Казахстан
+21°
Boom metrics
Сегодня:
Экономика13 декабря 2023 13:00

Долг неплатежом страшен

На днях из парламента раздалось слово, вызывающее холодок в спине, — «дефолт». Произнес его аманатовский депутат-самовыдвиженец Адиль Жубанов.
Фото - pronedra.ru

Фото - pronedra.ru

В запросе на имя премьер-министра Алихана Смаилова мажилисмен заявил с прямотой римлянина: «Темпы роста правительственного долга значительно опережают среднегодовые темпы роста ВВП. К примеру, за последние 15 лет темпы роста правительственного долга составили в среднем 28%, а ВВП — 15%. Если в ближайшем будущем не предпринять мер по исправлению данной ситуации, то это вполне может привести к техническому дефолту бюджета нашей страны».

Для непосвященных поясним: дефолт — это невыполнение обязательств должника по выплате долга — как процентов по нему, так и основной заемной суммы. Объявление государством дефолта снижает его кредитные рейтинги — стране становится сложно или невозможно привлекать новые займы, как следствие, ограниченность вливания внешних капиталов тормозит развитие экономики.

В общем, это может случиться с государством, живущим не по средствам. А Казахстан выбрал эту модель существования с конца нулевых-начала 10-х годов, когда сырьевая кубышка Национального фонда будущих поколений была переведена из накопительного режима в расходный. Официально причиной такой перемены участи главной заначки страны тогда называли мировой финансовый кризис 2008-2009 годов. Однако существовало и другое мнение: эти манипуляции вызваны переносом столицы, пышными международными форумами, а главное — неумением власти жить так, как будто в стране нет нефти. Уже тогда было очевидно (хотя и не говорилось вслух), что из рук вон плохая налоговая и в целом бюджетная дисциплина, бесконечные фискальные льготы и послабления для «избранных» (узкий круг которых расширялся не по дням, а по часам), неумение государственных мужей планировать — все это раньше или позже может сделать государство неплатежеспособным.

Сегодня об этом совершенно открытым текстом говорит рулевая Высшей аудиторской палаты (так с недавних пор величают Счетный комитет по контролю за исполнением госбюджета) Наталья Годунова, а вслед за ней — глава государства Касым-Жомарт Токаев. Разумеется, президент не прибегает к словам «неплатежеспособность», а тем паче — «дефолт». Напротив, в своем крайнем Послании народу он провозгласил переход экономики на новые рельсы, ведущие прямиком в Справедливый (он же — Новый) Казахстан. Тем не менее Касым-Жомарт Кемелевич не устает призывать подчиненных сокращать изъятия из Нац-фонда, не занимать без крайней нужды за кордоном и искать новые источники бюджетных поступлений.

Правительство его внимательно слушает и вроде как стремится услышанное воплотить. Но получается это... так, как получается. Например, в 2021 году тогдашний счеткомитет фиксировал рост объемов привлеченных внешних займов почти в 4 раза в сравнении с 2020-м — 1,1 трлн тенге против 297 млрд. Поступление займов осуществлено от международных финансовых организаций — 882,4 млрд тенге, иностранных государств — 30,1 млрд тенге. В 2022 году эта динамика в целом сохранилась.

Это — внешний госдолг. Что до внутреннего, то, по словам г-жи Годуновой, в 2021-м только по линии государственно-частного партнерства (ГЧП) общая сумма долгов республиканского и местных бюджетов приблизилась к 3 триллионам. Нацфонд тоже изрядно пощипали: из копилки для будущих поколений вынули рекордные 4,5 триллиона, а все доходы госбюджета не превысили 4,3 триллиона. В прошлом году общая картина не изменилась. И едва ли поменяется по итогам года нынешнего. Не случайно на днях объявлено о месячной (пока что) отсрочке старта президентской инициативы «Нацфонд — детям». Официально объявленная причина — необходимо досчитать точные суммы выплат.

Кроме того, росту госдолга (а значит, и расходов на его обслуживание) способствуют господдержка бизнеса (преимущественно непроизводственного) и диспропорции в развитии регионов: изъятия из доходов немногочисленных регионов-доноров в двойном-тройном размере возвращаются... им же в виде так называемых «целевых трансфертов» из бюджета, а по сути — из Нацфонда.

На таком фоне неувядаемо хорошая мина родного Кабмина выглядит несколько неуместно. Недавно премьер Смаилов, по сути, повторил новым депутатам то, что говорил старым, будучи еще первым вице у Аскара Мамина: госдолг по итогам 2024 года не превысит 33 триллиона тенге.

«Будет снижаться постепенно дефицит бюджета. По расходам бюджета мы ставим контрцикличное правило, которое предусматривает ограничение темпов роста расходов бюджета уровнем среднегодового роста реального ВВП за последние 10 лет, скорректированного на целевой уровень инфляции на соответствующий год. Все это позволит нам держать государственный долг с учетом роста доходов, удерживания расходов и снижения дефицита на относительно умеренном уровне — не более 32% к ВВП, это 32,8 трлн тенге в 2024 году», — сообщал он в ноябре 2021 года.

«За последнее время дефицит бюджета у нас был порядка 3% к ВВП. В текущем году он снижен до 2,7% к ВВП, и далее к 2026 году он будет доведен до 2,3% к ВВП. Это позволит ограничить новые заимствования и снизить темпы роста долга», — уверял он же в ноябре 2023-го.

И вот теперь депутат Жубанов норовит испортить эту благостную картину! Можно, конечно, возразить ему: мол, многие развитые страны живут себе припеваючи с госдолгом, порой превышающим 100 процентов их ВВП. Но у них есть то, чего в помине нет у нас, — развитое производство, не зависящее от вечно прыгающей стоимости бочки нефти (по сути, государству не принадлежащей). Они не отдают заморскому дяде собственные богатства. Получив которые за бесценок он перепродает их через офшоры за совсем другие деньги. Они собирают с реального (а не придуманного «квазигоса») сектора полновесные налоги — без всяких льгот для агашек-татешек и прочих «племянников». К слову, наш хваленый квазигос, по данным Минфина, показал очень смешную консолидированную прибыль — 480 миллиардов тенге, или чуть больше миллиарда долларов.

«Можно ли верить этому? Ни один разумный человек в это не поверит. Поэтому и рейтинги у нас неидеальные!» — восклицает финансовый эксперт Марат Абдурахманов.

Зато занимать — в основном, на внешнем рынке — эти квази большие мастера. Но долги, которые они делают, государство стыдливо отказывается считать своими.

Вот что говорит г-н Абдурахманов:

— В данных Минфина РК отражаются только долги правительства, однако правом брать долг обладают еще Нацбанк РК, местные исполнительные органы и квазигоссектор. Так вот, информация по их долгам не публикуется. Нацбанк указывает, что чистый, а также гарантированный госдолг не превышают 56 млрд долларов. Между тем долг только одного АО «КазМунайГаз» составляет 13 млрд долларов, которые были взяты на развитие Кашагана. Это приводит к недостоверной статистике.

Он же приводит еще один пример — национального железнодорожного перевозчика.

— Брали кредит на покупку локомотивов, а именно — «Тальго». Каждый состав стоит примерно 100 миллионов долларов. Нам как достижение предоставили информацию о том, что приобрели еще три локомотива. Откуда средства? КТЖ — хронически убыточная компания, — заявляет аналитик.

Сказано это было весной 2022-го — почти полтора года назад. Изменилось ли что-либо с тех пор? Очень сомнительно. Так что к словам мажилисмена Жубанова стоит отнестись со всей серьезностью. Тем более что он по существу процитировал начальницу «стражей бюджета» Наталью Годунову, предрекшую рост госдолга до почти половины ВВП уже к совсем не далекому 2030 году. Такой роскоши мы, в отличие от разных америк с гонконгами, позволить себе явно не сможем: только они способны «покласть болт на дефолт»...

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz