильме. Судя по названию, он связан с духовной тематикой?

— «Шамбала» — продолжение нашего творческого тандема. После выхода дебютной картины Мин не снимал 8 лет. Все это время он работал над сценарием «Шамбалы» и искал финансирование. Это многоуровневое кино. Действие происходит в тибетской деревне. Если говорить коротко про сюжет, то это история о том, как молодая тибетская девушка выходит замуж за трех братьев (это древняя тибетская традиция, которая сейчас уже исчезает). Старший, с которым у них настоящая любовь, уходит торговать и пропадает. Позже она отправляется на его поиски со средним братом-монахом. Младший брат, которому 12, остается дома. Это фильм о том, как героиня в поисках своего мужа открывает для себя другой, более важный и глубокий смысл жизни. Духовная тема проходит красной линией сквозь весь фильм, но он содержит и другие аспекты — социальные, культурные, бытовые...

-

-

— Представляю, насколько непросто снимать в горах...

— Да, съемки проходили в очень сложных условиях, в сердце Гималайских гор Непала, на высоте 4500-6000 над уровнем моря. Это самое высокое место в мире, где проживают люди. Там, где мы снимали, нет электричества, связи, ничего, к чему привык современный человек. Всю технику можно было доставить туда только единственным способом — на вертолете. Все это усложняло съемочный процесс. Мы начали съемки почти на три недели позже графика, так как из-за неблагоприятных погодных условий вертолеты не летали, и не могли получить технику. Но когда съемочный процесс все же начался, команда была очень вдохновлена, и мы уложились в рекордные 26 смен вместо запланированных 50-ти. Было очень холодно, мы испытывали кислородное голодание, почти все в группе болели, испытывали различные недомогания, и только вера в наше дело и сплоченность помогали нам двигаться дальше. Не было ни одного кадра, который снимался просто так, или где мы шли на компромиссы. Если что-то шло не так или чего-то не хватало, например, достаточного количества яков, массовки или не приходило нужное состояние света, мы отменяли смену. Всего я и моя команда из Казахстана (гаффер и фокус пуллер) провели в Гималаях вместе с подготовкой два месяца, режиссер и его команда — 3,5 месяца.

— Интересно, почему вы решили связать свою жизнь с кино, что подтолкнуло к этому решению?

— Творчество сопровождало меня с раннего детства. Мой старший брат Адиль Жамбакиев — профессиональный скрипач, известный продюсер, композитор, аранжировщик. В школьные годы я проводил каникулы на концертных площадках, в музыкальных студиях вместе с братом. Все это вызывало во мне желание в будущем связать свою профессию с музыкой. Мне хотелось петь. Когда мне было 10 лет, я посмотрел фильм «Блеск» с Джеффри Рашем в главной роли. Тогда я впервые услышал 3-й концерт Рахманинова, и это была любовь с первого взгляда. С тех пор я не расстаюсь с музыкой Рахманинова. Тогда я понял, что как бы не складывалась моя жизнь, ничто не сможет разлучить меня с музыкой.

Но когда в 10-м классе нужно было принимать решение, куда поступать, детская мечта, казалось, начала рушиться, так как у меня не было музыкального образования. Но брат предложил мне профессию кинооператора, сказав, что музыка всегда будет со мной рядом. Вот так я и поступил в Академию Жургенова на факультет «Кино и ТВ», выбрав специальность кинооператора. Но первые два года не мог разобраться в этой профессии и хотел уже уходить из Академии, пока не увидел работу гениального советского кинооператора Георгия Рерберга в фильме «Зеркало» Андрея Тарковского. Меня поразила тонкая работа Рерберга с освещением и фактурой. С приходом Рерберга в советском кино появилось импрессионистическое изображение, которое выражалось в ювелирной работе мастера с моделирующим светом. Именно после этого начались мои настоящие поиски в кино. Позже на меня очень сильно повлияло и творчество Витторио Стораро, в особенности его размышления о киноизображении.

— Поделитесь ближайшими творческими планами. Наверняка их у вас немало.

— С 7 по 12 февраля я буду в составе жюри 42-го Международного кинофестиваля «Фаджр» в Иране. Там же проведу серию мастер-классов. С 15 по 25 февраля буду в Берлине в качестве участника с фильмом «Шамбала». Завершились длительные переговоры с японскими коллегами о съемках в Японии, которые запланированы на весну-осень этого года, и пока это все, что я могу рассказать по этому проекту. Завершаю писать книгу о кино как искусстве, где я раскрою различные темы, касающиеся творчества и того, как законы энергии и квантовая физика связаны с кинематографом и в целом с искусством. В книге будут также содержаться и практические советы для начинающих кинематографистов. И еще я пишу большой роман, это работа на несколько лет...

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Азиз Жамбакиев — лауреат многих международных кинофестивалей, обладатель «Серебряного медведя» за лучшую операторскую работу

63-го Берлинского кинофестиваля за фильм «Уроки гармонии», специальной премии киноакадемиков и кинокритиков Непала за лучшую операторскую работу в фильме «Черная курица». Сам фильм удостоен приза федерации кинокритиков Европы FEDEORA за лучший фильм на 72-м Венецианском кинофестивале.

МЕЖДУ ТЕМ

Шамбала, или Шамбхала — мифическая (по мнению многих ученых) страна в Тибете или иных окрестных регионах Азии, которая упоминается в нескольких древних текстах индуизма и буддизма.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz