Казахстан
+18°
Boom metrics
Сегодня:
Политика25 октября 2023 12:00

Декларация эпохи романтизма

Как социалистический Казахстан стал суверенным государством.
Сергей КОЗЛОВ
Произошло это 33 года тому назад, 25 октября 1990 года, когда Верховный Совет 12-го созыва тогда еще Казахской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете.

Произошло это 33 года тому назад, 25 октября 1990 года, когда Верховный Совет 12-го созыва тогда еще Казахской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете.

Произошло это 33 года тому назад, 25 октября 1990 года, когда Верховный Совет 12-го созыва тогда еще Казахской ССР принял Декларацию о государственном суверенитете. И долгое время этот день, о котором сегодня вспомнили, отмечался у нас как государственный праздник.

Потом он был забыт и лишь благодаря инициативе президента Токаева стал не только государственным, но и единственным национальным праздником.

«Когда я итожу то, что прожил, и роюсь в днях — ярчайший где, я вспоминаю одно и то же — двадцать пятое, первый день».

В.В. Маяковский.

Три года тому назад, если кто-то и отмечал юбилей со дня принятия Декларации о государственном суверенитете Казахской ССР, то это, вероятнее всего, Виталий Иванович Воронов (на фото), известный в Казахстане юрист, адвокат, который в то время был депутатом ВС и участвовал в разработке и принятии этого документа. Один из славной плеяды романтиков эпохи, заложивших основы дальнейшего продвижения республики по совершенно неизведанному пути.

Виталий Иванович Воронов

Виталий Иванович Воронов

Двадцать пятое — первый день

— Виталий Иванович, что для Вас этот день — 25 октября 1990 года?

— Я очень хорошо его помню. Возможно, для многих эта дата и не представляется такой значимой, как аналогичное число для поэта Октябрьской революции 1917 года. Вроде бы, 33 года назад ничего «революционного» не произошло. Но как знать...

— Чувствовалось ли среди депутатов воодушевление и подъем после того, как Декларация была принята?

— Безусловно. И подъем, и уверенность в правильности того, что мы сделали. Это проявилось и в том, например, что уже после принятия Декларации к нам в здание Верховного Совета зачастили эмиссары Министерства обороны Союза ССР с большими генеральскими звездами на погонах. Подходили буквально к каждому из народных избранников, уговаривая дать разрешение и проголосовать за еще два испытательных ядерных взрыва на Семипалатинском полигоне.

Они сумели убедить даже местные власти существовавшей тогда Семипалатинской области, которые также просили поддержать предложение, поскольку оно сопровождалось обещанием выделить просто огромные по тем временам деньги из существовавшего пока союзного бюджета. Но мы были непреклонны, предложение было отклонено именно со ссылкой на Декларацию, провозгласившую наш суверенитет.

— Голосованию в ВС предшествовало, насколько помнится, обсуждение не только среди депутатов, не так ли?

— Да, вы правы. Это был первый документ в истории современного Казахстана, проект которого обсуждался действительно ВСЕНАРОДНО. Причем достаточно долго и обстоятельно. Вторым и последним таким документом был проект Конституции 1993 года.

— Существовали ли в составе ВС 12-го созыва какие-нибудь группы, фракции?

— В ВС нашего созыва, состоявшем тогда из 360 народных депутатов, активно действовала депутатская группа «Демократический Казахстан», имена и фамилии лидеров которой (Марата Оспанова, Петра Своика, Ермухамета Ертысбаева, Владимира Чернышева, Александра Перегрина и др.) были уже достаточно хорошо известны всей стране. Обращу внимание на название группы: не «Демократический выбор...», а «Демократический Казахстан». С выбором тогда мы уже совершенно четко определились, несмотря на то, что Казахская ССР оставалась еще и советской, и социалистической, и коммунистической. И подавляющее большинство в парламенте составляли члены КПСС.

— Кто представлял в зале заседаний проект Декларации?

— С докладом о проекте Декларации выступил Председатель Верховного Совета Казахской ССР Ерик Магзумович Асанбаев — первый и последний вице-президент нашей республики. Каждая из статей Декларации принималась поименным голосованием. За документ проголосовал 261 депутат из присутствовавших в зале, против — 18, воздержались — 2, один депутат не проголосовал.

— Первый президент страны тоже принимал участие?

— Президент Назарбаев принимал самое активное участие в обсуждении проекта и вместе с депутатами радовался свершившемуся событию. Его указом затем этот день был объявлен праздником — Днем Республики (отменен законом РК от 13.12.01 и восстановлен как национальный праздник 29.09.22). Отмечался он наряду с Днем независимости — 16 декабря. И некоторое время эти праздники и существовали, и отмечались параллельно. Потом по какой-то причине про дату — 25 октября — постарались забыть. Ни тебе 5-летия, ни 10-летия, ни 20-летия, ни 30-летия...

