Сегодня:
Общество16 июля 2021 6:45

Омбудсмен уполномочен защитить

Государственный деятель Российской империи Петр Столыпин считал, что «нельзя создать правовое государство, не имея прежде независимого гражданина: социальный порядок первичней и раньше всяких политических программ»
Светлана СИНИЦКАЯ
В 1809 году выход из положения нашла Швеция, создав институт омбудсмена.

В 1809 году выход из положения нашла Швеция, создав институт омбудсмена.

Аналогичную точку зрения высказывали во все времена и мудрецы, не имеющие властных полномочий, и те, кто был ими облечен. Хотя последних было гораздо меньше...

Время шло, а социальный порядок не наступал, независимому гражданину трудно было пробиться через толщу ограничений и запретов. С этим надо было что-то делать. В 1809 году выход из положения нашла Швеция, создав институт омбудсмена, что в переводе означает «агента, представителя», уполномоченного рассматривать жалобы на правительственных чиновников. За два века его функции и задачи стали более объемными, пополнились новыми значениями, и теперь этот институт занимает неотъемлемое место в структуре более ста стран мира.

О том, какова его роль в Республике Казахстан, наша беседа с Эльвирой Азимовой, Омбудсменом по правам человека РК.

Эльвира Азимова.

Эльвира Азимова.

МЕЖДУ МОЛОТОМ И НАКОВАЛЬНЕЙ

— Эльвира Абилхасимовна, вы для человека, который мучительно и подчас безуспешно ищет справедливости, — последняя надежда?

— Такое безнадежное слово я бы не стала употреблять. Круг наших возможностей состоит в том, что мы, независимо от правительства, других государственных субъектов, проводим постоянный мониторинг соблюдения прав человека. Когда граждане не получают решения своего вопроса в исполнительных органах, в судах, в прокуратуре, они обращаются к нам. Мы можем стать медиаторами или обратиться в вышестоящую инстанцию с ходатайством о пересмотре принятого решения. Идеология нашего института такова, что мы не входим в структуру государства, оказывая при необходимости и востребованности содействие гражданам. Еще одна очень важная функция заключается в том, что в законодательные органы и в правительство мы вносим предложения по улучшению практики недопущения нарушений в сфере прав человека.

Случается и «точечная» помощь, когда гражданам дается разъяснение, к кому правильнее обратиться, каким инструментом воспользоваться для более эффективного отстаивания своей позиции. Справедливая сатисфакция всегда должна иметь место, это основной постулат правового государства, провозглашающего принцип верховенства права в основе своей политики.

— Но в реальности так происходит не всегда, значит, неизбежны и ваши конфликты с властными структурами?

— Омбудсмен — должность как бы «между молотом и наковальней». С одной стороны нашей позицией могут быть недовольны государственные чиновники, с другой — неправительственные организации, которым иной раз хотелось бы проявления большей жесткости и настойчивости с нашей стороны. Сложная позиция — сохранять баланс в решении чувствительных вопросов, которые возникают в процессе нашей деятельности.

— К милосердию, как правило, призывают там, где не совпадают законность и справедливость. Включается ли ваша женская суть, когда эти чувствительные вопросы возникают?

— Сердце — это эмоциональный уровень, а в таких ситуациях нужна трезвость ума, чтобы предоставить защиту своей позиции с помощью убедительных аргументов, логики. Я веду диалог с профессиональными представителями власти, когда необходимы доводы не только с позиций человечности, но и с учетом дальней перспективы — что данное нарушение впоследствии может привести к более глубоким последствиям, к негативной оценке политики, проводимой государством.

В итоге это будет способствовать снижению доверия граждан к власти в стране, а доверие — один из признаков стабильности государства, его основа, сохранение устойчивых институтов, гарантированных Конституцией Республики Казахстан.

СПАСТИ РЯДОВОГО КАЗАХСТАНЦА

— Убеждают конкретные примеры. И у вас, видимо, они есть?

— Вот один из недавних, это наша маленькая победа. Пандемия многое поставила с ног на голову. Гражданин Казахстана вынужденно застрял в России больше чем на полгода. Ему предъявили претензии в нарушении миграционного законодательства, заключили под стражу.

По законодательству каждой страны нелегальный эмигрант подлежит депортации, но человек умудрился потерять документы, удостоверяющие личность, к тому же не было авиа- и железнодорожного сообщения между странами. Нам звонила его мама, полная тревоги и переживаний. В тот период все службы работали в дистанционном режиме, и все равно удалось наладить контакт между двумя Министерствами внутренних дел, в экстренном порядке подключилось наше посольство в РФ, выдало сертификат на возвращение. В результате этих согласованных действий казахстанец вернулся домой.

— 26 июня отмечался Международный день в поддержку жертв пыток. Часто ли вам приходится вмешиваться в противоправные случаи, происходящие в закрытых учреждениях?

— В прошлом году к нам поступило больше 200 обращений от осужденных, половина — в связи с плохими условиями содержания и отсутствием доступа к медицинскому обслуживанию. Если во время карантина многие страны приостановили доступ к заключенным, то в Казахстане эта работа благодаря принципиальной позиции Генеральной прокуратуры и Министерства внутренних дел не прекращалась. Это очень важно, потому что именно учреждения уголовно-исправительной системы наиболее уязвимы в плане соблюдения прав человека и должны находиться под особым контролем. Наша работа строится по модели, принятой во многих странах, — Омбудсмен+. В Казахстане с 2013 года в соответствии с законодательством действует Национальный превентивный механизм по предупреждению пыток, благодаря ему удалось объединить усилия с правозащитными неправительственными организациями. Поэтому зачастую сигналы от заключенных или их родственников приходят к нам от НПО.

Конечно, ситуацию с содержанием в местах заключения пока трудно кардинально улучшить. Многим колониям больше 70 лет, в Уральске до сих пор действует СИЗО, в котором когда-то содержался Сакен Сейфуллин. Конституционный совет выступил с посланием на совместном заседании Палат Парламента РК, где в части соблюдения прав человека в уголовно-исполнительной системе было сказано о необходимости избавляться от стереотипов прошлого. В частности, ставится вопрос и о строительстве новых тюрем.

ЛИШИВ СВОБОДЫ, СОХРАНИТЬ ДОСТОИНСТВО

— Не все в нашем обществе такое одобрят...

— Понятно, что в связи со сложной обстановкой, обусловленной пандемией, это будет не завтра. Но определять, происходит ли развитие государства по правовому и демократическому пути, следует по тому, как оно относится к своим гражданам, находящимся в местах заключения, и к социально уязвимым. Две данные категории являются объективным мерилом государственной политики в целом, они демонстрируют, насколько реальны гарантии, предусмотренные конституцией страны. Жесткие условия содержания, невозможность получить своевременную профильную медицинскую помощь — все это имеет безусловные признаки пыток, вырабатывает в человеке агрессию или, напротив, апатию, и государство, осуществив функцию наказания, не выполняет другую, более важную, воспитательную. Отсюда столь часты рецидивы преступления. А мы ведь должны спасти человека для его семьи, для общества, для нашей с вами безопасности.

Даже жизнь в бараке не так угнетает людей, как преступное равнодушие к их судьбам. Был случай, когда человек предстал перед судом, не имея удостоверения личности. Не будучи документированным, он вышел из мест заключения. Документы не были восстановлены. Когда вернулся домой, по этой причине его не принимали на работу. Он не смог оформить свидетельство о рождении на своего ребенка. К сожалению, у нас в стране до сих пор есть граждане с паспортами советского образца, приезжие из соседних республик без документов, удостоверяющих личность. Конечно, одна из наших задач — помогать таким людям.

— Есть в целом сдвиги в ситуации с соблюдением в Казахстане прав человека?

— Безусловно. К примеру, теперь нет проблем со свободой перемещения, внедрение цифровизации позволило получать целый спектр государственных услуг, не выходя из дома. Другой положительный пример: гражданам в местах заключения начали предоставлять возможность общения по видеосвязи с родными и близкими, о чем раньше они и мечтать не могли, и что сейчас в период карантинных ограничений особенно ценно. Эта практика будет продолжена. Но в каждой стране, как и в нашей, в той или иной степени звучат критические заявления по поводу соблюдения политических прав граждан, свободы выражения мнений объединений, избираться и быть избранными...

Надо признать, что в сравнении с первыми годами независимости мы шагнули далеко вперед. У нас появилось много субъектов, которые защищают права человека не только на государственном уровне, но и по призванию, по зову души, считая это своей миссией. Я говорю о неправительственных организациях, передовом отряде гражданского общества.

Буквально на днях глава государства принял концептуальное решение о поэтапном переводе пенитенциарной медицинской службы из ведения МВД в Министерство здравоохранения. Лишение свободы не должно ограничивать человека в его правах на жизнь и здоровье, самых бесценных и неотъемлемых прав человека. Поэтому принципы гуманизма должны уверенно встраиваться в нашу жизнь, делая ее более предсказуемой, надежной и комфортной для всех и для каждого.

У «Комсомолки» в Казахстане появился свой канал в Telegram. Публикуем актуальные новости в течение 10 минут, беседуем со звездами эстрады и бизнес-аналитиками, говорим о курсе тенге каждый день.

Он не навязчивый. Новости приходят один раз в 20 минут. Вы будете в курсе всех важных событий.

Перейти на канал: https://t.me/kp_kz