Казахстан
+24°
Boom metrics
Сегодня:
Звезды20 июня 2024 23:00

Ржевская прививка от войны

Возможно, Ржевская битва ­ одно из самых недооцененных сражений Великой Отечественной войны.
Олег БЕЛОВ
Фото из архива Алексея НИКУЛИНА

Фото из архива Алексея НИКУЛИНА

В мае этого года фильм российского документалиста Алексея Никулина «Ржев. Прививка от войны» показали на казахстанском телеканале Turan TV.

Все дело в истории

Нам удалось встретиться с Алексеем, который сейчас собирает материал для новых исторических проектов в Казахстане.

Алексей, есть такой стереотип «Ржевская мясорубка». Что бы вы сказали о влиянии этой битвы на ход войны?

Моя мама сбежала ребенком из осажденного Сталинграда. Она была контужена, но ей удалось уцелеть и переправиться за Волгу. И, будучи ребенком, я наивно задавал ей вопрос: «А не проще было в Сталинградской битве Красной армии отступить за Волгу? Зачем нужно упираться и цепляться за узкую полоску разрушенного города, примыкающую к реке?». Тогда мне было непонятно, зачем наши военачальники отправляли дивизии за дивизией в пекло Сталинграда. Срок жизни пехотинца во время этой битвы равнялся одному дню.

Под Ржевом происходило то же самое. Мама не могла мне точно ответить. Позже, когда начал изучать историю и разбирать сражения Великой Отечественной, понял, что на огромном фронте от Мурманска до Владикавказа все было взаимосвязано. Стоило дернуть в одном месте, и в другом могло посыпаться. Поэтому в битве под Ржевом был большой смысл, и мясорубкой эта битва стала и для Красной армии, и для гитлеровцев. Не будь нашего натиска на этом выступе, немцы могли снова пойти на Москву или отправили бы высвободившиеся дивизии на Кавказ.

Аналогично можно сказать и про оборону Сталинграда. Если бы наши ушли за Волгу, то немцы перебросили бы эти силы на Кавказ и могли дойти до бакинской нефти, получили бы доступ к богатым ресурсам. А войска Турции уже стояли на границе и готовились вступить в войну на стороне немцев. То есть у этого были очень далеко ведущие последствия.

В 90е годы в странах СНГ не без помощи западных «доброжелателей» проводилась активная ревизия учебников истории. Вы это почувствовали, когда общались со студентами во время съемок фильма?

Проблемы с образованием существуют везде. Фонд Сороса, который активно помогал переписывать учебники истории, относится к ней, как к сдобной булочке, из которой можно достать либо таракана, либо изюм в зависимости от политической ситуации. Я же пытаюсь воспринимать любое историческое событие с разных точек зрения и создавать объективную картину. Поэтому в фильме даю возможность высказаться всем. Такой подход, на мой взгляд, единственно правильный. Потому что это дает нам возможность проанализировать прошлое, понять настоящее и предсказать будущее.

Если ты строишь свой анализ на выдуманной, однобокой истории, то и прогноз у тебя будет соответствующий. Поэтому люди, и даже целые государства, пытающиеся использовать истины, ранее себе внушенные, но которые расходятся с исторической реальностью, поступают ущербно. Это их загоняет в тупик. Поэтому важно понимать прикладное значение истории. Так можно сказать о любой стране. Кастрированная история никуда не приводит. Когда я спросил одного 30летнего парня: «Как ты смотришь в будущее?», он ответил: «Да никак. Я живу одним днем». Это значит, что он и прошлогото особо не знает. Для него история это предмет, который не несет какой-то повседневной пользы.

Вы осознавали, что идете на риск, приглашая в фильм немецкого рок-музыканта, который поет военную песню Окуджавы?

Как документалист я не пытаюсь склонить зрителя к своему мировосприятию и никогда не считаю свою точку зрения единственно верной. Но у меня есть своя профессиональная интуиция. Она мне подсказывала, что, приглашая немецкого музыканта, мы поднимаем фильм на новую планку. Ведь немцы фактически были первой жертвой Гитлера. Поэтому у меня нет предубеждения по отношению к этому народу.

Откуда у немца российская грусть?

Алексей рассказал нам, что идею сделать немецкого рок-музыканта одним из героев фильма о Ржеве ему подсказал его товарищ Евгений Маргулис.

Во время недавнего выступления Маргулиса в Алматы мы решили продолжить этот разговор.

Евгений, как вы познакомились с немецкой группой JUNO17?

Я познакомился с этой группой на «Квартирнике» на НТВ, посвященном творчеству Булата Окуджавы, в 2019 году. Оказалось, что у солиста группы Филиппа Хофманна преподавателем гитары был немец, который оказался в советском плену после войны. Он полюбил советскую музыку и привил эту любовь Филиппу. Особенно ему нравится Окуджава. Эта группа за свои деньги приехала из Франкфурта в Москву, чтобы принять участие в «Квартирнике». А потом во время пандемии в 2020 году, когда все сидели по своим углам, Филипп позвонил и предложил мне снять клип на песню «Бери шинель, пошли домой». Мы дистанционно спели по куплету, и они смонтировали черно-белый клип. Получился полный интернационал еврей и немец поют песню грузина на русском языке.

Когда Алексей Никулин попросил меня найти для своего фильма о Ржеве музыкантов, неравнодушных к теме Отечественной войны, я предложил группу JUNO17. Ему понравился этот неожиданный ход. В итоге в фильм, кроме меня с гитаристом Михаилом Клягиным, вошел Филипп Хофманн, который исполнил песню «Бери шинель…».

9 мая этого года исполнилось 100 лет со дня рождения Булата Окуджавы. Из шестидесятников он отличается тем, что реально прошел войну. Как на вас повлияло его творчество?

В этом году к 9 мая мы сняли на НТВ «Квартирник», посвященный столетию Окуджавы, где участвовала команда «Ундервуд». И это было новое прочтение его творчества для молодых людей, многие из которых, как это ни странно, не знают творчества Окуджавы. И отзывы были очень хорошие. Представители старшего поколения это, естественно, не приняли, потому что песни звучали совсем по-другому. А молодежи понравилось, и я думаю, что мы добились своей цели.

Для меня Окуджава это часть моей биографии ввиду того, что по московскому происхождению я аэропортовский. Этот район столицы всегда славился тем, что там располагались писательские, актерские, режиссерские квартирные кооперативы. В числе наших соседей была семья Булата Окуджавы. Одноклассником известного певца Криса Кельми был, кстати, сын Окуджавы Игорь. С первого класса я наблюдал, приходя в дом Окуджавы, как там работал мой отец. Мы были детьми, играли в этом доме, часто шумели, мешали взрослым.

Однажды Булат Шалвович, услышав, как мы бесимся в одной из комнат, зашел к нам и шутливо, но в то же время строго приструнил меня. Так что я могу сказать, что был удостоен звезды поэта. До сих пор общаюсь с этой семьей и в прошлом году сыграл концерт у них в Переделкино. Я не пел песни Окуджавы, потому что они исполнялись множество раз. Предложил исполнить то, что я хочу, и мне разрешили, так как я из тех людей, которые были знакомы с ним с юных лет. Именно поэтому на «Квартирниках» мы всегда отмечаем его юбилеи, благодаря чему немецкая группа с песней Окуджавы попала в кинократину о Ржеве, которая получила премию «ТЭФИ» как лучший документальный фильм.

Справка «КП»

В настоящее время Алексей Никулин собирает в Казахстане материал для новых документальных проектов, посвященных истории Великой Отечественной войны. Один из них является продолжением фильма «Алсиб. Хроники воздушной трассы». Он был снят во время обследования трассы экспедицией Русского географического общества. Наша газета рассказывала, как Алексею во время экспедиции на Чукотском отрезке удалось найти останки погибшего в 1943 году члена экипажа транспортного самолета, перегоняемого с Аляски. По комсомольскому билету удалось установить его личность. Оказалось, что это был Петр Оконечников из Зыряновска (Восточный Казахстан). В мае этого года Алексею удалось встретиться с его племянником.

Второй кинопроект посвящен казахстанским участникам обороны Брестской крепости и их потомкам внукам и правнукам. Алексей назвал этот проект «Цитадель», в нем объединяются два символа цитадель как крепость и цитадель как семья. Документалист убежден, что это должен быть совместный международный проект, и будет логично, если к его реализации подключатся казахстанские специалисты, телеканалы и неравнодушные к нашей общей истории люди.