— Да, об этом дне долгое время никто не вспоминал, как Вы полагаете — почему?

— Мне сложно ответить на этот вопрос. Я даже постарался напомнить об этом событии и через вашу газету новому президенту страны, членам тогда еще существовавшего НСОДа, депутатам парламента, всем неравнодушным гражданам, и в своем публичном обращении в соцсетях еще в феврале 2020 года. С вопросом и предложением: может, стоить отдать должное этому историческому документу? Тогда реакции властей «слышащего государства» на это предложение не последовало. Ну, как говорится, лучше позже, чем никогда.

Казахская Республика...

— Одно из Ваших личных предложений тогда, в 1990-м, вызвало нешуточную и острую полемику...

— Да, это было мое предложение о переименовании Казахской ССР в Казахскую Республику, его никто тогда не поддержал. Я его озвучивал только при предварительном обсуждении темы, а на сессии поднимать этот вопрос не стал. Это надо было отказаться от социализма и Советов. А как это можно было сделать, если президент был одновременно и первым секретарем ЦК Компартии Казахстана. Да и депутаты в большинстве своем были членами этой партии. Даже Шерхан Муртаза, Абиш Кекильбаев, Мухтар Шаханов и другие не рискнули ко мне прислушаться. А так мы жили бы сейчас в Казахской Республике, которая, кстати, такой и была, только Советской и Социалистической. Но для этого нужно было еще и Конституцию Казахской ССР поменять, так как название страны было закреплено в ней.

— Видимо, в тот момент еще сильны были, так сказать, идеологические, назовем их так, предрассудки?

— Все менялось, но оставалось довольно много инерции. С другой стороны, никто не помешал, например, тому, чтобы не вносить в Декларацию нормы о сохранении руководящей и направляющей силы советского общества в виде КПСС. А ведь эта норма (пресловутая ст. 6 Конституций СССР и Каз. ССР) на момент принятия Декларации существовала. В этом плане Декларация не соответствовала действовавшей тогда Конституции. Что интересно, больше всех добивался избежать упоминания о КПСС в Декларации депутат Ермухамет Ертысбаев. Он проявил здесь просто удивительную настойчивость. И, одновременно, в преамбуле Декларации впервые была упомянута Всеобщая Декларация прав человека, в том числе, и по моему настоянию. Хотя было много возражений истинных коммунистов: мол, у нас не существует проблем с правами человека.

— Это была Декларация о суверенитете, но об отделении от СССР тогда ведь речи еще не было?

— Существенным моментом Декларации является то, что ВС 12-го созыва и его депутаты были твердо убеждены в необходимости сохранения союзного государства с обновленным содержанием. Мы ее приняли последними из всех бывших союзных республик. И это был настрой не только депутатов, но и большинства населения Казахской ССР, что было выявлено в результате длительного всенародного обсуждения проекта. А потом подтверждено и союзным референдумом марта 1991 года.

...и парламентская

— Если «спроецировать» Декларацию в день сегодняшний, сейчас, например, продолжаются общественные дискуссии о необходимости проведения неотложных политических реформ в Казахстане, вплоть до превращения страны в парламентскую республику. Перекликается ли это с тем, что говорилось в принятом Вами тогда документе?

— Одно из положений Декларации как раз и указывает на то, что Казахстан на момент ее принятия уже был по сути парламентской республикой, поскольку в соответствии с ее

статьей 4 право выступать от имени всего народа республики было предоставлено только Верховному Совету Казахской ССР. Именно в этой статье было провозглашено и закреплено, что граждане республики всех национальностей составляют народ Казахстана, и он является единственным носителем суверенитета и источником государственной власти в Казахской ССР. Предложения о строительстве исключительно национального государства не нашли поддержки, хотя и звучали, пусть и не настойчиво. При этом Верховный Совет особо отметил в преамбуле и тексте этого документа, что провозглашает государственный суверенитет и принимает Декларацию, осознавая ответственность за судьбу казахской нации, стремясь к возрождению и развитию самобытной культуры, традиций, языка и укреплению национального достоинства казахской нации.

— Оправдались ли надежды, которые Вы питали в прошлом веке, голосуя за суверенитет 25 октября 1990 года?

— Надежды юношей питают. Хотя в тот момент мне было всего 30 лет. Суверенитет был объявлен в составе великой страны, которой уже нет на карте. Этого, конечно, мы тогда и предположить не могли. Последовавшая за ним независимость Казахстана была по сути дела вынужденной и неизбежной. Каждый «воспользовался» ее плодами по-своему. Кто-то уехал, а кто-то остался. Кто-то разбогател, а кто-то обнищал. Кто-то боролся за свои права на лучшую жизнь, а кто-то наблюдал со стороны.... История не знает сослагательного наклонения, поэтому нужно жить реалиями сегодняшнего дня. А они далеко не безоблачны. Остается руководствоваться принципом: делай, что должен, и пусть будет, как будет.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz